Дикарь.

Список разделов Миры EVE-Online Там на неведомых дорожках

#1 Rinat-106 » 24.03.2019, 09:51

Дикарь.

Пролог.


Корис ван Эйкен, ученый-биолог, устало откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Возраст и нервное напряжение последней декады дают о себе знать, силы уже давно не те, даже энергетики уже не помогают сохранять высокий уровень производительности. По-хорошему, сейчас бы хоть немного отдохнуть, отвлечься от работы, но заказчик торопит, да и последняя серия опытов явно вышла на финишную прямую. Вот только результаты, как всегда, далеко не однозначны. Из последней партии дикарей, почти все уже мертвы, да и тем, что еще трепыхаются, осталось совсем немного. Всем… кроме одного. Вот тут уже есть над чем подумать, хотя и он не выживет, зато уже прорисовываются контуры следующих экспериментов. Но для того чтобы эти следующие эксперименты состоялись, заказчику надо предъявить хоть какие-то результаты, а их пока и нет. Положительных… так точно нет, даже некоторый прогресс с последним, самым многообещающим экземпляром, какой-то странный, совершенно не поддающийся систематизации и строить на его основе далекоидущие выводы совершенно преждевременно. Но ведь есть прогресс! Есть! Последний штамм, введенный подопытному, жив-здоров и даже начал какую-то работу с мозгом объекта, жаль только, что при этом он стремительно разрушает его физическое тело, уже начался некроз тканей и никакие медикаментозные средства помешать этому процессу не в силах. Можно было бы, конечно, воспользоваться медицинской капсулой, но тогда можно будет забыть о завершении этой серии экспериментов, на предыдущем подопытном этот путь уже испытали, тело восстановилось, а вот мозг превратился в какой-то кисель, теперь это, когда-то разумное, существо и «овощем-то» нельзя назвать, просто биомасса, которая даже дышать самостоятельно не может. Так что, медкапсула это невыход и заказчика вряд ли устроят такие результаты работы.
Ван Эйкен усмехнулся, он вспомнил, с чего началась вся эта эпопея. Двенадцать стандартных лет назад он имел неосторожность опубликовать на одном из специализированных форумов свою статью. Чисто теоретическую, без каких-либо выкладок, фактов или уточняющих деталей, сплошные размышления и фантазии немолодого уже ученого-биолога. Статья та носила несколько претензионное название – «О возможности развития псионических способностей у человекообразных. Пути достижения и решения.». В статье ван Эйкен размышлял, что воздействие на определённые участки мозга, специально «сконструированными» вирусами, способно спровоцировать зарождение и развитие тех самых псионических способностей. Сам ученый воспринимал свою статью как шутку, как «гимнастику для ума», вот только, нашлись разумные, которые не только ознакомились с его фантазиями, но и заинтересовались ими, а потом сделали предложение, от которого ван Эйкен не смог отказаться. Правда, сначала на него обрушилась целая лавина больших и маленьких неприятностей, постепенно переросших в огромные проблемы. Беспредметная травля в научно-исследовательском институте, где он работал, несчастный случай с женой и детьми, лечение и восстановление которых, после этого «несчастного случая», словно гигантский пылесос высосали из него, и так не великие, накопления, которые так и не помогли. Эмоциональное опустошение, после смерти самых близких людей, долги, кредиты… все это подкосило ученого, загнав его на самое дно общества. А потом, в один прекрасный день, когда он катался по полу в каком-то подвале, от мучающей его «ломки», к нему пришли и сразу предложили возглавить исследовательскую лабораторию. Само-собой, что ничего внятного ван Эйкен ответить сразу не смог, а его рычание и невнятное бормотание посетители восприняли как согласие. В результате, двое суток в новейшей медицинской капсуле, затем двухмесячный курс реабилитации и изучение обновлений Баз Знаний за последние пару лет. Ну, а когда ему наконец-то пояснили, чем его лаборатория должна заниматься, ученый пришел в ужас. Опыты над разумными – тут и астероидами не отделаешься, сразу на органы разберут и никакие кассации не помогут. Вот только в еще больший ужас вогнал его счет за оказанные ему услуги и требование, раз уж он отказывается от выполнения задокументированного, когда и где, черт его знает, контракта о немедленной оплате, или… или на органы. Новые работодатели ван Эйкена оказались далеко не филантропами и тягой к беспричинной благотворительности не страдали. В общем, поломавшись еще денек, чисто для вида, ван Эйкен дал свое согласие на работу, присовокупи к нему огромный список потребного для начала работ оборудования. Причем, ван Эйкен решил не мелочиться и затребовал все самое лучшее и самое современное, да еще и выбирал то, что подороже. К его великому удивлению, эго, явно завышенные, требования были удовлетворены в самые короткие сроки.
Тот день, когда ван Эйкен в первый раз переступил порог своей лаборатории и познакомился с пятеркой хмурых и неразговорчивых лаборантов, которые, как он предполагал, приставлены к нему не для того чтобы помогать, а для контроля и при необходимости… ликвидации, он запомнил на всю оставшуюся жизнь. И еще бы, ведь это был последний день, когда он видел солнце и дышал натуральным воздухом. С того дня, вот уже больше десяти стандартных лет, ван Эйкен не покидал стен лаборатории, находящейся глубоко под землей и когда-то бывшей каким-то бункером. Да что там говорить-то, он даже не знает на какой планете и в какой Системе он находится.
И потекли годы напряженной работы. Сначала чисто теоретической, потом разработка планов и хода экспериментов, а затем… первая группа подопытных – двадцать разумных, всех возрастов и пола, двадцать дикарей, похищенных с их родной планеты, ни слова не знающих и не понимающих на «общем». Именно последний факт в какой-то мере и примерил ван Эйкена с грустным фактом, что он, постепенно и незаметно для себя и окружающих, превратился в циничного ублюдка, садиста и извращенца.
Примерно раз в полгода, заказчик и работодатель в одном лице, снабжал лабораторию «материалом». И если с разумными подопытными все было более-менее ясно и понятно – дикари с самых разных отсталых Миров, то вот с штаммами вирусов все было очень сложно. Где и как заказчик добывал столь экзотические образцы, ван Эйкен не знал и понятия не имел, тем более, что половина из этих штаммов ему, ученому-биологу, защитившему пару ученых степеней по вирусологии, были вообще не знакомы. И вот, спустя долгих восемь лет экспериментальной работы, наметились, пока еще робкие, успехи, теперь есть с чем работать и, наконец-то, появилась возможность составлять более осмысленные и подробные планы экспериментов.
Корис ван Эйкен потянулся в своем кресле и совсем уже было собрался продолжить работу, когда прямо перед ним активировалась голографическая панель, вот только никакого изображения на ней так и не появилось, только абсолютно черное облако, от которого шел, измененный ИскИном, голос.
- Как у нас дела, док?
- Последняя партия «материала» практически исчерпала себя. В живых пока остается только одна особь. Но! Есть кое-какие подвижки. Если верить сканерам, последний предоставленный вами для опытов штамм целенаправленно начал воздействовать на мозг «объекта». Ментограмма показывает, что периодически у него начали активироваться «дремлющие» области. К сожалению, эта активация происходит совершенно спонтанно и, пока, не поддается прогнозированию, да и результаты этой активации мы, опять же, пока предсказать не можем.
- И как всегда есть свое «но»?
- Есть… как не быть, но мы нащупали путь, к чему он приведет и приведет ли вообще мы не знаем, зато теперь есть с чем работать!
- Док…
- Да-да. Проблема в том, что одновременно с активацией «дремлющих» участков мозга, мы наблюдаем стремительное разрушение физической оболочки объекта, необратимый некроз тканей. Медикаментозные средства неэффективны, а использование медкапсулы ведет к разрушению мозговой ткани. Для продолжения исследований нам нужны еще подопытные и штаммы за номерами 382-Б и 289-М. первый нужен для продолжения исследований по основному направлению, а второй для попытки стабилизации физического состояния. У нас есть небольшая доза штамма 289-М, и я планировал использовать ее на последнем объекте наших исследований. И еще, нам нужен генный инженер, ну или соответствующие Базы Знаний. В последнем случае исследования сильно замедлятся, потребуется время для их изучения.
- Хорошо, док, мы обдумаем ваше требование и думаю, что… пойдем вам на встречу. Но, нам нужны результаты, хоть какие-то результаты. Вложения уже превысили все разумные пределы, а отдачи никакой.
- Но… фундаментальные исследования…
- Док, не начинайте эту песню снова, все мы прекрасно знаем и понимаем, но… мы устали ждать. И еще, завтра курьер доставит вам новый штамм, поработайте с ним. Очень многообещающий экземпляр. И во еще что, постарайтесь, чтобы еще пару-тройку дней ваш последний объект был жив, в любом состоянии, главное, чтобы дышал – надо хоть что-то продемонстрировать нашим акционерам и ожидайте гостей. Все, док, работайте, не буду вас отвлекать. – голограмма погасла, а ван Эйкен только и смог, что выматериться. Это последнее пожелание заказчика, а по сути своей, прямой приказ, поработать с новым штаммом, ставило на всех, запланированных на сегодня, работах большой и жирный крест. Но, нет худа без добра, зато появилось время неплохо отдохнуть и привести свои мысли в порядок, да и открылась еще одна грань целей и смысла в проводимых исследованиях. Ван Эйкен усмехнулся. Ну вот скажите на милость, кому интересны результаты неудачных экспериментов, к тому же повлекших смерть или непоправимое увечье? Не знаете? А вот ван Эйкен прекрасно знает, очень хорошо знает, еще по той, старой жизни – производителям оружия и фармацевтическим корпорациям. Этот тандем никогда и нигде не упустит своей выгоды. Одни разрабатывают вирус, а вторые ищут от него панацею, а в итоге… многомиллиардные прибыли как для одних, так и для других. Ну, а там, где «киты» имеют миллиарды, кое-что достанется и скромному ученому-биологу. Тут главное не проколоться и… не зарваться.
На утро, прекрасно отдохнувший и впервые, за последнюю декаду, выспавшийся ван Эйкен, что-то весело напевающий, спустился на лабораторный этаж. Огромное помещение исследовательской лаборатории встретило его, как всегда, ярким светом и почти стерильной чистотой. Два десятка исследовательских «колб» стояли совершенно пустыми, только в одной, в специальном растворе плавало тело молодого парня, можно сказать, что еще подростка, человеческой расы, опутанное сотнями датчиков и десятками самых разных систем. Возле «колбы» в задумчивости стоял один из лаборантов и что-то просматривал на своем планшете.
- И как дела у нашего «пациента»? – улыбаясь поинтересовался экспериментатор.
- Судя по показаниям датчиков и ментограмме, за последние шесть часов его состояние стало еще хуже. Высшая нервная деятельность полностью оказалась угнетена, даже редких всплесков, как в последние дни, уже не наблюдается. Но мозг продолжает функционировать, по крайней мере основные рефлексы сохранились. Объект реагирует на боль, на резкое изменение освещенности, на температуру окружающей среды, но не более.
- Что с активировавшимися участками головного мозга?
- Ничего. Новый штамм пытается выстроить что-то отдаленно напоминающее нейросеть, но закрепление не происходит и проявившиеся цепочки разрушаются быстрее, чем возникают новые. Зато остановилось развитие некроза, вместо этого начали появляться открытые раны и повреждения внешнего слоя кожи, напоминающие по своим признакам ожоги.
- Пару дней еще протянет?
- Нет. По расчетам ИскИна еще несколько часов, не более.
- А вот это очень плохо. Я разговаривал с заказчиком, у него на этот образец есть кое-какие планы и будет очень недоволен. – тут взгляд ученого зацепился за стоящий на лабораторном столе спецконтейнер, предназначенный для хранения и транспортировки биологическиопасных структур. – Был курьер?
- Да, час назад нам доставили новый штамм. Если судить по сопроводительной спецификации, это что-то вроде боевого вируса с избирательным действием, но очень коротким сроком жизни в теле реципиента.
- Ну, чего-то подобного я и ожидал. Заказчик очень сильно рекомендовал испытать действие этого штамма на нашем последнем объекте. Подготовьте тут все, а я переоденусь и начнем.
Через час ван Эйкен стоял перед исследовательской «колбой» и с улыбочкой наблюдал как бьется в конвульсиях тело молоденького парнишки. Но интересовали его, в первую очередь, не они, а те метаморфозы, что происходили с телом парня. Буквально за несколько секунд все раны и повреждения организма исчезли, приборы фиксировали взрывную регенерацию. Даже появилась кое-какая активность мозга. Вот только так же быстро как все началось, так же быстро все и закончилось. Отказала часть внутренних органов, кожа подопытного покрылась паутиной кровоточащих трещин, в переплетении которой образовались глубокие язвы, через некоторые из которых легко просматривались чуть розовые кости скелета. Но что самое удивительное, «объект» все еще был жив…
А на следующий день лабораторный комплекс посетили «гости». Пять разумных, в скафандрах высшей биологической защиты. Они внимательно ознакомились с результатами исследований, полюбовались на единственного подопытного и… убыли. А ещё через пару часов ван Эйкен получил уведомление, что принято решение об увеличении финансирования его работ на тридцать процентов и переводе его самого и его лаборантов в другую лабораторию. Все оборудование должно быть подготовлено к перевозке через сорок часов, все записи, данные исследований, информация о подопытных и ходе экспериментов должны быть переданы курьеру, а все следы проводимых работ уничтожены. У ученого-садиста неприятно кольнуло под ложечкой, похолодело внутри и появилось стойкое чувство, что его списали…
Бежать! Бежать? Но как это сделать, уже с самого утра за ним по пятам ходит один из этих хмурых лаборантов, верных цепных псов своего хозяина. Не понимают, глупцы, что если списали его, Кориса ван Эйкена, то и они никому не нужны! Ну уж нет, так просто с ван Эйкиным не справиться, тем более, что о чем-то подобном ученый подозревал уже давно и готовился, тихо, медленно, но готовился. Вот и пришло время проверить, что он успел и на столько ли он умен, как о себе думает.
Раздав все необходимые распоряжения, ван Эйкен направился в свой кабинет, сопровождаемый одним из «лаборантов», который уже не скрываясь и не изображая из себя старательного помощника проследовал за ним.
- О, Марик, вы-то мне и нужны! – продолжал изображать из себя наивного ученого ван Эйкен. – У нас еще достаточно времени, пока ваши коллеги занимаются демонтажем оборудования, вы мне немного поможете. – с этими словами ученый открыл свой персональный сейф, содержимое которого, как он знал, уже давно не является секретом для его лаборантов и достал из него маленькую пластиковую коробочку. – Я уже стар, а увеличение финансирования и переезд в новую лабораторию, подразумевают под собой увеличение работ. Конечно, полную генную модификацию я пройти не успею, но запустить этот процесс и провести первые, самые сложные и тяжелые, сутки в медкапсуле теперь есть возможность. Вы же не откажете мне и запустите процесс? Тем более, что ваша квалификация вполне позволяет это сделать, так же как и проследить за всем процессом.
- Конечно, господин ван Эйкен, конечно. – усмехнулся лаборант, внимательно наблюдая за действиями биолога.
Корис ван Эйкен неспеша разделся и с кряхтением залез в медкапсулу. Устроившись поудобнее он кивнул своему помощнику. Крышка медицинской капсулы медленно закрылась, полностью изолируя своего пациента от всего внешнего Мира на тридцать два часа. А за стенкой, в соседнем помещении, один из медицинских дроидов сошел со своего места, протянул манипулятор к стоящему рядом лабораторному столу и резким движением сбросил на металлопластиковый пол неприметную мензурку с какой-то ядовито-фиолетовой жидкостью.
Точно по заложенной программе, ровно через тридцать два часа крышка медицинской капсулы начала открываться, являя Свету и Миру улыбающуюся физиономию Кориса ван Эйкена.
Кажется, что прошло не так уж и много времени, что такое несколько десятков часов даже в жизни человека… иногда, это непозволительно много, а иногда, до смешного мало. Усевшись в медкапсуле, биолог осмотрелся по сторонам. Когда-то абсолютно стерильное помещение разительно изменилось. Нежно-розовый цвет его стен сменился на ядовито-фиолетовый, вместо идеально гладких пластиковых панелей, теперь они представляли собой нечто совершенно невообразимое, больше всего напоминающее огромное поле, засеянное мелкими фиолетовыми кристаллами, свисающими даже с потолка неприятной и неопрятной бахромой.
Перегнувшись через борт капсулы, биолог с трудом дотянулся до маленького шкафчика, откуда достал неприметный серый комбинезон, в котором любой профессионал без труда бы узнал излюбленную всеми, кто живет не на планетах, а на борту космических станций, кораблей и судов, модель «Гарух-9м». Легкий, очень технологичный и… гарантирующий шесть часов вполне комфортного пребывания даже в условиях открытого космоса.
Оказалось, что обрядиться в этот комбинезон, находясь в медкапсуле, не так уж и просто, но все же, через каких-то полчаса ван Эйкен смог это сделать. Проверив герметичность, он легко выпрыгнул из капсулы и тут же скривился, динамики передали громкий хруст мелких кристалликов под его ногами.
- Никогда не обижайте и не угрожайте биологу, если у него есть время и возможности ответить вам. – усмехнувшись сказал ван Эйкен, разглядывая то, во что превратилось тело его «лаборанта» Марика, эту неприятно выглядевшую лужу мерзкой слизи, пожирающей остатки костей.
Еще около часа бывший руководитель лаборатории ходил по помещениям, собирая так необходимое ему в будущем оборудование, образцы и расходники. И везде наблюдалась одна и та же картина, ядовито-фиолетовые стены, потолок, пол, россыпи мелких кристаллов и неопрятная бахрома, прямо на глазах превращающаяся в друзы все тех же кристаллов. И наконец-то ноги принесли его в помещение исследовательской лаборатории, где он планировал поживиться парой десятков, не самых лучших, но все же достаточно дорогих нейросетей и имплантов. Это здесь, на планетах Империи они малоценны, а вот во Фронтире, или на Окраинных Мирах, их можно очень выгодно продать…
Сделав все свои дела, уже совсем было собравшись уходить, ван Эйкен резко остановился и развернувшись направился к единственной занятой исследовательской «колбе». Подошел, провел перчаткой по тонкому слою кристаллов и замер в недоумении. На него, сквозь специальный стеклопластик смотрели лишенные даже следа разума человеческие глаза ярко-зеленого цвета.
- Надо же, выжил… А ведь это и к лучшему… На какое-то время это отвлечёт тех, кто явится сюда для разбирательства, а возможно и доставит массу неприятностей моим бывши работодателям.
Несколько манипуляций, пара активированных сенсоров, десять минут и на полу «колбы» лежит бесчувственное тело дикаря.
- Ха-ха, и еще одна маленькая гадость… - улыбаясь проговорил биолог, беря в руки инъектор и прижимая его к артерии паренька. – Чем больше непоняток, тем лучше. – после чего взвалил истощенное тело на гравитационную платформу и отправился к входному шлюзу.
Rinat-106 M
Автор темы
Аватара
Возраст: 47
Репутация: 6774 (+6781/−7)
Лояльность: 35 (+40/−5)
Сообщения: 607
Темы: 11
Зарегистрирован: 03.11.2013
С нами: 5 лет 5 месяцев

Sponsor

Sponsor
 


#2 Rinat-106 » 24.03.2019, 09:52

1 глава.

Кое как оторвав, присохшие за ночь к постели, пропитавшиеся кровью и сукровицей бинты, я с трудом дотянулся до телефона и нажал кнопку громкой связи.
- Максим, это Колычев. Я еду к тебе, буду примерно через час. Никуда не уходи.
- Хорошо, жду вас, Константин Матвеевич. – сказал я и криво усмехнулся. «Никуда не уходи» - смешно, если учесть, что большую часть своей жизни я провел в инвалидном кресле, а последние пару недель со мной вообще творится черт знает что, я встать-то с постели могу с трудом. «Не уходи», мне бы до ванной доползти, за бинты размочит, а потом еще успеть перевязаться, хотя бы руки и шею, остальное можно и под одеждой скрыть. Хотя… если Колычев все бросил и направляется ко мне, значит Екатерина Сергеевна ему что-то рассказала… Вопрос, что именно?
К появлению Колычева, старого друга моего отца, да и вообще, «друга семьи», взявшего на себя все заботы и проблемы с ребенком-инвалидом, после гибели моих родителей, я успел привести себя в относительный порядок. Хотя, жизнь заставила меня стать немного циником… Не такой уж Колычев и бессребреник, в конце концов, именно он сейчас руководит всем бизнесом моего погибшего родителя и по слухам, очень неплохо руководит, да и обо мне не забывает, не то чтобы я как сыр в масле катаюсь, но и особых проблем и ограничений не испытываю… не испытывал, до недавнего времени.
Ах да, позвольте представиться, Колчак Максим Альбертович. Да-да, вот такое вот «древнерусское» имя было у моего отца, да и к Белому Адмиралу и известному исследователю я никакого отношения не имею, однофамилец, так сказать, хотя и натерпелся я в детстве из-за своей фамилии немало, не раз приходилось и кулаки в ход пускать. Двадцати трех лет от роду, из этих прожитых лет, уже восемь лет как прикован к инвалидному креслу. Причина банальна – ДТП, родители погибли, а я «легко отделался» перелом позвоночника и все, что ниже пояса стало, как бы и не моим, вот так вот в пятнадцать лет я превратился в круглого сироту и инвалида. Не знаю уж, чего это стоило Константину Матвеечу, но он как-то умудрился оформить на меня опеку, хотя если верить друзьям отца, желающих на его место было более чем достаточно, да и с тем ДТП, говорят, тоже не все так чисто. Еще бы, груженый бетонными блоками спецвоз, на полном ходу протаранил отцовскую машину. Если верить экспертизе, то вроде как у водителя спецвоза сердечко встало, ага, у двадцати пяти летнего молодого парня, ну-ну. Вот так вот и стал я в свои неполные пятнадцать лет наследником довольно прибыльного бизнеса, двухэтажного коттеджа в районе элитной застройки и счастливым обладателем кресла-каталки, а вместе с этим и закончилась моя «золотая» юность. Но спасибо друзьям родителей, не бросили, помогли выбраться из того омута отчаяния и безнадеги, в который я ухнул, когда очнулся от наркоза и узнал, что всё, ходить я уже никогда не буду. Ладно, хватит о грустном, вон, уже ворота открываются, Колычев прибыл и сейчас мне начнут промывать мозги, утверждая, что жизнь далеко еще не закончилась, что все у меня впереди и я не только буду ходить, но даже еще и бегать, дескать, вон в Германии уже разрабатывают какие-то супер-пупер протезы, совсем не отличимые от настоящих ног. Будет он мне это все рассказывать, а сам глаза прятать…
Колычев зашел в дом, словно авианосец в гавань, нет, словно айсберг. Высокий, массивный, я бы даже сказал огромны, и хмурый. Окинул меня каким-то напряженным взглядом и не говоря ни здрасти, ни до свидания, бухнулся, на жалобно скрипнувший под его могучим еще телом, стул.
- Рассказывай, Максим…
- Что рассказывать, Константин Матвеич? Какие у меня могут быть новости? Сессию вот сдал, на пятый курс перешел, так что, можете через годик подыскивать мне работу в бухгалтерии, все как вы и хотели. Это вы лучше рассказывайте, что новенького, куда на этот раз мотались, и что вас так нервирует?
- Ладно, спрошу по другому. Как ты объяснишь вот это? – на стол упал полиэтиленовый пакет, в котором что-то глухо зазвенело. Я высыпал его содержимое на столешницу.
- Шприцы. Ну и что?
- Коля, мой водитель, говорит, что это «ханка»…
- Идиот он, этот ваш Коля. Ханка за километр ацетоном воняет. Он бы еще сказал, что это «крокодил». Кофеин это и деклофенат, ну и еще всякое-разное. Вы что, Константин Матвеич, думаете, что я на иглу подсел? Так у меня нижняя голова не работает, а не верхняя. – зло сказал я.
- Хорошо. А как ты объяснишь вот это? – на стол упал очередной пакет с чем-то мягким и легким. А вот тут я растерялся. После того как я вытряхнул на столешницу содержимое пакета, то мне даже слегка поплохело, на столе лежала одна из моих простыней, вся в крови… - Макс, что это?! Ты что, кого-то убил и расчленил?
- Ага, а потом еще и съел. Это моя кровь… - глухо, как из погреба услыхал я свой голос. – Моя…
- Вот поэтому я и говорю, рассказывай!
- Вы уверены, что вы хотите это знать?
- Уверен, я слово твоим родителям дал, что если с ними что случится, то тебя не оставлю и помогу, всем чем смогу. А я свое слово всегда держу, тем более, что я твоему отцу жизнью обязан!
Вместо того, чтобы что-то говорить, я начал медленно снимать, недавно намотанные, бинты. Сначала с шеи, потом с рук, а затем снял и рубашку. Глаза Колычева налились кровью, со скрипом сжались огромные кулаки, а из его горла послышался какой-то хриплый рык.
- Кто?! Кто посмел?! Чего они хотели?! Почему молчал?! Почему не сказал, не позвонил?! Удавлю гнид, собственные кишки жрать заставлю!
- Успокойтесь, Константин Матвеич, вам их не достать…
- Ты знаешь кто я, ты знаешь, чем я занимаюсь и чем занимался твоя отец?!
- Догадываюсь.
- Догадывается он! Да я этот вшивый городишко за полчаса на уши поставлю!
- Верю. Город вы наш на уши поставите. А зачем? Что это изменит? Я же говорю, до НИХ вы не доберетесь…
- Я ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ!
- Да зачем оно вам надо?! Потерпите еще пару недель, или все наладится, или… мое завещание у нотариуса, копия в отцовском сейфе, код вы знаете. – из могучего мужика как будто воздух выпустили.
- Максим, неужели все на столько далеко зашло? Ты лучше расскажи, вместе что-нибудь придумаем… денег дадим, сколько захотят, или решим эту проблему более кардинально… ты ведь знаешь, нет человека – нет проблемы.
- Человека? – я невесело усмехнулся и катнул по столу, к Колычеву, трубку телефона. – Звоните, Константин Матвеич, звоните.
- Кому? Куда? – непонимающе вертел в огромных ручищах сотовый Колычев.
- В психушку. Вы ведь хотите чтобы я вам ВСЁ рассказал, ну так сначала позвоните и вызовите бригаду, потому как вы мне все равно не поверите, а так хоть долго ждать не придется.
- Это я уже сам буду решать, верить тебе или нет, и если нет, то что делать дальше. – твердо сказал Колычев. – Рассказывай, всё рассказывай, со всеми подробностями, именами, явками и фамилиями, и с самого начала. – попытался неуклюже пошутить мой собеседник.
- С самого начала… - задумчиво протянул я. – Константин Матвеич, вы помните, месяца через три, после то как меня выписали из больницы, вы взяли меня на рыбалку? Я отказывался, но вы настояли… Я понимаю, смена обстановки, отрешиться от проблем и воспоминаний и все такое… поверьте, я безгранично вам благодарен за ту поездку, ведь именно тогда все и началось, точнее, именно той ночью, в убогой избушке, в заброшенной деревне… Не знаю, может быть это я не такой как все, может быть место там было какое-то особенное, но той ночью я… ощутил свои ноги и снова смог ходить. – тут я уловил взгляд Колычева, взгляд все понимающий и жалостливый, поэтому и не смог удержаться, - Что, Константин Матвеич, еще нет желания позвонить в психушку, а то, судя по выражению вашего лица, уже пора?
- Нет, желания позвонить нету, а вот послушать дальше…
- Ну, тогда слушайте… Вот с той самой ночи я и начал ходить и даже бегать, более того, где-то через месяц один древний старик занялся моим обучением. Ничего особенного, учил распознавать всякие травки, рассказывал какая от какой хвори помогает, потом занялся моим «воспитанием», как он любил повторять, - Каждый мужчина в первую очередь защитник и воин, а потом уже все остальное.
- Правильный старикан, верные слова говорил. Я бы не отказался с ним пообщаться. – подбадривающе заметил Колычев.
- Нет, не получится – убили его. Жестоко убили, а потом еще и над трупом надругались, он хоть и старый был, а смог нескольких ворогов задавить, да на рогатину поднять…
- Максим, ты о чем таком говоришь-то?! На какую рогатину?!
- На ту, с которой на гракха ходят, это что-то вроде нашего медведя, только лап у него не четыре, а шесть, да и размерчиком он раза этак в полтора побольше гризли будет. Что, пора звонить?
- Нет, не пора. – заскрипел зубами мой собеседник.
- Ну и правильно, не сумасшедший я… просто, во сне я живу совсем другой жизнью, вот уже восьмой год живу. Живу жизнью молодого пацана, на пять лет младше меня, живу в каком-то другом Мире. Нет, не в прошлом, а совсем в другом. Солнце там больше, а ночью на небе две луны. Воюют там мечами да луками, причем все и со всеми, там любой незнакомец не просто чужак, он там – враг, несущий беду и смерть.
- Ты хочешь сказать, что тебя… там, во сне пытают?
- Нет, не пытают… проводят какие-то исследования. Проблема в том, что раньше, я отчетливо чувствовал Сознание того паренька, в которого я вселяюсь, а вот уже вторую неделю… его нет. Он ушел, понимаете, Константин Матвеич, он устал терпеть и бороться и просто ушел, оставив мне свое тело и… я боюсь, что в следующий раз, когда засну, я уже не смогу вернуться назад, с каждым разом это делать все труднее и труднее.
- Поэтому кофеин?
- Да, но сегодня ночью уже и он не помог, и вот результат, вчера вечером этих вот разрезов не было, а сегодня я весь как будто в стальной и очень острой паутине запутался.
- Подожди, ты говорил там средневековье, наверное всякие там эльфы, гномы, маги, так откуда там взялись эти «исследователи-вивисекторы»?
- Нет, никаких эльфов, гномов, магии и прочей дребедени. Самые обычные люди, со своими проблемами и заботами, а вот на счёт исследователей-вивисекторов… не местные они, пришельцы, да и я… э-э-э, прошу прощения, то тело, давно уже вывезли с родной планеты. Сейчас оно плавает в какой-то гадости в огромной колбе, все опутанное датчиками, проводами и какими-то трубками и похоже, что над ним проводят какие-то опыты, колют всякой дрянью и наблюдают к чему это ведет. Пришельцы вывезли всю деревню, почти пять десятков человек, мужчин, женщин, стариков… детей. Все уже мертвы, я видел, как их тела достают из точно таких же «колб» и словно какой-то мусор, бросают на парящую над полом платформу и куда-то увозят. Сейчас там остался только я, я один и скорее всего только потому, что иногда замещаю сознание того паренька.
- Но ведь, ты замещаешь его Сознание, а не тело, откуда у тебя-то все эти раны, ожоги и язвы?!
- Не знаю, но чем дальше, тем больше мне передается, мне настоящему, все то, что испытываю я там… И чем сильнее мои эмоции, тем сильнее и лучше я все чувствую. Так что, если вдруг, вы узнаете, что я тихо скончался во сне, то сильно не расстраивайтесь, это значит, что я просто не смог вернуться назад, не хватило сил, энергии, маны... называйте это как хотите. И что, рады вы, что узнали все это? Вижу, что не очень…
- Максим, а они что, ну, эти инопланетяне, или иномиряне, все на русском говорят, или на английском? Как ты с ними все эти годы общался? – задал, как ему казалось, каверзный вопрос Колычев.
- Нет, они говорят на своем языке, ни одного более-менее знакомого слова я там не слышал. Просто, когда я вселяюсь в то тело, мне становится доступна вся память того парня, подозреваю, что и ему моя… была доступна.
- С чего ты это взял?
- Просто… некоторые его поделки никак не могли появиться самостоятельно в том Мире. Например, это вот кресло, - я хлопнул по подлокотнику своей инвалидной коляски, - в деревне был один сильно пораненный воин, ноги ему чуть выше колен отрубили, так Кшал, так того парня зовут, смастерил что-то вроде этой каталки, даже складной ее сделал. Или детские свистульки, которые научил меня делать отец, в виде птички. Там птиц нет, вместо них какие-то летающие ящерицы, бывает, даже очень крупные, с земного варана.
- Так… собирайся, поедешь со мной, поживешь у меня.
- Нет.
- Что значит нет?!
- Не поеду. Вы представьте, какие у вас будут проблемы, если я не проснусь, а врачи и полицаи увидят меня в таком вот состоянии… хрен оправдаетесь, Константин Матвеич. И у меня вы не останетесь, по той же самой причине. – поспешил я добавить. – Вам что, так хочется получить обвинение в издевательствах над калекой? Ведь даже повода для моего убийства искать не надо – родительский бизнес. – Колычев опять заскрипел зубами и чуть успокоившись сказал.
- Максимка, то того, держись, я всех на уши поставлю, но что-нибудь придумаю. Ну, экстрасенсы там какие, или гипнотизеры, врачей припашу…
- Хорошо, Константин Матвеич, буду держаться сколько хватит сил… - вымученно улыбнулся я. – Но сами понимаете… - указал я на многочисленные раны и язвы.
Поверил ли мне Матвеич? Не знаю, может быть да, а может быть и нет, но он бы не был бы тем самым Колычевым, которого я знаю, если бы не оставил за собой последнее слово. Он куда-то позвонил и через полчаса в мой дом ввалился его водитель, не тот, что «Коля», а другой, этого я знаю, мой тезка – Максим, хотя для меня Максим Николаевич, потому как был не на много младше самого Матвеича, и приволок два огромных баула. В одном как всегда были продукты, ящик пива и всякое-разное, по мелочам, а во втором несколько комплектов нового постельного белья и целый пакет разной медицины. В основном бинты, обезболивающие и антисептики. Ловко и достаточно уверено, Колычев на пару с Максимом меня перевязали, не забыв обработать все раны и как-то скомкано попрощавшись уехали. Не знаю, каким уж, шестым, седьмым или десятым чувством Колычев почувствовал, что я хочу остаться один, но задерживаться и расспрашивать он меня не стал. Вот только через час, напротив моего дома появился тонированный микроавтобус, который так и простоял до самой ночи. А для меня день только начался.
Примерно, где-то до обеда все было как обычно. Посидел в Сети, пообщался с немногочисленными друзьями и знакомыми, на одном из форумов немножко пофлиртовал с симпатичной девчонкой, а потом на меня, внезапно, навалилась какая-то тяжесть, буквально вдавливая меня в кресло, все тело пронзила резкая боль, как будто кто-то выдернул из меня что-то, по всему телу пробежала цепочка аналогичных ощущений, а потом резкая боль в области артерии и я потерял сознание.
Rinat-106 M
Автор темы
Аватара
Возраст: 47
Репутация: 6774 (+6781/−7)
Лояльность: 35 (+40/−5)
Сообщения: 607
Темы: 11
Зарегистрирован: 03.11.2013
С нами: 5 лет 5 месяцев

#3 Swestep » 24.03.2019, 11:37

Это как праздник! Спасибо!
Swestep
Репутация: 177 (+178/−1)
Лояльность: 296 (+298/−2)
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 02.12.2017
С нами: 1 год 4 месяца

#4 rothmans » 24.03.2019, 13:48

Ринат, начало трэш :toothless:
rothmans
Репутация: 2393 (+2407/−14)
Лояльность: 103 (+103/−0)
Сообщения: 595
Зарегистрирован: 14.05.2015
С нами: 3 года 11 месяцев

#5 Kr0nG » 24.03.2019, 14:57

Swestep писал(а):Это как праздник! Спасибо!
не, не - праздник продолжается!
rothmans писал(а):Ринат, начало трэш
Не стреляйте в пианиста... как говорил когда-то мой знакомый врач - "Вскрытие покажет"
Kr0nG
Репутация: 580 (+594/−14)
Лояльность: 131 (+132/−1)
Сообщения: 333
Зарегистрирован: 27.06.2015
С нами: 3 года 9 месяцев

#6 Reks 3331 » 24.03.2019, 15:50

Спасибо большое Ринат, ура, живём!!!
Reks 3331
Репутация: 111 (+111/−0)
Лояльность: 9 (+9/−0)
Сообщения: 76
Зарегистрирован: 07.08.2016
С нами: 2 года 8 месяцев

#7 Dr_SERGY1987 » 24.03.2019, 16:36

Ура. Новая история!!!
Dr_SERGY1987
Репутация: 373 (+379/−6)
Лояльность: 47 (+47/−0)
Сообщения: 248
Зарегистрирован: 08.11.2013
С нами: 5 лет 5 месяцев

#8 Yugri » 24.03.2019, 17:20

уряяяяяя
Yugri
Репутация: 153 (+157/−4)
Лояльность: 19 (+19/−0)
Сообщения: 133
Зарегистрирован: 21.01.2018
С нами: 1 год 2 месяца

#9 Anji01 » 25.03.2019, 07:23

Спасибо, нравится!
Anji01
Аватара
Репутация: 71 (+71/−0)
Лояльность: 84 (+88/−4)
Сообщения: 65
Зарегистрирован: 16.06.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#10 Sundy » 25.03.2019, 09:18

Присоединяюсь к всеобщим восторгам, по поводу нового произведения Мастера!
Sundy M
Возраст: 60
Откуда: Собянинск
Репутация: 336 (+337/−1)
Лояльность: 763 (+770/−7)
Сообщения: 269
Зарегистрирован: 23.12.2014
С нами: 4 года 3 месяца

Sponsor

Sponsor
 


#11 tigreri » 25.03.2019, 09:38

Спасибо. Начало хорошо залегендировано. Будем ждать дальнейшего развития событий. :beer: :beer:
tigreri M
Аватара
Возраст: 39
Откуда: Кирово-Чепецк
Репутация: 173 (+175/−2)
Лояльность: 61 (+61/−0)
Сообщения: 103
Зарегистрирован: 14.02.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#12 Grevon » 27.03.2019, 15:06

Ура автор продолжил писать
Grevon M
Репутация: 567 (+577/−10)
Лояльность: 377 (+401/−24)
Сообщения: 506
Зарегистрирован: 14.06.2013
С нами: 5 лет 10 месяцев

#13 lerner » 27.03.2019, 16:32

Интересный концепт - синхронизированное сознание двух личностей, да еще и в разных мирах, что-то типа сетевого соединения двух компьютеров.
Допустим, что они поддерживают уровень границы примерноо равным напряжением ментальной энергии и по очереди продвигаються на чужую территорию в момент ослабления такого напряжения - сон, потеря сознания и прочее. Тогда, если предположить, что это как два сообщающихся сосуда по своего рода сетям ментальной связи, то личность (душа, аура) ГГ может быть утянута на освободившееся место полностью или частично, но тогда его собственное тело может умереть.

Ну или его душа подхватит в такой момент какие то чужие свойства, которые отсутствуют в его земном воплощении, допустим некий доступ в "настройкам" в управлении телом - к регенерации тела или еще каким-то и он сможет восстановится . Просто представьте, что вам во сне открылось меню "Настройки" с характерной шестеренкой и вы там смотрите множество пунктов настройки, где в чекбоксе "срок жизни" - "по умолчанию" или что-то подобное, но под уголком открыто меню выбора "250 лет", 500 лет" и т.п.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Репутация: 437 (+535/−98)
Лояльность: 1 (+6/−5)
Сообщения: 1159
Темы: 2
Зарегистрирован: 24.11.2013
С нами: 5 лет 4 месяца

#14 Игорь » 29.03.2019, 19:19

Ринат, всегда считал и, продолжаю считать, вас одним из лучших! Спасибо!
Игорь M
Аватара
Возраст: 57
Откуда: CCCР
Репутация: 118 (+119/−1)
Лояльность: 191 (+206/−15)
Сообщения: 97
Темы: 1
Зарегистрирован: 22.10.2013
С нами: 5 лет 5 месяцев

#15 yuryolga » 29.03.2019, 20:43

О! Что-то новенькое :ce2:
yuryolga M
Аватара
Откуда: СССР
Репутация: 491 (+492/−1)
Лояльность: 2034 (+2035/−1)
Сообщения: 168
Зарегистрирован: 28.01.2017
С нами: 2 года 2 месяца

#16 Rinat-106 » 31.03.2019, 16:07

2 глава.

Патрульный флайер Специального Отдела Контроля за экологической безопасностью полицейского департамента медленно кружил над странной аномалией, появившейся в самом сердце девственных лесов планеты. Леса планеты Тайка, являются ее гордостью, самым ценным достоянием и ее… проклятием. Эндемики, произрастающие здесь и идеально сбалансированный климат, превратили планету в заповедник, особо охраняемый целым флотом Содружества и сразу тремя Боевыми Станциями. Пожалуй, в Содружестве нет такого разумного, кто ничего не слышал бы об этой планете и уж точно нет такого, кто слышал бы и не мечтал на ней побывать, но для простых обывателей, да и для не простых, тоже, это так и останется навсегда несбывшейся мечтой. В сети галанета об этой планете ходит много, очень много слухов, некоторые из них не лишены смысла, а некоторые звучат как откровенный бред сумасшедшего. Еще около тысячи лет назад, когда одна из картографических экспедиций, еще только нашла эту планету, на нее ринулись толпы желающих ее колонизировать, вот только продлилась эта вакханалия совсем недолго. Первыми забили тревогу ученые из Империи Аграф. Эти остроухие любители всего живого никак не смогли обойти Тайку своим вниманием и уже первые же результаты их исследований поставили все Содружество на уши. Уже через восемь лет после начала колонизации было созвано, все теми же аграфами, экстренное заседание Парламента Содружества, на котором и было принято решение о превращении планеты в заповедник. Всех колонистов в срочном порядке вывезли, в Систему пригнали Объединенный Флот Содружества, а аграфы приволокли три своих Боевых Станции. И с тех пор на планете едва ли наберется пара тысяч населения, да и то, в основном это служащие Спецотдела Нарийской Империи, в пространстве которой она и находится. Ну и незначительную часть населения планеты составляют пара-тройка, постоянно действующих, научных экспедиций, одна из которых аграфская, а остальные периодически меняются. А все дело в том, что представители местной флоры, как-то странно влияют на организм млекопитающих, как некоторые шутят, сама атмосфера на этой планете – идеальный антисептик, а вода, по истине – живая. Никто уже и не упомнит, сколько сотен, если не тысяч научных открытий в медицине и биологии вышли из стен стерильных лабораторий этой планеты, но все прекрасно знают и понимают, что ученые еще даже не сняли и сотой доли этих «сливок». В общем, планета эта уникальна, что признают все, а поэтому любое изменение ее биоценоза признано за тягчайшее правонарушение всеми государствами, входящими в Содружество Свободных Миров и любая попытка нарушить естественный ход развития планеты карается быстро и беспощадно. К сожалению, всегда найдутся разумные, считающие, что они самые умные, что им можно чуть-чуть больше чем всем остальным, поэтому и охранный флот не сидит без дела, периодически отлавливая и уничтожая корабли браконьеров, регулярно пытающихся вывезти с планеты ее главное достояние – флору, а бывает и просто каких-нибудь толстосумов, считающих, что уж им-то можно… потому как очень хочется, очень хочется, чтобы организм обновился. Ан нет, нельзя! Так что, если уж за сломанную, на Тайке, ветку, или сорванный цветок, отправляют на астероидные шахты, то, что уж сделают с разумным, или разумными, испоганившими несколько гектаров девственных лесов и представить себе страшно.
Поэтому можете себе представить, в какой панике сейчас пребывал старший патруля, наблюдая, как на его подотчётной территории медленно разрастается пятно какой-то слизи, пожирающей все подряд. В штаб департамента уже ушло экстренное сообщение, точно такое же сообщение ушло и в штаб флота, и на Станции аграфов, и, конечно же, на три действующие сейчас научно-исследовательские базы.
Накатка Лаир пребывал в панике, ведь не надо быть гением, чтобы понять, кого сделают крайним в этом происшествии, и кто будет за это отвечать, поэтому он не обращал абсолютно никакого внимания, на тревожно помигивающий сигнал, идущий с одного из узкоспециализированных сканеров это, был сканер биологической активности, практически бесполезный, да и ненужный на этой планете, потому как никаких живых существ, крупнее бактерии или простейших, на это планете нет и это еще одна ее особенность. Тайка – это Мир растительности и микроорганизмов, даже в морях и океанах, ничего крупнее элементарных простейших за все это время так и не нашли.
Из панического ступора Накатку вывел рычаще-шипящий голос, раздавшийся от системы связи флайера.
- Доклад! Немедленный доклад, ты ошибка Матери Природы! – с экрана связи на Накатку смотрело взбешённое лицо аграфа – командующего Объединенным флотом. Кое-как взяв себя в руки, заикаясь и периодически закатывая глаза, патрульный начал доклад.
- Лэр командор, во время патрульного облета вверенной мне территории была обнаружена аномалия… Вещество органического происхождения, - сверившись с показаниями сканера, говорил полицейский, - предположительно, с восьмидесяти трехпроцентной вероятностью, колония неизвестных бактерий, стремительно размножаясь, пожирает биоресурсы. Геологический сейсмосканер фиксирует на глубине более четырехсот метров, от уровня моря, пустоты, с вероятностью в семьдесят два процента, искусственного происхождения. Спектральный анализ показывает, что в этих пустотах имеются следы пластиков и металлов. – и почти простонав, от удовольствия и вспыхнувшей надежды, добавил, - Присутствуют остаточные следы многочисленных… приземлений в данном месте неизвестных космических кораблей, предположительно, малого или сверхмалого класса. – но тут его взгляд упал на биосканер и надежда начала испаряться, - В полутора километрах от аномалии фиксирую наличии биологического объекта, с вероятностью в девяносто восемь процентов, животного происхождения, теплокровного. Объект неподвижен…
- Продолжать наблюдения за аномалией. На биообъект дашь маяк десантному наряду и ожидай прибытие научной и следственной группы. – скороговоркой проговорил бледный аграф. И ему было от чего бледнеть, на планету не раз и не два совершали посадку неизвестные корабли, а он об этом ни сном, ни духом… И ведь не просто садились и взлетали, а еще и вели какие-то строительные работы и все это прямо под носом у флота, Боевых Станций и целого спецподразделения полицейского департамента Содружества. Тут одной отставкой не отделаешься, как бы не отправиться обживать рудники на астероидах, да не в одиночку, а со всем личным составом флота и Станций, и полицейскими в придачу. Совет Великих Домов Империи Аграф ему точно, такого залета, не простят, никому не простят. Если только это… если это не операция спецслужб Империи, имеющей своей целью отжать у Нарийской Империи эту планету и всю Систему. Если это так, то есть все шансы и до рудников не добраться…
Предчувствия надвигающихся неприятностей командора не подвели. Вот только причиной этих самых неприятностей стало не появление необычной аномалии на заповедной планете и даже не то, что с этой самой планеты спокойно взлетают космолеты, хотя именно для пресечения таких вот событий он и был направлен в эту Систему империей аграф. Нет, причиной обрушившихся на командора неприятностей стал тот самый разумный, обнаруженный патрульными полицейскими. Командору вменили в вину то, что он не предпринял ровным счетом никаких действий, чтобы этот найденыш был доставлен в Империю, а совершенно спокойно передал его представителям СБ Нарийской Империи. Люди оказались куда более прозорливее, чем представитель древнего аграфского Рода и сразу после своего появления наложили на неизвестного свои руки, после чего и командор, и Империя Аграф, да и все остальные Империи, Королевства, Республики и прочие государственные образования Содружества потеряли его из виду, а спустя каких-то пять лет и вообще забыли, потому как у них появились куда более важные дела и проблемы. Когда с лица Вселенной исчезают целые государства, когда цветущие Системы превращаются в совершенно безжизненные, когда гибнут десятки миллиардов… разве есть кому-то дело до одного-единственного разумного, упакованного в криокапсулу и отправленного представителями СБ, уже исчезнувшего государства, куда-то в неизвестность.
Капитан Жорес ван Хибар, представитель Службы Безопасности Нарийской Империи в заповедной Системе Тайка, довольно щурился. Причина его приподнятого настроения была вполне очевидна – в кои то веки ему удалось утереть нос этим ушастым выскочкам и увести у них, прямо из-под носа важнейшую улику, связанную с недавним происшествием на заповедной планете. Да, Нарийская Империя слишком мала и слаба, чтобы противостоять Империи Аграф, но, в конце концов, Тайка принадлежит нарийцам на вполне законных основаниях, и они могут делать в Системе и на планете все что пожелают и совсем не должны спрашивать на это разрешения у каких-то там аграфов. Ничего, скоро, очень скоро придет расшифровка памяти этого человека и, капитан просто уверен, что в происшествии на планете не обошлось без острых ушей этих снобов. А вот когда все необходимые доказательства будут у капитана на руках, вот тогда-то и можно будет прищемить чей-то высоко задранный нос. И само-собой, что начальство не оставит без внимания человека, который смог обеспечить Имперскую СБ такими убойными доказательствами. В своих мечтах капитан уже видел себе с нашивками генерала, а может быть, чем Великая Пустота не шутит, и начальником ИСБ. Именно эти мечты и вызывали на лице капитана умиротворенную улыбку и чувство полной расслабленности. Скоро, уже совсем скоро все подлые делишки этих ушастых выскочек станут достоянием Империи и его, капитана, да нет, какого демона, генерала Жореса ван Хибар.
От столь приятных мыслей капитана отвлек стук в дверь, выделенной ему на корабле, каюты.
- Войдите. – в предвкушении сказал ван Хибар и активировал замок на двери.
В каюту скользнула ладная женская фигурка, затянутая в медицинский комбинезон. Ван Хибар окинул ее плотоядным взглядом и с трудом сосредочившись, властно приказал.
- Докладывайте, лейтенант.
- Лэр капитан… - замялась медик, - Выполнить ваше распоряжение не представляется возможным, лэр капитан. – собравшись с духом, отрапортовала лейтенант.
- Что значит «не представляется возможным»? Вы что, разучились работать с ментоскопом?! А может быть вы не знаете как подключиться к нейросети?!
- Никак нет, лэр капитан, не разучилась и знаю.
- Так в чем дело, лейтенант?!
- Есть несколько проблем, лэр капитан, о которых я пришла вам доложить. Во-первых, у этого разумного нет нейросети и никогда не было. Во-вторых, в его крови обнаружены арварские маркеры…
- Что? Он раб?
- А вот в этом у меня очень большие сомнения… Маркеры обнаружены только в крови и если судить по скорости их внедрения в ткани пациента, ввели их ему от шести до тридцати часов назад. Но и это еще не все, дело в том, что маркеры эти, медленно, но уничтожаются иммунной системой. С организмом этого разумного происходит вообще, что-то непонятное. Если бы не ДНК экспертиза и выводы медицинского ИскИна, то я бы вообще усомнилась, что это существо имеет какое-то отношение к человеческой расе.
- Поподробнее, лейтенант.
- ДНК этого разумного соответствует эталону на девяносто восемь процентов, но все остальное… структура костной ткани на восемьдесят процентов плотнее, мышечная ткань на шестьдесят процентов плотнее и на тридцать процентов эластичнее. Но это еще можно как-то объяснить, например, что на его родной планете сила тяжести более чем на пятьдесят процентов больше эталонной, повышенную плотность кожных покровов можно списать на неблагоприятные условия на его родной планете, но…
- Но?
- Его мозг, лэр капитан мне не удалось снять с его мозга ни одного параметра…
- Почему?
- Я не знаю, лэр капитан, все наши стандартные методики дают совершенно разные результаты. Так, например, коэффициент интеллекта скачет от сорока единиц, до трехсот, кратковременная память от шестидесяти, до полутора сотен, а долговременная вообще то уходит в минус, то подпрыгивает до невозможных значений, в пару тысяч единиц. Единственный, более-менее, стабильный показатель, это индекс пси-активности, тут разброс не столь велик всего в пару-тройку пунктов, от Е1, до Д9.
- А что говорит ваш медицинский ИскИн?
- Выводы ИскИна не однозначны…есть такая вероятность и она достаточно большая, что этот разумный стал жертвой каких-то экспериментов. Такого количества вирусов, от самых безобидных, до боевых, находящихся в его организме, я еще никогда не видела. Более того, ИскИн смог выделить, как минимум, восемь неизвестных науке штаммов.
- Что показывает ментоскоп?
- Ничего… абсолютно ничего. Как будто сознание и разум этого человека полностью стерто.
- Как такое может быть?!
- Может… если разумный мертв.
- Мертв? Как мертв?! Но он же жив! – ван Хибар явно был растерян и обескуражен, все его мечты и планы рушились прямо у него на глазах.
- Вы меня немного неправильно поняли. Мертво не тело, а личность… В узких кругах уже давно ходят слухи, что аграфы проводят эксперименты на людях… - разум ван Хибара зацепился за слово «аграфы».
- Что за слухи, что за эксперименты?
- Говорят, что аграфы пытаются создать ИскИн на основе человеческого мозга, этакий супер ИскИн. Ведь ни для кого давно уже не секрет, что мозг разумного существа превосходит любой существующий ИскИн на порядки по всем категориям. Вот только для того чтобы создать такой биоИскИн сначала надо полностью очистить мозг от всего, стереть память, личность, оставить одну только «заготовку», что-то вроде «ядра ИскИна», а потом уже загружать в него всю необходимую для работы информацию и программное обеспечение. Мозг этого разумного очень похож на то, что ходит среди медиков как слухи. Вполне возможно, что аграфам удался их эксперимент, но что-то пошло не так как задумывалось… Возможно, что они пошли по пути… создания симбиоза нескольких штаммов вирусов, которые работая в группе полностью «чистят» мозг. К сожалению, имеющееся в моем распоряжении оборудование не позволяет делать более точные выводы. – лейтенант докладывала капитану и видела, как с каждым ее словом он расцветал.
- Значит аграфы, эти ушастые ублюдки проводят эксперименты на людях… Тогда арварские маркеры… это не более чем попытка замести следы! Так, лейтенант, разумного в криокапсулу, все данные по проводимым исследованиям мне на кристалле, с медицинского ИскИна все удалить. На борту этого корабля никаких посторонних разумных нет и никогда не было. Криокапсулу подготовить к транспортировке и, лейтенант, собирайтесь, мы с вами летим в Метрополию. Пора, наконец-то, прижать к ногтю, этих аграфов! Криокапсулу доставить на курьерский фрегат. У вас есть два часа на сборы. Всё, выполняйте!
- Слушаюсь, лэр капитан!
Ровно через два часа, от тяжелого крейсера, принадлежащего Нарийской Империи и входящего в состав Объединенного Флота Содружества, несущего охранные функции в заповедной Системе Тайка, отделилась стремительная тень курьерского фрегата. Три часа разгона и кораблик скрылся в окне гиперперехода. Скрылся, чтобы уже никогда не появиться на сканерах кораблей Содружества. А еще через пять лет на Содружество обрушилась первая волна боевых кораблей врага. Нарийская Империя, вместе со своим соседом – Арварской Империей приняла на себя первый удар и исчезла в огне галактической войны, оставив после себя только смутные воспоминания. Через семьдесят лет Враг пришел снова. Ценой неимоверных потерь Содружество опять смогло выстоять. После этого волны огромных, иногда доходящих до трех километров в диаметре, кораблей-астероидов, посещали пространство Содружества с завидной регулярностью, раз в сто лет, пока, в конце концов, после последнего, пятого нашествия, не был заключен хрупкий мир, но к этому времени политическая карта Содружества Свободных Миров претерпела кардинальные изменения. От доброй сотни мелких и крупных государств осталась едва ли половина, зато на окраинах возникли новые…
Rinat-106 M
Автор темы
Аватара
Возраст: 47
Репутация: 6774 (+6781/−7)
Лояльность: 35 (+40/−5)
Сообщения: 607
Темы: 11
Зарегистрирован: 03.11.2013
С нами: 5 лет 5 месяцев

#17 Roman » 31.03.2019, 19:14

Интересно! Но в этот раз как-то быстро прочиталось. Сюжет закручивается.
Roman
Репутация: 7 (+7/−0)
Лояльность: 1 (+1/−0)
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 28.11.2017
С нами: 1 год 4 месяца

#18 tigreri » 31.03.2019, 21:21

Спасибо за продолжение. Очень интересно. :beer:
tigreri M
Аватара
Возраст: 39
Откуда: Кирово-Чепецк
Репутация: 173 (+175/−2)
Лояльность: 61 (+61/−0)
Сообщения: 103
Зарегистрирован: 14.02.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#19 Rinat-106 » 06.04.2019, 16:07

3 глава.

Какой-нибудь «диванный эксперт», презрительно бы скривился, едва только глянул бы на вывалившийся из гиперпространства кораблик. Конечно, легкий крейсер разведки эпохи первых войн с архами, уже давно и безнадежно устаревший, который даже в годы своей «юности» считался не очень-то удачной моделью, почти полное отсутствие бронирования корпуса, очень слабое вооружение и защита. Единственное, неоспоримое достоинство этого корабля, это его скорость и неплохая система маскировки. Флотский инженер, только заинтересованно бы хмыкнул, обратив внимание на несвойственные данной модели корабля орудийные башенки и несколько великоватые, для него, двигатели в кормовой части. И на этом бы его интерес и закончился. А вот профессионал, раскрыл бы рот в удивлении, пораженный, в первую очередь, странным броневым покрытием этого кораблика, напоминающего своим видом хитин, неизвестно откуда появившимися и очень хорошо замаскированными жерлами больших пульсаров, которые больше привычны на гораздо больших, по своей массе и энерговооруженности, кораблях. Опытный взгляд сразу бы заметил, что благодаря увеличившемуся количеству маневровых двигателей, кораблик стал намного более маневренным, а замена родных двигателей на более мощную и современную модель превратила и раньше очень быстрый корабль, в способный потягаться в скорости с любым истребителем. Более внимательный взгляд выделил бы еще не один десяток изменений, как в конструкции, так и в оснащении этого «ветерана». В общем, «имеющий глаза да увидит».
К сожалению, вывалившийся из гиперпространства, столь неординарный кораблик, явно побывал в переделке. Его странная, хитинообразная броня была повреждена и зияла огромными, для кораблика, подпалинами. Из трех маршевых двигателей уцелел, если так можно сказать, только один, на месте одного громоздилась неопрятная куча каких-то конструкций, периодически освещаемая сильными вспышками. Второй представлял собой не менее унылое зрелище, хотя еще, нет-нет, да и выдавал какой-никакой импульс, но даже очень далекому от всей этой машинерии разумному сразу было ясно, что кроме как на металлолом он уже ни на что не пригоден. Третий двигатель вроде как работал без перебоев, но и за ним тянулся необычно длинный шлейф раскаленной плазмы, что могло свидетельствовать, что и он уже на последнем издыхании и сейчас сжигает сам себя в попытке увести кораблик к ближайшему астероидному поясу. Большая часть «навесного» оборудования была так же уничтожена, решетчатая антенна гиперсвязи привлекала взгляд разорванными в клочья энерговодами, эмиттеры силового щита превратились в обугленные металлопластиковые наросты на корпусе, а плазменные скорострелки ближней обороны оплавились и никому никакой угрозы уже не могли представлять.
Если бы кто-то имел бы такую возможность и заглянул бы во внутрь корабля, то его взгляду предстала бы не менее удручающая картина. Почти все внутренние коммуникации корабля были разрушены, металлопластиковая отделка жилых и технических отсеков расплавилась и превратилась в неприятные потеки на бронированном внутреннем корпусе. Структура термоизолирующего материала была разрушена и на внутренних переборках уже начал рисовать свои узоры холод космического пространства, хотя герметичность корпуса, как бы это не было странно, была не нарушена, а те отсеки, где вражеские снаряды все же смогли проломить необычную броню, были надежно изолированы аварийными переборками.
В рубке корабля, в единственном пилотском, одновременно и капитанском, ложементе, в отрешённой позе, раскинулось тело единственного члена экипажа. Мерно вздымающаяся грудь и тихое шипение, вырывающееся из дыхательных фильтров прозрачного шлема, свидетельствовали, что «пациент скорее жив, чем мертв». Ткань боевого пилотского скафандра обтягивала стройную женскую фигуру, способную свести с ума любого мужчину. Длинные стройные ноги, тонкая талия и четко очерченные бедра, довольно крупная грудь и плоский живот венчались красивым женским лицом, которое чуть-чуть портили коротко стриженые, под ежик, абсолютно черные волосы. Узкий прямой нос, немного припухлые, ярко-алые губы, изящные брови и длинные пушистые ресницы, за которыми прятались выразительные угольно-черные глаза, чуть-чуть вытянутые к вискам, сейчас бездумно глядевшие в потухшие экраны.
Дина Эго, ветеран флота Империи Аратан, капитан второго ранга в отставке, герой последней войны с архами, а сейчас… преступница, персона нон грата на любой планете или станции не только Империи, но и всего Содружества. Нет, она не была преступницей в общепринятом смысле этого слова, она никого не убивала и не грабила, не замышляла переворота и не готовила террористических актов, она не была замечена в пиратстве и работорговле… Ее «преступление» было намного более страшным, в глазах Содружества, зато многие тысячи, если не миллионы разумных были готовы на нее и на таких как она, молиться в самом прямом смысле этого слова. Ее вина в том, что она не смирилась, не сдалась и не приняла свершившегося как факт. Ее вина и ее преступление в том, что для нее война с архами все еще не закончилась, а десятки миллионов разумных, оказавшихся в одночасье, по решению Сената Содружества, вдруг на территории архов, все еще являются не «отыгранной картой», а живыми и нуждающимися в помощи людьми, не сдавшимися, не принявшими уготованной им доли, а продолжающими сражаться за свою жизнь и свое будущее, достойными уважения разумными.
Девять лет назад закончилась последняя война с архами. Закончилась странно и внезапно, точно так же как и началась – архи просто остановились, не пошли дальше… И сенат тут же воспользовался этим, поспешив объявить, что война окончена, они вроде даже как, послали к жукам какое-то посольство, и она даже смогло вернуться и вроде как с каким-то договором. Вот только… два десятка Систем, ранее принадлежавших Содружеству, отошли к архам, а вместе с Системами и все разумные, что там жили. Само-собой, что никто на этом старался своего внимания не заострять, наоборот, по всем каналам звучали бравурные речи, политики, развалившись в креслах, давали интервью, где хвастались успехами армии и флота, которые смогли «сломать хребет небывалому нашествию», но при этом стыдливо замалчивали судьбу десятков миллионов людей и нелюдей, оказавшихся отданных жукам на растерзание, брошенных и забытых.
Да, эта война с архами была самой длительной, самой тяжелой и кровопролитной, да, экономика Содружества оказалась на грани краха, война пожирала все, до чего могла дотянуться, финансы, ресурсы, жизни… Содружество с огромной радостью приняло весть, что все, война окончена, а несколько десятков Систем во Фронтире… это не такая уж и большая плата за спокойствие и возможность жить дальше, жить так, как хочется, а не так как приходится. Содружество все это приняло, но не все. Не прошло и года, как появилось «Вольное братство», именно так стали называть себя ветераны прошедшей войны, вышвырнутые из флота и армии своими правительствами, разумные, которые не смирились и не считали, что война окончена. Появились первые корабли Братства, потом первые эскадры, а пару лет назад уже и первый ФЛОТ. Это образование было очень странным, а на первый взгляд и вообще, абсолютно невозможным. В составе экипажей можно было встретить представителей всех рас, народов и государств Содружества, да и не только его. В одной рубке можно было увидеть небывалую картину, когда на месте капитана крейсера сидит аратанец, в помощниках у него арварец, медсекцией заправляет аграф, а отделение космодесанта состоит из представителей расы сполотов или каких-нибудь полудиких представителей рас, не входящих в Содружество, но в полной мере почувствовавших на собственной шкуре «нежность и ласку» жуков и всю «мягкость» их жвал.
Вольное Братство не ставит перед собой задачи «войны до победного конца», все они прекрасно понимают, что все они лишь небольшой камешек под лапой архов. Братство избрало совсем другой путь, они помогают находящимся в осаде архов Системам и планетам, снабжают их продуктами, добровольцами, кораблями, боеприпасами, модулями и вооружением, вывозят в безопасные районы женщин и детей, ну и, само-собой, в меру своих сил и возможностей, сокращают поголовье жуков. Почти сразу после появления Братства, оно было объявлено вне закона, на его представителей открыли самую настоящую охоту, которая и пиратам не снилась, но вопреки всему, Братство только крепло и развивалось, нескончаемый поток ветеранов и его травля, только еще больше придавало ему сил. Вы спросите, если Братству не давали спокойной жизни, то где они брали корабли и расходники, как ремонтировали их и обслуживали? Ответ довольно прост, почти тридцать лет нескончаемых боев оставили на просторах Галактики огромное количество разбитых кораблей, десятки тысяч судов, начиная от частных яхт и заканчивая новейшими линкорами, сотни орбитальных и пространственных станций и баз, верфи, добывающие и перерабатывающие заводы, а погибшие соратники, с завидным постоянством, снабжали своих выживших в этой мясорубке боевых товарищей всем, начиная от денег и заканчивая нейросетями, имплантами, снаряжением и вооружением. Ни для кого в Содружестве не является секретом, что и мусорщики, и спасатели, и картографы, и многие другие, очень тесно сотрудничают с Вольным Братством, но ничего поделать никто с этим не может. Да и у разумных, отслуживших не один десяток лет полным-полно друзей, все еще тянущих лямку и помогающих им всем, чем могут.
Дина Эго, или «Фурия», как ее в свое время окрестила на флоте, а потом и продолжали величать в Братстве, занималась, на первый взгляд, очень простым делом. На своем легком крейсере разведки, она посещала брошенные Системы, отмечала на карте все, что может пригодиться Братству, начиная от разбитых остовов боевых кораблей и гражданских судов и заканчивая все еще живыми планетами и станциями, отбивающими наскоки архов. В последнем вылете ей категорически не повезло, уже после третьего прыжка она напоролась на мобильную группу архов, два линкора, по классификации Содружества, носитель и с десяток крейсеров. Ни о каком бое тут и речи не могло идти, одна надежда на скорость и маневренность ее кораблика. Вот только архи вцепились в нее и ни в какую не хотели отпускать. В результате, на почти полностью разбитом корабле ей удалось уйти в гиперпрыжок. Преследовать ее через гиперпространство архи не стали, да и смысла в этом не было никакого, только слепой бы не увидел, что этот прыжок для ее корабля последний, да и уходил он не по привычному маршруту, а куда-то в сторону, без какой-либо привязки. Фурия ушла в свой последний – Слепой прыжок.
Несколько дней кораблик тихо дрейфовал по воле космических «течений», со стороны казалось, что он совершенно мертв. Но нет, на четвертый день из сопла одного из маневровых двигателей вырвалась струю раскаленного газа, потом из другого, третьего, потом опять из первого и так несколько десятков раз. Постепенно кораблик начал замедлять свое хаотическое движение, пока не остановился вовсе. Спустя несколько минут, после того как вращение корабля прекратилось, на его внешнем корпусе показался небольшой технический дроид, начавший шустро демонтировать что-то на обшивке. Через пару часов стало ясно, что дроид пытается восстановить один из сенсоров сканирующего пространство комплекса и судя по всему, ему это вполне удается. Еще через три часа сенсорная антенна провернулась в своих креплениях и по близлежащему пространству прокатилась неощущаемая волна энергии, раз, второй, третий, а в рубке, на одном из чудом уцелевших экранов начало проступать какое-то изображение, сначала мутное и размазанное, но с каждым мгновением становившееся все более четким и объемным. С левой стороны экрана побежали строчки цифр и букв, а сам экран расчертился несколькими четкими линиями. На лице женщины появилась грустная улыбка – сканеры засекли несколько древних реперных точек. ИскИн начал быстро воссоздавать на экране карту Галактики. Самого страшного не произошло, Дина все еще в своем родном пространстве и не так уж далеко от обжитых Систем Содружества, недалеко по космическим меркам конечно же. Вот только добраться до этих Систем ей будет ой как непросто, если вообще возможно. Хотя… зачем обманывать саму себя, выбраться к людям ей не светит. Мало того, что корабль полностью разбит, так и оказалась она очень далеко на территории архов, захваченных ими еще почти полтысячелетия назад. В Системе, где она оказалась, нет вообще никаких признаков, что здесь бывают люди, или… когда-нибудь были – абсолютно мертвая и бесперспективная Система, даже астероидный пояс какой-то… пустой, что ли, сплошная серая хмарь пустой породы.
Вдруг женщина резко подалась к экрану и впилась взглядом в чуть заметную пульсирующую точку – сканер засек скопление чистого металла, по своему составу напоминающего броню. Пара касаний сенсоров управления и на лице Дины проявилась гримаса разочарования. Абсолютно мертвый кусок металла, ни эрга энергии сканеры в нем не засекли. Взгляд женщины опять стал пустым и потерянным.
А корабль между тем, не взирая ни на что, продолжал жить и бороться. ИскИну и его кибернетическим помощникам - дроидам, превратившимся в его глаза, руки и уши, не свойственно эмоциональные метания и переживания. Пока есть ресурсы, пока есть энергия, они будут выполнять вложенные в них программы. И пусть этих самых ресурсов совершенно недостаточно для восстановления корабля, но какой-то минимум можно сделать, например, вернуть кораблю хотя бы видимость управляемости, восстановить герметичность поврежденных отсеков, привести в порядок систему жизнеобеспечения, а самое главное - провести полное тестирование всех систем и механизмов.
Прошло восемь дней. За это время, все что можно было восстановить и отремонтировать, было восстановлено и отремонтировано. Внутренние коммуникации корабля приняли вполне нормальный вид, пробоины были заделаны, термоизоляционный слой был, где это возможно, восстановлен, тестирование систем также было закончено, да и пилот-капитан, более-менее вернулась к жизни и все чаще начала поглядывать в сторону непонятного металлического объекта. К удивлению Дины, реакторы и гиперпривод оказались полностью исправны, из трех ИскИнов на корабле уцелели два, но главное, что основной ИскИн оказался полностью исправным, из строя вышел только тот, что отвечал за вооружение. Правда, все это не имело абсолютно никакого значения, а только продляло агонию – без маршевых двигателей корабль как был, так и оставался всего лишь консервной банкой, а со временем превратится в могилу.
Через полгода пребывания в этой Системе, Дина заметила, что она уже начала как-то неадекватно реагировать на происходящее и поймала себя на том, что постепенно начинает заговариваться, все чаще ведя разговор с несуществующим собеседником. Медленно, но верно, она начала лишаться рассудка, а этого женщина себе позволить не могла, годы войны приучили ее никогда не сдаваться и бороться до конца. И она нашла выход, пусть и временный, но способный вытащить ее из пучины безысходности. Этот выход словно путеводная Звезда сиял на экране рубки, с каждым днем все сильнее и сильнее, это был неизвестный корабль, а в том, что непонятное скопление металла, это корабль, она уже ничуть не сомневалась. По ее приказу ИскИн проанализировал траекторию дрейфа ее корабля и стало ясно, что еще пара месяцев и она окажется в непосредственной близости от непонятного судна, дрейфовавшего так же как и она в этой Системе. Но ждать она не собиралась, из восемнадцати маневровых двигателей уцелело шесть, это вполне могло помочь ей добраться до неизвестного судна.
Еще две недели ушло у Дины, чтобы приблизиться к найденышу и стабилизировать свой корабль поблизости от него. ИскИн выдавал стопроцентную гарантию, что двигателей ее пустотного скафандра вполне хватит, чтобы добраться до цели. Горько усмехнувшись, женщина приняла решение – зачем оттягивать неизбежный конец, а так, по крайней мере, есть шанс. Сканеры уже давно составили пространственную модель найденыша, это безусловно корабль, причем очень старый корабль, странной, каплевидной формы. Внешних повреждений нет, все люки задраены, но это не проблема, технический дроид вполне в состоянии вскрыть их все, но будет достаточно и одного, главное не ошибиться, хотя, и это проблематично, потому как на корпусе таковых всего три штуки, причем два явно не подойдут по размеру.
Легко оттолкнувшись от корпуса своего крейсера, дина начала много часовое путешествие к найденному кораблю, таща за собой на длинном фале малого технического дроида. Изредка подрабатывая двигателями своего пустотного скафандра, женщина медленно, но верно приближалась к своей цели, пока через восемь часов подошвы ее ботинок, с легким щелчком, не встали на корпусе непонятного судна.
Судно оказалось совсем небольшим, по современным меркам, всего около ста метров в длину и около тридцати метров в диаметре в самой широкой своей части и всего десять метров в узкой, сейчас некоторые модели ботов и то крупнее. Опытным взглядом, Дина безошибочно опознала на внешней обшивке найденыша эмиттеры силового поля, а рядом с ними эмиттеры гиперполя, с трудом, но опознала антенну гиперсвязи и сенсорные антенны сканирующего комплекса, внешне все выглядело абсолютно целым. С открытием понравившегося Дине люка, дроид провозился всего около часа и женщина плавно скользнула в раскрывшиеся створки.
Судно встретило ее абсолютным мраком и космическим холодом – сканеры не обманули, на корабле не было ни эрга энергии, зато коридоры, освещенные мощным наплечным фонарем, вызывали стойкое чувство узнавания, судно явно принадлежало людям, или расе очень близкой к ним.
Подчиняясь какому-то внутреннему чувству, дина медленно шла по коридору, все ей казалось отдаленно знакомым и привычным, пока она не уперлась в запертые двери. Полчаса работы дроида и женщина вошла в рубку этого необычного корабля. Сразу же в глаза бросились пара, вполне, человеческих фигур, расположившихся в давно уже устаревших ложементах, одного взгляда на пульт управления кораблем, хватило, чтобы понять, что никакой загадки в этом корабле нет. Еще одна жертва Великой Пустоты, еще один сгинувший в безвестности корабль Содружества. Знакомые символы, привычный алфавит, смущает только необычная форма, в которую обряжены навечно застывшие в своих ложементах замороженные мумии.
Уже вполне уверенно, принципы постройки космических кораблей в Содружестве не меняются уже на протяжении пары тысяч лет, Дина направилась в реакторный отсек, а оттуда в отсек гипердвигателя. Именно в последнем она и получила ответ на загадку – что же случилось с этим кораблем. Девять из двенадцати оплавленных обмоток генератора гиперполя все расставили на свои места, стала понятна и причина почти моментальной гибели членов экипажа – возмущения гиперпространства никогда не щадят мозг. Что это было, диверсия или выход оборудования из строя? Сейчас уже никто не сможет сказать, но у Дины появился шанс на спасение и она им обязательно должна воспользоваться.
Миниреактора технического дроида вполне хватило чтобы запитать все системы корабля в тестовом режиме. Судя по показаниям, ИскИн выйдет из режима спячки, в который его погрузило отсутствие энергии, примерно через десять часов, еще шесть часов на полное тестирование и тогда уже можно будет смело строить планы на будущее и хоть что-то прогнозировать. Отсоединив аварийное питание ИскИна и оставив дроида на борту найденыша, женщина отправилась в обратный путь на свой корабль. Дело теперь за малым, подвести разбитый крейсер как можно ближе к найденному судну и определиться, какой из двух кораблей восстанавливать. Хотелось бы конечно свой, уже ставшим родной, но… против фактов не попрешь, крейсер отлетался и основная надежда только на найденыша.
Обратный путь получился короче, и корабли еще немного сблизились, да и технический дроид уже не болтался на прицепе, заставляя выравнивать траекторию полета. Так что, уже через семь часов Дина с удовольствием сняла пустотный скафандр и с новыми силами принялась отдавать команды ИскИну. В первую очередь необходимо демонтировать сохранившийся гиперпривод, затем очередь системы жизнеобеспечения и реакторов крейсера, в самую последнюю очередь надо будет демонтировать и подготовить для перевозки ИскИн. Только сейчас женщина сообразила, что не проверила трюм найденыша, вдруг там есть какой-нибудь бот, но не возвращаться теперь-то, а вот в следующую ходку обязательно надо будет заглянуть и в трюм.
На трое суток Дине пришлось забыть об еще одной «экскурсии» на найденыша, все ее внимание было сосредоточено на движении ее собственного крейсера. Малая мощность и явный недостаток самих маневровых двигателей, заставлял ее почти неотлучно находиться в рубке, чтобы хоть как-то нивелировать неравномерное движение корабля. Но в конце концов, через три дня ее крейсер завис всего в каких-то пяти километрах то цели. Теперь предстояло самое сложное и опасное дело. ИскИн найденыша запитан от миниреактора технического дроида, а значит и все системы корабля находятся под его контролем, в том числе и система безопасности, это женщина прекрасно понимала, хотя ей и не достает профильных знаний. А значит, прежде чем вновь отправляться на найденный корабль, ей надо обесточить ИскИн, именно поэтому она и отключила аварийное питание «мозга» корабля заблаговременно. И пусть не хватает знаний, зато опыт по потрошению погибших кораблей никуда не делся, да и мозг, привыкший обрабатывать огромные массивы информации, не подвел.
Найденыш встретил Дину все той же темнотой и холодом. Технический дроид, оставленный здесь в прошлый раз в качестве батарейки, выполнил все указания. ИскИн корабля был обесточен, извлечен из шахты и уже отсоединен от всех систем корабля. Теперь осталось только как-то с ним «договориться», чтобы получить интересующую женщину информацию. Пришлось в срочном порядке вспоминать все, чему когда-то учили в Академии ВКС Империи Аратан, а учили там на совесть, это вам не выпуски военных лет, когда давали самый минимум. По крайней мере, Базу ИскИны во втором ранге Дина изучила и как получить интересующие ее данные знала прекрасно. Полчаса работы и она уже просматривает на своем персональном ИскИна результаты тестирования систем корабля. С каждым битом информации ее настроение все больше и больше улучшалось. Корабль оказался полностью исправен, если, конечно, не считать полностью «умерший» гипердвигатель и выработавший свой ресурс до нуля древний реактор.
Не прошло и часа, а Дина уже буксировала ИскИн с найденыша в сторону своего крейсера. Ей предстояло очень много работы и в первую очередь, было необходимо взломать ИскИн с древнего корабля. С этим заданием должен был справиться ИскИн крейсера, мало того, что он в разы мощнее, так и наука с техникой все эти годы не стояли на месте, в том числе и искусство взлома, не даром бывшая капитан второго ранга несколько месяцев проработала с мусорщика Братства, приходилось ей поучаствовать и во взломе ИскИнов, так что, все для этого потребное у нее было. Теперь только вопрос времени, когда ИскИн найденыша выдаст ей все коды и предоставит полный доступ к системам корабля.
Пока кластер из двух ИскИнов крейсера ломал своего коллегу, Дина занялась демонтажем внешней обшивки крейсера, гипердвигатель и реакторы через двери и шлюзы не пронесешь. На вторые сутки крейсерский ИскИн отрапортовал ей, что ИскИн с найденыша успешно взломан, первичные коды известны и можно возвращать его на его законное место. И опять женщина летела через открытый космос, буксируя на сцепке шахту с ИскИном, к этому времени оставленный на найденыше технический дроид уже успел порезать и демонтировать и отработавшее свое реактор, и останки гипердвигателя, он даже подготовил места крепления, как для одного, так и для второго. Возвращение ИскИна на его законное место много времени не заняло. И опять техдроид выступил в роли временной батарейки. Подсоединенный ко всем системам корабля ИскИн принял коды доступа, и тут же завалил Дину сообщениями о необходимости технического обслуживания отдельных систем и механизмов, о недостатке энергии, об отсутствии отклика от реактора и гипердвигателя. Пришлось женщине резко оборвать этот поток жалоб и пожеланий.
- ИскИн, отставить. Доложи о наличии вспомогательного оборудования и груза на борту корабля.
- Слушаюсь. На борту находится комплекс технических дроидов Техно-5, состояние удовлетворительное, техобслуживание не проводилось в течении пятисот шести стандартных лет. на полетной палубе расположен малый универсальный челнок Трудяга-2М, имеет трюм объемом сто двадцать кубических метров и два инженерных манипулятора. В трюме складирован груз биосырья с планеты Тайка, состояние неизвестно. Противоабордажный комплекс Воин -3, в составе трех дроидов-стрелков и одного дроида-командира, находится на своих штатных местах, состояние не известно, на запросы не отвечает. В малом носовом трюме находится криокапсула с разумным…
- К-к-какой разумный, откуда?! – наверное, если бы ИскИн сообщил Дине, что прямо сейчас в Систему входит флот архов, она не была бы так растеряна и обескуражена.
- Предположительно жертвой научных опытов представителей расы аграф, вся сопутствующая документация хранится в отдельном модуле памяти, находящемся в сейфе капитана, коды доступа неизвестны. Вывезен с планеты Тайка, одноименной Системы Нарийской Империи. Место назначения – Центральный офис Имперской СБ. – позабыв обо всем, женщина кинулась в трюм, криокапсула это серьезно, в таких капсулах разумный может находиться тысячелетиями, ведь они не потребляют энергию для своей работы, по сути, такая капсула срабатывает только один раз, сначала заменяет всю воду в организме на специальный физраствор, который не кристаллизуется при замерзании, потом вводит в организм специализированных наноботов, после чего резко замораживает тело почти до температуры абсолютного нуля. Поэтому и хранят криокапсулы в трюмах, где нет атмосферы и отсутствует, или отключена, система жизнеобеспечения. Вот только вывести разумного из состояния криосна не так-то и легко, тем более спустя полтысячелетия. Кто бы что бы не говорил о Вольном Братстве и о Дине Эго в частности, но в первую очередь она была офицером флота и у нее в подкорку было вбито, что жизнь разумного, кем бы он ни был, тем более гражданского – священна. Так что, наличие на борту корабля живого, пусть и замороженного, разумного, перечеркивало все ее планы. Но для начала надо было убедиться, что этот разумный, жертва бесчеловечных опытов аграфов и на самом деле есть.
Через десять минут женщина обреченно глядела на двух с половиной метровую криокапсулу, в которой, через идеально чистый слой льда, на нее смотрел молодой, лет семнадцати-восемнадцати парень, все тело которого было покрыто страшными ранами и язвами и только удивительно чистые изумрудно-зеленые глаза, казалось, смотрят прямо ей в душу.
Rinat-106 M
Автор темы
Аватара
Возраст: 47
Репутация: 6774 (+6781/−7)
Лояльность: 35 (+40/−5)
Сообщения: 607
Темы: 11
Зарегистрирован: 03.11.2013
С нами: 5 лет 5 месяцев

#20 tigreri » 06.04.2019, 20:20

Спасибо. Понравилось. Как всегда ждём проду. С уважением Алексей. :beer:
tigreri M
Аватара
Возраст: 39
Откуда: Кирово-Чепецк
Репутация: 173 (+175/−2)
Лояльность: 61 (+61/−0)
Сообщения: 103
Зарегистрирован: 14.02.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

След.

Вернуться в Там на неведомых дорожках