Отдельный танковый.

Список разделов Авторские разделы AllexxGL

#1 AllexxGL » 03.10.2019, 11:15

Наконец у меня снова появилось время для работы, немного переработал "Невольного танкиста", так что тут окончательный вариант.



Серия «Антиблицкриг»

Отдельный танковый

Мы помним ваш подвиг, и пока мы его помним, мы существуем как народ.

Самый обычный водитель, не спецназовец, не ученый, а обычный работяга, родившийся и выросший в СССР и переживший горбачевскую катастройку, не страдающей либеральной фигней и несуществующим комплексом вины, выдуманным либералами, в результате автомобильной аварии погибает и его сознание подселяется к кадровому командиру РККА. В результате слияния разумов командир отдельного танкового батальона получает все знания погибшего шофера, в том числе и о будущем своей страны. К черту все существующие уставы и приказы начальства, так как теперь у него есть ЦЕЛЬ и он идет к ней напролом, не глядя по сторонам и не боясь ответственности и начальства, и поэтому даже один человек способен изменить всю историю войны. Теперь война пойдет по-другому, потому что ОТДЕЛЬНЫЙ ТАНКОВЫЙ БАТАЛЬОН идет в рейд по тылам противника, а на знания его командира наложено послезнание потомка и отброшены в сторону любые ограничения.

«Броня крепка, и танки наши быстры,
И наши люди мужества полны:
В строю стоят советские танкисты –
Своей великой Родины сыны.

Гремя огнем, сверкая блеском стали
Пойдут машины в яростный поход,
Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин
И первый маршал в бой нас поведет!»
Марш танкистов


Я бы не сказал, что моя жизнь удалась, но всё в этом мире относительно, если посмотреть с другой стороны, то многие мне могли и позавидовать. Я конечно не олигарх какой, но своя однокомнатная квартира в Питере, в Весёлом Посёлке на улице Коллонтай имеется, может кому и не нравится, а по мне так в самый раз. Машина хоть и не новая, но трехлетний японец, пятидверная Тойота-RAV 4, вполне нормальная машина, хоть её и зовут паркетным джипом. Может она и не пройдёт по метровой грязи, но я туда и соваться не собираюсь, а для города и регулярных поездок в лес самое оно. Жена, вот куда исчезает тот красивый и милый ангел, на котором ты женишься и откуда только вместо неё потом появляется сварливая и вечно всем недовольная мегера. Красивой то жена так и осталась, спору нет, вот только её характер кардинально поменялся буквально за пару лет. Ладно, если бы я пить начал, играть или там гулять направо и налево, так ведь нет же, пашешь понимаешь, как папа Карло, днями из-за руля не вылезая, деньги зарабатывая для дома, для семьи, а ей всё денег мало и самого дома не бывает. Канары, Мальдивы, Майорка, ах как там хорошо, ах надо обязательно туда съездить, причём каждый год и минимум недели на три и на всё включено. Сдались ей эти острова, жара за тридцать градусов, а море холодное, это на Майорке, куда моя ненаглядная всё же меня вытащила на две недели, а на Азовском море намного теплее. Причём отель, три звезды, так мне у нас намного лучше попадались, а тут курорт и отель паршивый. Нет, фойе отделано по высшему разряду, а сами номера паршивые, дверь носит следы взлома, мебель старая и рассохшаяся, ванна требует замены, многочисленные сколы эмали, да и кран капает. Я в обще-то не то чтобы был такой требовательный, но просто на три звезды это явно не тянет, максимум на две с большой натяжкой. А делать там что? Весь день на пляже кверху пузом лежать, так мне это на второй день надоело, сплавали в соседний городок, так тоже ничего особенного, уж лучше дома остался бы. Шикарная дача на Карельском перешейке, Вуокса рядом, а какие леса, просто загляденье и грибов море, это если в грибную волну попал. Захотел, порыбачил, захотел за грибами сходил, или просто прогуляться по лесу вдоль реки на свежем воздухе, одно удовольствие и для здоровья полезно, так ей там видите ли скучно. Можно подумать, что я её заставляю на огороде вкалывать, его у меня почти и нет. Так, пара парников под помидоры, да яблони их разве что полить и всё, так как сорняки полоть я сам не люблю. В общем, через два года совместной жизни мы разбежались и мне после размена нашей квартиры, досталось однушка. Родители умерли, а другой родни нет и детей слава богу не успели сделать, а то с такой мамашей хлебнули бы они горе. У неё-то на уме только одни развлечения, вот и нашла она себе комерса под стать себе. В общем, грех было мне на жизнь жаловаться, но всё когда-то кончается. Я возвращался в Питер вечером в воскресенье с дачи, когда на повороте мне навстречу, на мою полосу вылетела фура. Я ещё попытался от неё увернуться, но не успел, всего ничего мне не хватило, что бы разъехаться с ней, а там лобовой удар на суммарной скорости около двухсот километров в час, вспышка и темнота…

Белоруссия, 19 июня 1941 года, окрестности города Бобруйска.

Голова, о боже, как раскалывается моя голова, это во сколько мы вчера спать пошли и сколько водки выжрали, стоп, какая к чёрту водка, ведь мне навстречу вылетела фура и я не успел от неё увернуться. Так, подожди, какая фура и что это вообще такое, ведь мы вчера с моим начштабом и ротными отмечали его день рожденья. Так, стоп машина, какой начштаба, какие к черту ротные, я что двинулся по фазе что ли? Так, а я-то тогда кто такой буду? Александр Николаевич Носов, водитель тридцати лет отроду. А я тогда кто такой буду – раздаётся в моей многострадальной голове другой голос – капитан Александр Алексеевич Марков двадцати семи лет. Ни чего не понимаю, со стоном сажусь на кровати и оглядываюсь. Комната как комната, так себе, металлическая кровать с панцирной сеткой, тумбочка и небольшое зеркало над ней, шкаф и стол с тремя стульями, на окне занавески, а на стене висит тарелка, какие в фильмах о войне показывали и фотография Сталина. Обстановка комнаты и знакома и не знакома одновременно. На столе стоит графин с водой, с трудом до него дотягиваюсь и надолго присасываюсь к нему, пока всё его содержимое не переместилось ко мне в желудок. Стало чуть полегче, оглядываюсь ещё раз и тут вижу на стуле форму, военную форму, причём старую ещё с петлицами вместо погон. В голове сразу всплывает, капитан и танкистская эмблема на петлице. Так, ясно, что ничего неясно, неужели ко мне белочка в гости заглянула? Пора завязывать пить, стоп, я ведь не пью, не тянет меня к этому, но сейчас, то я после похмелья. Так кто же я такой буду черт возьми, водитель Александр Николаевич Носов или капитан танкист Александр Алексеевич Марков, у меня что, шизофрения объявилась? Пытаюсь вспомнить прошлую жизнь, вот я со своей бывшей на Канарах и вот я горю в танке в Испании. Додумать я не успел, раздался стук в дверь и почти сразу в неё просунулся Лёха Маслов, мой начальник штаба. Его я узнал сразу, значит я всё же капитан танкист Александр Алексеевич Марков, но тогда кто такой водитель Александр Николаевич Носов? Почему я помню и его жизнь? И тут меня как током ударило, Война! Ведь если я капитан Марков, то значит впереди война, додумать новую мысль я не успел, так как Лёха спросил:

-Сань, ты как, живой, опохмелиться не надо?
Я только рукой на него замахал – Какое опохмелиться?! Число сегодня, какое?
-Да девятнадцатое с утра было.
-А год и месяц какой?
-Ты чего командир?! Вроде не так много вчера пили.
-Так какой год и месяц?
-Дак Июнь был, 1941 года пока ещё.
-Понятно, что ничего не понятно.
Я замолчал, обдумывая услышанное.
-Сань…
-Лёха, - перебил я его – будь другом отстань, не до тебя щас, приходи через часик.
-Как скажешь. – Лёха явно был удивлён моим поведением, но, да здравствует армейская дисциплина и иерархия, пришлось ему уйти, а я принялся обдумывать сложившуюся ситуацию.

Итак, кто я теперь такой? Память услужливо подсказывает: Александр Алексеевич Марков, 1914 года рождения, сирота, окончил танковое училище. Принял участие в Испанском конфликте, потом Халхин-Гол и Финская компания. Орденоносец, в совокупности за все компании получил орден Красного Знамени, две Красные Звезды и две медали за Храбрость и Боевые Заслуги. Перспективный жених, только бегал от свадьбы, как чёрт от ладана, хотя задрать кому юбку, так с превеликим удовольствием. Короче – кобель ненасытный, как охарактеризовал сам себя, вернее я как Носов, себя как Маркова. С этим разобрались, а что дальше делать? Попадались мне книжки про попаданцев, так что теперь к Сталину рваться в советчики и с Берией дружить, да ещё все песни Владимира Семеновича перепеть и кукурузника в сортире замочить или на худой конец вождю его заложить? Так ведь к Виссарионычу просто так не попадёшь, а песни я не помню, да и скорее меня в лучшем случае в дурку определят, а в худшем шпионом – провокатором сделают за такое заявление. Как древние говорили – делай, что должен и будь, что будет, как то так вроде. Совместим знания Маркова со знаниями Носова, я хоть и не танкист, но в мир танков играл, а капитан и опыт имеет, так что с моими поправками должно неплохо получиться. Значит, будем трепыхаться с тем, что имеем, а имеем мы немало, а именно расквартированный около Бобруйска, отдельный танковый батальон. В его состав входят две роты танков БТ-7М, а самый цимес в том, что двигатель на нём стоит дизельный В-2. Третья рота это Т-34 1941 года выпуска уже с пушкой Ф-34 вместо Л-11 ранних выпусков, а значит более точная и мощная за счет большей длины, жаль только что башня там стоит ещё старая и тесная. А в завершении ещё и рота пушечных бронемашин БА-10, в каждой роте по десять машин. В итоге имеем тридцать один танк включая и мой командирский, причем Т-34 и десять пушечных бронемашин. В качестве обеспечения нам приданы двенадцать ГАЗ-ААА из них два топливозаправщики с цистернами и две полуторки. БТ-ешки конечно танки лёгкие, немцы их в бою легко пожгут, но это если в открытую с голой жопой на сабли переться. Какой отсюда вывод? Да самый простой, значит никаких дебильных лобовых атак, а только действия из засад и плевать на нынешний устав. Зато для них в немецком тылу полное раздолье, легкие, быстрые и манёвренные с хорошей проходимостью они там могут такой шорох навести, что немцам небо в овчинку покажется. Добавить пехоту на танки, ещё бы несколько самоходных зениток, но думаю, и этот вопрос можно будет решить. Так, стоп машина, как это танкист, я водитель Носов, а капитан Марков кто тогда, именно танкист, причем с боевым опытом. Вот чертовщина какая-то, так кто же я, Марков или Носов? Я ведь себя ощущаю и тем и другим и помню жизнь обоих, хорошо хоть не в бабе очнулся, и то хлеб, а то вот бы был номер. Додумать я опять не успел, так как в дверь снова сунулся Лёха, вот ведь неймётся ему непоседлевому.

-Саня, командир, ну так ты как, в порядке?
-Да в порядке я, в порядке, надоел уже.
Леха в ответ на это обиженно засопел.
-Вот что Лёха, зови нашего зампотеха и заслуженного хомяка.

Заслуженным хомяком мы за глаза называли Якова Иосифовича Бронштейна, нашего зампотыла, это действительно был ещё тот хомяк, хомячище каких свет не видывал, он тащил всё, до чего мог дотянуться своими загребущими ручками и знал все окружные склады как свои пять пальцев. Он был самым старшим по возрасту из нас, командиров отдельного танкового батальона. Тоже в звании капитана, говорили, что он погорел на какой-то махинации в штабе армии и к нам его спихнули с понижением в звании подальше с глаз начальства, но зато он реально мог достать ВСЁ.
Быстро одевшись, побрившись и приведя себя в порядок, сходил в столовую позавтракать, а потом пошел в штаб. Там меня уже дожидались мой начштаба Лёха Маслов, начпотылу Яков Бронштейн и зампотех Сергей Копытин, к слову сказать, мастер – золотые руки.
-Добрый день товарищи, сидите. – Поздоровался я с присутствующими, которые попытались встать при моём появлении. – Значит так, слушайте боевую задачу, вам товарищ Копытин необходимо до Воскресенья усовершенствовать воздушные фильтры на двигателях.
-Товарищ капитан – начал он – как вы себе это представляете?
-Ничего особо сложного в этом нет, берёте мелкую сетку и на неё натягиваете ткань в несколько слоев, а поверх этого кожух из жести и всё это крепите на воздуховод. Далее, необходимо в этот же срок сделать маскировочные накладки на фары. Вырежете из жести козырёк на фару и саму её прикроете заглушкой с прямоугольной прорезью, всё не так заметно издали станет. Найдёте художника и нанесёте на танки пятнистый камуфляж, пусть он подумает, какие краски для этого нужны и как их наносить на машины. Вы товарищ Бронштейн, обеспечите товарища Копытина необходимыми материалами и ещё, вы ведь все склады в округе знаете?
-Да товарищ Марков, все, а что?
-Мне нужно знать расположение ближайшего к нам склада, где могут быть снаряды калибров 45, 76 и 122 миллиметров, пулемёты ДШК, винтовки, желательно СВТ, а также топливо.
-Есть такой склад, от нас километров двадцать будет, там ещё и обмундирование есть и патроны.
-Великолепно, к субботнему вечеру батальон должен быть готов к маршу.
-Товарищ капитан, в чём дело, что случилось? – официально обратился ко мне Маслов.
Говорить им правду я не мог, как сказать им о начале войны? Заявить, что я вселенец в тело Маркова, или наоборот, ко мне вселился потомок, короче херня какая-то получается, так не поймут-с меня господа-товарищи. Пришлось выворачиваться – проведём небольшие учения, а то надо наших бойцов учить. Вы товарищи командиры видели их подготовку? Их надо ещё учить и учить, сидя на одном месте многому не научим. Какой наезд у наших мехводов, мышкины слёзки, а от этого много поломок во вверенной нам технике. Слушайте боевой приказ, подготовить всю технику, включая автороту к маршу, выступаем в субботу, в 24 часа, направление на окружной склад.
-А туда зачем? – Не утерпел Маслов.
-А нам нет особой разницы, куда двигаться, - немного соврал я – он не так далеко. Вот до него и прокатимся. Совещание закончено, Алексей, а ты немного задержись.

Товарищи командиры ушли от меня озадаченными, видно было, что я не только их сильно удивил, но и похоже основательно поломал кое-кому из них планы на выходные, а может и всем. Алексей ждал, что я ему скажу.
-Лёш, у меня для тебя будет отдельное задание, берёшь машину и едешь в Бобруйск, там идёшь в местное управление НКВД…
-Саня, ты чего задумал?! – Перебил меня Алексей.
-До конца сначала дослушай! Повторяю, идёшь в местное отделение НКВД и там просишь помочь тебе. Нам нужны люди, хорошо разбирающиеся в радиоделе. У сотрудников НКВД должна быть о них информация. После получения сведений, едешь в местный военкомат и срочно выправляешь там бумаги о призыве на военную службу этих специалистов. Забираешь их и вместе с ними к Субботе должен вернуться назад. Приказ ясен товарищ старший лейтенант?
-Ясен. – Буркнул мне в ответ Леха и обиженный на меня пошел из кабинета.
-Стой! – Окликнул я его. – Совсем забыл, у нас хороший фотограф в части есть?
-Есть, красноармеец Коган, до призыва работал в фотоателье.
-Куда-же нам без Коганов. – Только и пробормотал я себе под нос, или врач, или портной, или парикмахер или фотограф. – Надо будет еще хороший фотоаппарат в городе купить и пленку к нему и проявители, хотя подожди. Лучше вызови красноармейца Когана ко мне, а то ты не то купишь.
Маслов вышел, а я стал ждать Когана, что бы загрузить его заданием. Ну вот, как говаривал горбатый Майкл – процесс пошел! Зная своих зампотыла и зампотеха можно было не сомневаться, что мой приказ они к назначенному сроку исполнят. Главное, это чтобы ни какая сволочь с большими званиями и лампасами пока не вмешалась в мои дела и не похерила их. Надо продержаться всего три дня, а потом как говориться – Война всё спишет. Стал прикидывать, что ещё можно сделать с танками. Командирская башенка для тридцатьчетверки, про которую в прочитанных мною книгах все попаданцы трепались в первую очередь, это после калаша и Хруща или перед ними, тут сам черт ногу сломит, у каждого по своему, вот только тут две такие нехилые проблемы вырисовываются. Во-первых, где мне её взять эту самую командирскую башенку, и во-вторых, куда её потом воткнуть. Хотел бы я посмотреть на этих умников, как они будут на тридцатьчетвёрке первых выпусков с её маленькой и тесной башней искать там место под установку командирской башенки. Там только один люк и он занимает как раз половину башни. Выход тут пожалуй только один, если разрезать люк пополам, то можно одну половину люка приварить к башне и уже в него и всобачить эту самую командирскую башенку. В итоге получим два люка, а башенки… да с подбитых немецких танков срежем и поставим. В принципе, если есть необходимый инструмент и оборудование, то это не проблема, да и оборудование можно будет тоже у немцев взять. Короче попробуем, война – план покажет. Далее, БТ-ешки, быстрые и маневренные, но со слабой бронёй, поставить экраны? Можно конечно, но опять же, где взять для них броню? Ставить обычное железо, так от этого проку будет мало, да и вес значительно прибавиться. Ладно, озадачу Бронштейна, есть у него на примете, где можно добыть броню или нет. Если достанет, то тогда добронируем лоб и башню БТ-ешкам. Устав ломать себе голову, я решил проверить личный состав и вверенную мне технику и пойти по части с проверкой, но тут пришел красноармеец Коган.
-Значит так боец, слушай боевое задание. Вместе с начштаба отправишься в город и там купишь хороший фотоаппарат. Какой именно, решай сам, но учти, если это будет здоровая дура на треноге, то таскать её будешь сам. Покупаешь все пленки или пластинки, ну или на сколько хватит денег, и реактивы для проявления пленки, короче сам знаешь, что нужно. На, держи деньги. – И я протянул ему немаленькую пачку. Деньги у меня были, семьи нет, а тратить их тут особо негде и не на что. Цены на фотодело я не знал, но думаю тут хватит на всё.
Коган ушел с деньгами, а я отправился в обход. Бойцы были заняты тренировками в обслуживании своих танков, Бронштейн куда-то умотал, а Копытин делал дополнительные воздушные фильтры и ставил их на двигатели, вот только вместо ткани, он использовал где-то добытую очень мелкоячеистую сетку. Я такой модернизации противится не стал, всё же в смысле пожарной безопасности лучше, а то промасленная ткань может и загореться. Все были при деле, а несколько солдат, под руководством красноармейца Пичугина перекрашивала танки. Пичугин до призыва учился в художественной школе и сейчас, смешав краски, наносил на танки по вырезанному из картона трафарету линии, которые после него закрашивали помогавшие ему бойцы. Это конечно был не цифровой камуфляж моего времени, но по сравнению с тем, что было раньше, танки сильно преобразились. Пичугин достаточно хорошо смешал краски, и теперь они хорошо имитировали лесные цвета. Решив немного похулиганить, дополнительно дал ему задание сделать трафарет оскаленной волчьей головы и теперь её также рисовали на лобовой броне танков, благо она была не очень большой. Знаю, что это не по уставу, а с другой стороны хочется, что бы мой батальон легко узнавали, что бы он выделялся на общем фоне. Будет нашим тактическим знаком и надеюсь, что скоро он будет приводить фашистов в ужас.
Алексей Маслов, взяв одну полуторку, Когана и одного из сержантов в сопровождающие, уехал в Бобруйск. Дорога заняла около двух часов и в полдень, он уже въезжал в город. Ни где не останавливаясь машина подъехала к городскому управлению НКВД, по дороге высадив Когана у магазина.
-Во я попал, и какая муха Саню укусила? Вот гад такой, прямо в этот гадючник послал, который надо десятой стороной обходить. – Алёха, как и любой другой человек его времени, в свете происходивших в стране событий предпочитал держаться как можно дальше от госбезопасности. Сколько уже командиров пересажали и не только старший и средний комсостав, а тут самому приходится совать голову в пасть тигру. И ведь не отвертеться от этого, придется идти.

Войдя в здание, Маслов обратился к дежурному сержанту.
-Добрый день, где я могу найти вашего начальника?
-А по какому вопросу товарищ старший лейтенант?
-Возможно мне сможет помочь и кто-то другой, мне срочно нужны данные на всех радиолюбителей призывного возраста.
-Зачем? – Лаконично уточнил сержант.
-В нашей части нет толковых связистов, вот, наш командир и хочет призвать местных, кто в этом хорошо разбирается и подходит по возрасту, что бы решить эту проблему.
-Вам тогда надо к лейтенанту Горелову, это на втором этаже третий кабинет налево.
-Спасибо.

Лейтенант Горелов оказался на месте и выслушав скажем так не совсем обычную просьбу от старлея танкиста задумался. Документы армейца были в порядке, но на всякий случай Горелов узнав номер части перезвонил туда и получив из штаба батальона подтверждение задания Маслова полез в свою картотеку. Радиолюбителей в возрасте от 18 до 22 лет оказалось всего трое, тогда по просьбе Маслова он несколько расширил возрастной ценз и получил 11 человек от 17 до 30 лет. Переписав их данные, он отдал лист бумаги старлею, а тот поблагодарив ушел. Глядя ему в след Горелов подумал – видать сильно припекло мазуту, раз они через нас решили найти себе связистов.
Старший лейтенант Маслов, выйдя из здания городского НКВД, незаметно облегченно вздохнул. Был бы он верующим, так непременно перекрестился бы. Этап, который пугал его больше всего был им благополучно пройден. Сев в полуторку, он немедленно отправился в горвоенкомат, там у военкома он быстро получил повестки на всех одиннадцать человек, его даже не смутило то, что двое из них были семнадцатилетними, но на этот счет он еще перед поездкой получил указание от Маркова. Весь день он мотался по городу, собирая новоиспеченных призывников, подхватив по дороге Когана с покупками. Были скандалы, когда людей внезапно выдергивали из привычной жизни, особенно это коснулось обоих несовершеннолетних, до восемнадцати обоим оставалось несколько месяцев. Из 11 кандидатур, Маслов привез вечером в часть девятерых, одного не оказалось в городе, уехал в командировку и вернуться должен был лишь осенью, а второй лежал в больнице после операции по удалению аппендицита. Командир, встретил его, высказывая явное нетерпение, и очень обрадовался призывникам. Их сразу переодели в форму и поселили в отдельной палатке, а утром должны были распределить и выдать рации для изучения.

Белоруссия, 20 июня 1941 года, окрестности города Бобруйска.

Проснулся я рано и сам, дел было невпроворот, а времени катастрофически мало. Хорошо хоть, что Леха вчера сумел выполнить моё задание и привез в часть девять новобранцев, спецов по связи. Связь и мобильность, вот залог успеха в современной войне, израильтяне в своё время находясь в подавляющем меньшинстве только за этот счет смогли разгромить намного превышающие их силы арабов. Умывшись и сходив в столовую, занялся делами, проверял исполнение своих приказов. Дело двигалось, за вчерашний день, благодаря сделанным Пичугиным трафаретам из добытого неизвестно где, но в кратчайшие сроки моим заслуженным хомяком больших листов картона, вся техника оказалось перекрашенной, и теперь досыхала. Стилизованная оскаленная волчья голова органично вписывалась в камуфляж. Пичугин сделал несколько трафаретов разной величины, для танков, бронеавтомобилей и машин. Зампотех заканчивал установку воздушных фильтров на движки, заодно поменяли в них масло, и к завтрашнему вечеру часть должна была быть полностью готовой к маршу. Связистов я нагрузил работой по приведению всех танковых раций в порядок, а танки к счастью все оказались радиофицированными. Они настраивали их на одну волну, изолировали от помех и устанавливали на танках дополнительные антенны из гибкой, сталистой проволоки. Благодаря этому качество связи значительно улучшилось, как и её дальность. День пролетел незаметно, это когда делать нечего или делаешь нудную и неинтересную работу, оно тянется медленно – медленно и кажется, что ему конца и края нет. Я проверял состояние техники, экипажи весь день провели в машинах, отрабатывая на не заведенных двигателях, что бы ни гробить и так их небольшой моторесурс, различные вводные. Распределение целей, определение наиболее опасных, наведение орудия на цель. Из фанеры были сделаны несколько силуэтов танков и бронетранспортёров и вот по ним и отрабатывали мои бойцы весь учебный процесс. К вечеру вымотались они основательно, но зато уже могли быстро распределить между собой цели и определить наиболее опасные из них.

Белоруссия, 21 июня 1941 года, окрестности города Бобруйска.

С утра и до обеда я нещадно гонял своих гавриков, жаль, что поездить и пострелять нельзя. После обеда была баня, а потом я всем велел спать. Как гласит солдатская мудрость – солдат спит, а служба идёт, а потому удивившись моему приказу, бойцы пошли спать. Понятно было, что ночью я им спать не дам, а потому они стали отсыпаться впрок. Насколько это было возможно, техническое состояние техники было приведено в порядок. Пользуясь последними спокойными днями, на танках и бронемашинах приварили небольшие держатели для маскировки, это были обычные короткие отрезки труб, в которые вставлялись срезанные ветки с деревьев и кустарников. В комплекте с новой камуфляжной окраской это значительно снижало её заметность на местности и смазывало силуэт боевых машин, а также поручни на танках для десанта. В десять вечера сыграли подъём, поужинали и заслушали боевую задачу, весь батальон, вместе с машинами обеспечения выдвигался к артиллерийскому складу указанному мне Бронштейном. Марш в двадцать пять километров по лесной дороге ночью, задание не из простых, учитывая уровень техники и подготовки бойцов, а потому я приказал больше 20 километров в час не гнать и двигатели не насиловать. Время ещё было и к складу мы подъехали около часа ночи. Встали в полукилометре от него, в лесу и я разрешил бойцам поспать ещё немного. День обещал быть долгим и насыщенным, так что пускай отдохнут, пока есть такая возможность.
Белоруссия, 22 июня 1941 года, окрестности города Бобруйска.

В три часа ночи скомандовал подъём своим архаровцам, а спустя полчаса с неба послышался гул многочисленных моторов. Соваться на склад я пока не стал, гул гулом, а мне надо явное подтверждение начала войны иначе меня собственные подчиненные не поймут. Долго ждать не пришлось, шум моторов усилился, а скоро со стороны города послышались звуки взрывов.
-Командир, что это? – Первым спросил меня Лёха.
-Война это.
-Ты знал? Поэтому мы сюда прибыли?
-Подозревал, один знакомый из штаба округа предупредил, что возможна крупная провокация, вот только мне не верится в это. Не провокация это, а война.
-А другие как?
-Не знаю, сообщили многим, вот только как они на это отреагировали, не знаю.
-Что мы будем делать дальше?
-Родину защищать! Сейчас выдвигаемся на склад и потрошим его основательно. Если это война, то нам понадобится дополнительное вооружение и боеприпасы, причем в большом количестве.
Взревев многочисленными моторами, колонна двинулась к складу. Часовой попытался нас остановить, да куда там. Начальник склада, интендант второго ранга Бобров жил на его территории в небольшом флигеле рядом и скоро появился.
-Что тут происходит?! – Сразу же попытался он на меня наехать. – Вы кто такой, по какому праву?
-Капитан Марков, отдельный танковый батальон, в связи с чрезвычайными обстоятельствами прошу вас открыть склады и выдать нам боеприпасы, также нам необходимо дополнительное вооружение.
-Какие чрезвычайные обстоятельства, ничего не знаю, без прямого приказа из штаба округа ничего не получите!
-Майор, - решил назвать его по армейски я, - ты что, дебил?! Ты не видишь, что творится?! Война, твою мать!!!
-Какая на хрен война?
-Обыкновенная, с фашистами, сам что ли бомбежки не слышишь? В общем так, или ты сам открываешь склады и выдаешь мне всё необходимое или я делаю это сам.
-Под трибунал захотел капитан?
-До трибунала ещё дожить надо, майор, ты что глухой? Ещё раз повторяю, для плохо слышащих и хреново соображающих, слышишь взрывы, это немцы Бобруйск бомбят.
Со стороны города действительно слышались продолжающиеся взрывы. Майор прислушался к ним, но всё равно, упорно продолжал стоять на своём. Мне надоело это бессмысленное препирательство, время-то идёт, а потому я просто подозвал к себе двух ближайших бойцов из хозвзвода, которых тоже взял с собой.
-А ну бойцы, арестовать товарища майора за препятствие приведения батальона в боеготовое состояние.
-Да что вы себе позволяете?! Митрофанов, ко мне! – Позвал майор часового.

К моим двум бойцам присоединились ещё три, которые быстро обезоружили часового и майора. Тот продолжал ещё возмущаться, но я не обращал на него внимания. Как говорится, за восемь бед один ответ. До трибунала, которым грозил мне майор, действительно ещё надо было дожить, а если моя задумка увенчается успехом, то до этого ни кому уже не будет дело. Забрав у майора ключи от складов, я пошел открывать их. В первую очередь мы стали загружать в танки снаряды. Что-то про то, что перед войной была выпущена партия бракованных снарядов к 45 мм орудиям, я знал, вот только когда? Вот в чем вопрос! На складе был кладовщик, а потому я просто спросил у него какого года выпуска снаряды и есть ли на складе снаряды 41 года выпуска. Такие снаряды к моему счастью нашлись, их быстро загрузили в БТ-ешки и БА-10, в тридцатьчетверки грузили 76 миллиметровые, а потом остатки стали споро загружать в грузовики. Следующим делом я поменял своим бойцам из автороты и хозвзвода их трёхлинейки на СВТ-40 и по десять запасных десятипатронных магазина на ствол. На складе оказалось больше тысячи светок, что меня очень обрадовало, их я тоже не собирался оставлять, на них у меня уже были обширные планы. Далее было около пятисот автоматов, ППД, их я тоже оприходовал, выдал по две штуки на танк и бронеавтомобиль. Не забыл я и про диски к ним, помнится что-то говорили такое, что к ним не каждый диск подходил, так что я приказал всем проверить запасные диски, подходят они или нет. Еще нашел 10 ДШК и о чудо с зенитными станками к ним. Вот это была вещь! У меня ведь с зенитным прикрытием ни как, прихватят меня на марше доблестные немецкие люфтваффе и расчихвостят они мой батальон и в хвост и в гриву. Установлю их в кузовах своих грузовиков и будет хоть какая-то защита. Этот склад оказался прямо настоящей пещерой Али-Бабы, здесь оказались даже пистолеты ТТ, ими я заменил наши штатные наганы. Отстреливаться ими из танков я не собирался, а ТТ внушал мне как то больше доверия. Кроме всего этого там нашлось и двадцать 120 мм полковых минометов с большим запасом мин к ним. Мы потрошили склад пару часов, там нашлось даже полсотни пятнистых комбинезонов разведчиков, их я тоже прихватил с собой, как и изрядный запас маскировочных сетей. Лёха и остальные смотрели на всё это разинув рты, они ни как не ожидали, что я просто арестую начальника склада и по большому счету просто займусь его грабежом. Тут ведь арифметика проста, склад всё равно с вероятностью процентов в 90 или будет уничтожен немецкими бомбежками или они позже его захватят, а нам для удачного рейда по тылам противника много чего требовалось. Отдав приказ продолжать курочить склад, я сам вместе с половиной грузовиков поехал в Бобруйск. Мне нужны были люди, кроме того в начавшейся неразберихе вполне возможно было прихватизировать что ни будь полезное на станции.
До города мы доехали быстро, тут и было то всего около десяти километров и в глаза сразу же бросились последствия бомбежки. То тут, то там были дымы от начавшихся пожаров. У здания горвоенкомата уже была достаточно большая толпа народу не смотря на ранний час, около 8 утра, где кроме молодежи были и зрелые мужчины, также среди них мелькали и командиры. Остановив свою колонну у военкомата, я вылез из кабины и прошел в здание. Здесь был легкий переполох, бегали люди, а я сразу прошел к военкому в кабинет, благо он был на месте и с кем-то ругался по телефону. Пришлось немного подождать, пока он не закончил разговаривать и не взглянул на меня.

-Добрый день, капитан Марков, товарищ военком мне люди нужны.
-А вы собственно кто, товарищ капитан?
-Капитан Марков, командир отдельного танкового батальона.
-Танкистов у меня товарищ капитан, нету!
-А мне танкисты пока и не нужны, своих хватает.
-Тогда про каких людей вы говорили?
-Мне нужна минимум пехотная рота для танкового десанта, а по возможности еще водители в первую очередь, а также артиллеристы, минометчики и саперы.
-Куда вам столько?
-Для осуществления рейда по тылам противника.
-А вооружение?
-Минометы есть, но для них нужно сформировать двадцать расчетов, остальное вооружение и технику тоже достанем, а вот расчеты к ним сформировать уже сложней.
-Минаев! – Позвал военком своего помощника. – Вот поможешь товарищу капитану с призывниками.

Мы вышли из кабинета военкома и спустились вниз. Из добровольцев я быстро набрал почти тридцать водителей, полтора десятка командиров из салаг, только что окончивших военные училища, которых война застала в Бобруйске и отставников. Полторы сотни пехоты и почти три десятка минометчиков, артиллеристов и саперов. Они все уже отслужили, так что хоть с этим мне повезло, люди уже с опытом, вот они и станут основой новых подразделений, а к ним еще почти две сотни добровольцев в пехоту. Всего набралось почти три сотни человек, военком, который в начавшейся неразберихе просто не знал, что со всеми ими делать только облегченно вздохнул, так как я снял с его плеч эту проблему. Я пока разбил пополнение по подразделениям и назначил в них командиров, а затем всех, кроме водителей отправил своим ходом к складу, десять километров за пару часов они пройдут, а там получат всё, что положено. Водителей посадил в грузовики и мы направились к железнодорожной станции. Здесь последствия налета были видны лучше, до сих пор горело несколько вагонов, хорошо ещё, что там не было боеприпасов. На станции в эшелоне я обнаружил восемь 37 мм автоматических зениток 61-К, вот это мне подфартило, а ещё почти два десятка новеньких трехосных ЗИС-ов. Пользуясь бардаком, который тут был после бомбёжки и тем, что паровоз был поврежден налётом я быстренько прихватизировал всё это добро. Грузовики споро согнали с платформ, а следом за ними и зенитки. Осталось только установить их в кузовах грузовиков для повышения мобильности, в этом мне помогли механические мастерские, куда я и перегнал всё это хозяйство. Днище кузова Захаров, как неофициально звали ЗИС, усилили и установили в них снятые с шасси зенитки. Это в условиях мастерской было не сложно, проблема встала в другом. Для точной стрельбы орудие должно быть жестко закреплено на поверхности, даже на его шасси было четыре опоры, которые в боевом положении опускали вниз и приподнимали шасси над землёй. Если оставить всё, как есть, то при стрельбе кузов грузовика станет сильно раскачиваться, и тогда ни о какой точности стрельбы нельзя будет говорить. Для устранения этой проблемы решили просто установить на грузовиках опоры. Поперёк кузова, спереди и сзади намертво закрепили две трубы, в них вставили две трубы поменьше диаметром и просверлили отверстия под масленки для смазки внутренней трубы. К концам вставленных труб приварили ещё по трубе, так что получилась своеобразная буква П. В низ опорных труб установили снятые с шасси зенитки опорные плиты вместе с винтом, правда они значительно выступали за габариты кузова, зато это значительно экономило нам время приведения зенитки к бою. Примерно на середине опоры приварили кронштейн с полосой металла и такой же кронштейн на кузове в которые вставлялся штырь фиксатор, который надежно стопорил опоры в боевом положении. Получался обычный треугольник, который делал опоры неподвижными и жестко закрепленными. Для транспортировки сбоку кузова приварили по трубке, куда вставлялся штырь фиксатора. Теперь для приведения зенитки в боевое положение требовалось всего лишь пара минут. Достаточно было просто выдернуть штырь фиксатор и опоры под собственным весом падали вниз на 90 градусов. Затем полоса блокиратора откидывалась к кузову и фиксировалась штырём и блокировала опору в боевом положении, а снизу плита опоры быстро выкручивалась до земли. Для ускорения приведения зенитки в боевое положение в кузов закинули несколько широких деревянных плах, которые подсовывали под опору. Опустилась труба вниз, плаху под неё и несколько раз крутануть за приваренные стержни плиту, пока она не опустится до плахи и всё, кузов машины достаточно надежно зафиксирован на земле и можно стрелять из зенитки, не опасаясь раскачивания машины. Про шасси от зенитки я тоже не забыл, пока мне переоборудовали восемь Захаров, на шасси зениток установили быстро сколоченные кузова и таким образом я получил восемь прицепов. Минимум тонну в них загрузить было можно, так что они пожалуй и полторы выдержат. Сами ЗИС-ы был четырёхтонными, а орудие весило около тонны, плюс экипаж, не намного больше полутора тонн, а потому можно было смело подцепить к нему прицеп и сложить в него бочки с бензином и ящики со снарядами к зенитке. Хотя, пожалуй бензин лучше везти отдельно от зенитки, так спокойней будет. Со всем этим я провозился почти до вечера и к складу прибыл уже часов в восемь.
Без меня прибывшее пополнение переодели в новенькую форму со склада, выдали всё положенное и вооружили СВТ и согласно отданному мной ранее приказу занимались разборкой и сборкой «Светки», так что я застал по возвращении уже что-то похожее на войсковую часть. Всем командирам выдали по ТТ и ППД, причем к ТТ по шесть запасных обойм, веса в них не много, а запас карман не тянет, да и с ППД у них один и тот же патрон. На отделение было девять СВТ и один ДП с шестью запасными блинами, пулемётчикам тоже дали ТТ, как личное оружие самозащиты, хоть это и было не по уставу. Кроме этого создали ещё и пулеметный взвод в составе десяти Максимов, которые тоже оказались на складе. В моих планах было увеличение десанта до полноценного батальона, а потому я приказал взять эти максимы с собой, а кроме них ещё 500 СВТ и 50 ДП. Все десять ДШК, на зенитных станках установили в кузовах грузовиков, сняв с них колеса и щиток, таким образом у меня появилась довольно неплохое зенитное прикрытие. Восемь грузовиков с 37 мм зенитками и десять с ДШК могли оказать достойный прием немецким стервятникам, учитывая, что из ДШК огонь можно было открыть сразу же. Новые грузовики тут же стали перекрашивать в трехцветный камуфляж и до утра краска на них должна была высохнуть.
Ближе к вечеру прихватив с собой в качестве сопровождения один БА-10 и грузовик с бойцами, смотался в наше расположение. Это я холостой, а у половины моих командиров здесь были семьи. Вначале бабье царство уперлось рогом не желая уезжать от своих мужей и только после того, как им было заявлено, что батальон уходит в рейд, а наше расположение будут бомбить, до них дошло, что это не шутки. Также заскочил к стоящим вместе с нами артиллеристам и саперам с предложением прихватить их жен с детьми до вокзала, так как ночью уходил эшелон на Москву. Это я узнал, когда был на станции, а заодно и договорился с железнодорожным начальством на эвакуацию семей комсостава. К десяти вечера привез все семьи на вокзал и лично посадил в поезд, после чего отправился на склад.

Тем же днём я слушал первую сводку СовИнформБюро.

С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от БАЛТИЙСКОГО до ЧЁРНОГО моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточённых боёв противник был отбит с большими потерями. Только в ГРОДНЕНСКОМ и КРИСТЫНОПОЛЬСКОМ направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки КАЛЬВАРИЯ, СТОЯНУВ и ЦЕХАНОВЕЦ (первые два в 15 км. и последнее в 10 км. от границы).
Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населённых пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолётов противника.
Для меня не было секретом, что эта информация скажем так, не совсем соответствует истине, но в моих силах попробовать, что бы они хотя бы здесь более соответствовали заявленному.

Белоруссия, 23 июня 1941 года, окрестности города Бобруйска.

Первый день войны прошел довольно мирно, для нас по крайней мере, мы не попали под бомбёжку или обстрел, а мои командиры были спокойно за свои семьи, так как поезд ушедший в 12 ночи на Москву должен был за ночь выйти из опасной зоны. Утром я распорядился загрузить все машины снарядами калибра 37, 45 и 76 мм и 120 мм минами, а также патронами к винтовкам и ДШК и отвезти это всё за восемь километров в одну хитрую балку в лесу и там всё выгрузить. Следом за этим грузовики сделали ещё одну ходку, но уже с бочками наполненными бензином, соляркой и маслом, так как при складе оказался ещё и небольшой ангар с топливом. Так мне будет поспокойней, зная, что у меня в надежном месте припрятаны боеприпасы и топливо к технике. Разгрузкой и маскировкой я руководил лично и в итоге, всё было очень хорошо замаскировано. В два часа дня, после сытного обеда и получасового отдыха я освободил начальника склада из под стражи и убыл в направлении Слуцка, подцепив к грузовикам все двадцать минометов. Ну не мог я оставить такое богатство, ведь минометы имели скорострельность до 15 выстрелов в минуту. Вот как представлю, как 16 килограммовые мины, выпущенные из двадцати минометов на максимальной скорострельности падают на врага, так и облизнулся, что твой кошак на плошку дармовой сметаны. Триста мин в течение минуты, да это можно любую атаку немчуры отбить не особо напрягаясь, и танки им не помогут, так как у них броня сверху тонкая и взрыв на ней от трёх до четырех килограмм тротила без последствий не оставит. Ну и что, что у меня пока минометчиков всего двадцать человек, это всего одна батарея из 4 минометов, дело то наживное. Было бы из чего и чем стрелять, а в начавшейся заварушке я быстро доукомплектую расчеты из отступающих бойцов. Ещё до наступления вечера мы добрались до Слуцка, проехав чуть больше сотни километров, и имели первое столкновение с хвалеными асами Геринга. На марше нас попробовала атаковать четверка мессеров. Бойцы зорко следили за небом, причем во всех направлениях и этих стервятников заметили вовремя. Они для своего удобства попробовали зайти к нам с тыла, видимо уже участвовали в подобных штурмовках и уже привыкли к отсутствию у советских войск на марше зенитного прикрытия. Вовремя заметив их, бойцы подняли тревогу и колонна встала. Буквально за минуту все восемь зениток были приведены в боевое положение, и четверку мессеров встретил вал огня. Кроме зениток и ДШК, по самолетам противника открыли огонь из своих СВТ и ДП и остальные бойцы, так что у немцев не было ни малейшего шанса. Плотность огня была очень большой, да и целиться было удобно, а потому головной истребитель просто разнесло на куски от попадания сразу двух снарядов и нескольких очередей из ДШК. В его ведомого попал ещё один снаряд и пара очередей, а во вторую пару по несколько десятков винтовочных пуль. Первая пара рухнула на землю, немного не долетев до нашей колонны, а вторая хоть и получила попадания, но не смертельные, хотя об открытии огня они уже не думали. Встретив столь сильный отпор, они попробовали удрать, но не успели. Зенитки развернуться им вслед не успевали, зато ДШК на треногах развернули мгновенно и продолжили огонь. Стрелять по удаляющейся цели было легче, а потому тяжелые пули станкачей измочалили хвосты худых в хлам и они рухнули уже за пределами нашей колонны. Ни кто даже не успел испугаться, настолько быстро всё произошло. Буквально пара минут и четыре костра на земле, а у нас ни каких потерь. Всегда бы так было, вот только к сожалению постояно не получится. Немцы просто не ожидали такого отпора, вот и поплатились за это, а вот когда на нас навалится один или два штафеля лапотников, вот тогда нам и будет жарко, и ещё неизвестно с каким счетом мы разойдемся. Жаль, что горят, не получилось документы у пилотов забрать, этот бой видели только беженцы, которые уже двинулись подальше от границы и войны и при нашем приближении уступали нам дорогу. Они к счастью не пострадали и махали нам приветственно руками, радуясь нашей небольшой победе, видимо им уже доставалось от этих уродов, которые не брезговали ради развлечения обстреливать колонны безоружных людей и сейчас справедливо получившим по своим заслугам. Около восьми вечера, на удобной полянке рядом с дорогой сразу за Слуцком я приказал устроить привал. Технику отогнали к деревьям и замаскировали ветвями и маскировочными сетями. Полевая кухня у нас была одна, ну не получилось у меня достать вторую, ни на складе, ни на станции их не было. Зато это была пусть и тяжелая, но трехкотельная КП-3-37, так что пришлось нашему повару начать готовить на марше, что бы покормить всех в два приема, всё же личный состав вырос больше чем в два раза. Расставив караульных, остальных бойцов заставил снова и снова разбирать и собирать светки и правильно выставлять газовый регулятор. Отличную самозарядную винтовку в наших войсках не очень любили и только потому, что не знали, как с ней правильно обращаться. Вот в нашей морской пехоте она наоборот пользовалась заслуженным уважением, всё же морячки были более технически грамотны чем деревенские парни в пехоте, и могли её правильно обиходить, да и немцы оценили её по достоинству и даже приняли на вооружение. (Карабины Токарева в некотором количестве присутствовали в немецких войсках, самозарядный карабин был принят на вооружение Вермахта под индексом SiGewehr 259/2(r))

Белоруссия, 24 июня 1941 года.

Интересно, про мой батальон ещё помнит начальство или в начавшемся бардаке про меня забыли, вот только ответ на этот вопрос я навряд ли получу. Впрочем, можно сказать ограбленный мной майор тыловик наверняка уже нажаловался на меня вышестоящему начальству. Если его склады не разбомбили, то он должен отчитаться за вверенное ему имущество. В любом случае я не жалел о своих действиях, так у меня есть возможность распорядится намного эффективней той силой, которая оказалась под моим командованием. Уже сейчас мой батальон значительно усилился всего лишь за счет роты десанта. Скоро, как я надеялся, у меня в подчинении будет и несколько артиллерийских и минометных батарей. Минометы кстати уже есть, надо только расчеты к ним дать, а артиллерия тоже не проблема, сейчас столько техники брошенной будет, что подберу себе по вкусу. Тут проблема тоже будет только в расчетах, но и это ненадолго, сколько народу отступает, вот их и припашу. Мои расчеты стали оправдываться уже через несколько часов. После обильного завтрака, так как с обедом могли быть проблемы, мы тронулись в путь и скоро увидели нашу разбитую артиллерийскую колонну, вдоль обочин стояли разбитые и обгорелые машины и орудия. Остановив движение, я вышел осмотреть их при этом наше доморощенное ПВО бдительно смотрело во все стороны и бдило, что бы не пропустить внезапной атаки немецких стервятников. Осмотр вышел неутешительным, мы нашли всего две целые полуторки, три противотанковых 45 миллиметровки и две 76 мм пушки Ф-22. Что-ж, начало моей артиллерии положено, дальше, как я надеялся, подберу себе ещё пушки. Сейчас сразу приставил к найденным орудиям расчеты и выделил грузовики для их буксировки. Пока будет две неполные батареи, а вообще я планировал пять батарей, три противотанковых с 45 миллиметровками и две обычные с Ф-22. Более крупные калибры… и хочется и колется и мама не велит. С одной стороны конечно мощь, 122 или 152 миллиметровых гаубиц это сила, а с другой стороны уж больно они тяжелы и для моих задач мало подходят. Уж лучше я полностью разверну тяжелые 120 миллиметровые миномёты, как раз пять батарей получится. Пускай у них дальность маленькая всего до 6 километров и мина послабей снаряда будет, зато у них скорострельность раз в 6-7 больше чем у гаубиц. В найденных полуторках оказались снаряды, выгружать их мы не стали, просто посадил в них имевшихся безлошадных водителей и мы тронулись в путь. Навстречу нам почти нескончаемым потоком тянулись беженцы, они неохотно уступали нам дорогу, а потому и так невысокую скорость движения пришлось снизить ещё больше, что бы кого ненароком не задавить. Многие с воодушевлением смотрели на нас, видать они ещё не видели так оснащенной колонны. Шесть раз нас пытались бомбить или обстрелять с самолетов, но каждый раз неудачно. Такого разгрома, как в первом бою больше не было, мы сбили всего три самолета, одного худого и двух лапотников, да ещё несколько повредили, зато и сами не имели потерь. К вечеру мы добрались до Барановичей, в сам город снова заходить не стали, ну его к лешему. Кто знает, что за начальство там может оказаться и что они могут придумать в нашем отношении. Что говорит солдатская мудрость – подальше от начальства и поближе к кухне. Кроме того в лесу у города безопасней в плане налётов, встали под деревьями, ветками замаскировались и нас с верху не видно. В семь вечера бойцы поужинали, и до отбоя я заставил их проверить всю технику, а артиллеристы осваивали свои новые орудия. Кадровых из них было раз, два и обчелся, вот они и гоняли молодняк, пока есть время. В бою от этого могла зависеть их жизнь, а потому нечего было тратить время попусту.

Интерлюдия.

Интендант второго ранга Бобров сидел в приемной наркома госбезопасности Белорусской ССР Лаврентия Цанавы. Сразу же, как только капитан Марков его выпустил, он попытался дозвонится до своего начальства, но неуспешно, а утром следующего дня налет немецкой авиации полностью уничтожил его склад. И не важно что уцелело только то, что вывез с его склада этот наглый и борзый капитан, главное, что это всё было сделано без ведома начальства, а этот капитанишка посмел ему угрожать и даже арестовал его, а такое он, интендант второго ранга Бобров никому прощать не собирается. Посмотрим, как этот Марков будет потом общаться с сотрудниками республиканского НКВД.
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.
AllexxGL M
Автор темы
Аватара
Возраст: 49
Откуда: Питер - Гамбург
Репутация: 2204 (+2216/−12)
Лояльность: 400 (+401/−1)
Сообщения: 1444
Темы: 76
Зарегистрирован: 12.06.2013
С нами: 6 лет 5 месяцев

Sponsor

Sponsor
 


#2 Yugri » 03.10.2019, 16:42

ждемс проду
Yugri
Репутация: 275 (+282/−7)
Лояльность: 69 (+69/−0)
Сообщения: 236
Зарегистрирован: 21.01.2018
С нами: 1 год 9 месяцев

#3 Георгий » 03.10.2019, 19:33

AllexxGL писал(а):Какой отсюда вывод? Да самый простой, значит никаких дебильных лобовых атак, а только действия из засад и плевать на нынешний устав. Зато для них в немецком тылу полное раздолье,

Тут вот какое дело в начале 41 года выпущено ПОСОБИЕ ДЛЯ БОЙЦА-ТАНКИСТА. КНИГА 1941 ГОДА http://pro-tank.ru/tanki-v-bou/posobie-for-tankist. Данное издание выпущено до ВОВ. Очень интересное издание. Прямо руководство для попаденца.
Георгий
Репутация: 33 (+35/−2)
Лояльность: 11 (+12/−1)
Сообщения: 49
Зарегистрирован: 25.03.2016
С нами: 3 года 7 месяцев

#4 AllexxGL » 03.10.2019, 20:02

Георгий, я не знаю, что там было написано, но как тогда объяснить совершенно неподготовленные атаки наших танков в результате чего они несли неоправданные потери. А сражение под Дубной, где у РККА танков было раз в 5 больше чем у немцев и они его проиграли.
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.
AllexxGL M
Автор темы
Аватара
Возраст: 49
Откуда: Питер - Гамбург
Репутация: 2204 (+2216/−12)
Лояльность: 400 (+401/−1)
Сообщения: 1444
Темы: 76
Зарегистрирован: 12.06.2013
С нами: 6 лет 5 месяцев

#5 AllexxGL » 03.10.2019, 20:23

Белоруссия, 25 июня 1941 года.

«Броня крепка, и танки наши быстры, и наши люди мужеством полны. В строю стоят советские танкисты – Своей великой Родины сыны.
Гремя огнем, сверкая блеском стали, пойдут машины в яростный поход, когда нас в бой пошлет товарищ Сталин, и первый маршал в бой нас поведет.»


Я тихонько напевал себе свою любимую песню «Марш советских танкистов», настроение было отличным, теперь навряд ли какой дуболом с лампасами испортит мне мои планы, день, максимум два и я в немецком тылу, а там развернусь так, что чертям в аду тошно станет.
Утром всё пошло по заведенному порядку, подъем, приведение себя в порядок, завтрак, короткая проверка техники и выступление. Нам надо было на Иванцевичи, а до них было около 80 километров, это 4 часов езды с нашей скоростью, вот только тут не учитывались остановки, которые наверняка будут. Гнать без разведки я не собирался, тут точно по пословице – поспешишь, людей насмешишь, а в моем случае придется расплачиваться кровью, причем своей кровью. Мы тронулись в путь, правда далеко мы уехать не успели. Только мы отъехали километров на десять от города, как нам навстречу вылетела полуторка, она гнала по раздолбаной дороге, как оглашенная. Увидев нас, водитель машины притормозив заорал – Немцы прорвались!!! Впереди немецкие танки, много! – и зразу же рванул дальше по полю объезжая нас. Впереди, в паре километров с левой стороны к дороге примыкал лес, вот туда мы и устремились. Через километр я оставил в малюсенькой рощице две бронемашины и взвод пехоты с двумя максимами. Их задачей был перехват немецкого дозора, который непременно должен был быть. Достигнув леса, мы свернули в него и медленно стали продвигаться между деревьями параллельно дороге. Это я приказал сделать, что бы не оставлять лишних следов на дороге. Засада тянулась на полкилометра, до дороги было всего около сотни метров, и я равномерно распределил всю технику, расположив все Т-34 в начале засады. Правда это смотря с какой стороны смотреть. Если по ходу нашего движения, то в конце. А если по ходу движения немцев, то в начале. Бэтешки и бронемашины были равномерно перемешаны, а пехота залегла между ними. Я отдал прямой приказ, танки жечь, а бронетранспортеры и грузовики по возможности беречь, на них у меня были особые планы. Свободные водители у меня ещё были, а там и новых подготовлю, и из отступающих наберу. Я хотел пересадить весь свой десант на бронетранспортеры, у них и проходимость получше чем у грузовиков, всё же полугусеничные и какая, никакая, а броня, хоть немного, а защитит. По крайней мере от осколков гранат и малокалиберной артиллерии защитит, да и винтовочный выстрел, если не под прямым углом и не в упор тоже сдержит. А ведь там и зенитные бронетранспортеры могут быть, вот насчет них был четкий приказ – лучшие стрелки должны были выбить их экипажи и водителей в первую очередь, это что бы гансы не смылись. Сейчас лето, жарко, солнце печет во всю, а немцы на марше, нападения явно не ждут, потому и бронезаслонки на окнах открыты. Кстати бой начнут именно стрелки, за шумом двигателей машин и танков, звуки выстрелов будут не так хорошо слышны и немцы не сразу обратят на них внимание. Нам главное успеть остановить как можно больше бронетранспортеров не повредив их. С грузовиками проще, они не бронированы и их водителей можно достаточно легко застрелить и потом, во время боя.
Закончив с распределением машин, вызвал к себе Когана, он теперь был нашим штатным фотографом, чему кстати говоря он очень обрадовался. Дал ему задание, сначала сфотографировать нашу засаду со стороны дороги, а потом фотографировать немцев. На всякий случай придал ему двух бойцов и он с ними засел чуть в стороне, что бы иметь возможность охватить взглядом всю засаду.
Прошло около получаса, когда показался передовой дозор противника. Он состоял из шести мотоциклов, танка двойки и двухосного броневика с малокалиберной пушкой.

Дозор мы пропустили, все равно далеко не уйдет, так как впереди их тоже ждет засада из взвода пехоты с двумя максимами и двух БА-10. Захотят фрицы вернутся назад, пожалуйста, встретим с превеликим удовольствием, не захотят и попробуют слинять, так засада их перехватит.
В полукилометре от головного дозора шла основная колонна немцев. Легкие танки, двойки и тройки, бронетранспортеры и грузовики с пехотой и орудиями. Восемь противотанковых колотушек, а также две полевые кухни. Я по рации ещё раз всех предупредил – по бронетранспортерам и машинам из орудий не стрелять, а если какой урод полевые кухни повредит, то я его в нарядах сгною. Колонна дошла до приметного, специально нами полу поваленного дерева, когда лучшие стрелки открыли огонь из винтовок по бронетранспортерам.
Вот послышались резкие щелчки выстрелов, тут нам очень пригодилось то, что бойцы были вооружены СВТ, и им не надо было передергивать затвор после каждого выстрела и потом снова прицеливаться, что давало дополнительные шансы успеть подстрелить сквозь открытые окна больше водителей. То один, то другой бронетранспортер стали или останавливаться или уходить с дороги в стороны. Немцы сразу остановились, а что они должны были подумать, просто некоторое количество наших бойцов решили обстрелять проходящую мимо них колонну противника. Башни танков стали поворачиваться в нашу сторону, а из остановившихся машин высыпала пехота, и рванула было вперед. Вот тут я и отдал приказ на открытие огня по танкам. Стрельба с места, да по неподвижной мишени, да ещё и в борт, где броня тоньше, да с расстояния в метров сто, считай что в упор, это было что-то. У немцев было тридцать два танка, они шли в два ряда и шестнадцать из них сразу же получили по попаданию, кто в моторный отсек, отчего танк почти сразу загорался, в нескольких танках детонировали боекомплекты, когда снаряды попали в боевое отделение, еще четыре просто замерли, видимо убило или тяжело ранило их экипажи. С первого же залпа мы ополовинили танки противника, а после этого открыли стрельбу по второму ряду, а вот тут уже было посложней. Для верности я приказал вначале уничтожить ближний к нам ряд и некоторые танки получили по два снаряда, всё же у нас было больше орудий. Немцы открыли ответный огонь, но наши хорошо замаскированные танки и бронемашины было не так легко разглядеть в лесу, они демаскировались только вспышкой в момент выстрела. Теперь нам надо было выцеливать оставшуюся половину немецких танков, которые спрятались за своими подбитыми товарками. Это было уже посложней, но мои ребята всё равно попадали в них, всё же расстояние было слишком маленьким. Немцы тоже слегка пристрелялись, хорошо, что я расположил в голове их колонны тридцатьчетверки, немецкие снаряды их не брали даже с такого расстояния. Правда и мы стояли к ним в лобовой проекции и все уязвимые места были противнику или недоступны или невидимы. Это сейчас нам лафа, на тройках стоят или 37 миллиметровые пукалки, или 50 миллиметровые, но короткие. Вот позже станут ставить длинные 50 миллиметровки, с повышенной бронепробиваемостью, и вот тогда с такого расстояния даже 34-ке станет неуютно. В мой танк тоже попали, в башню, ощущение было не из приятных, хорошо не случилось откола брони, а то порой бронебойная болванка саму броню не пробьют, а экипаж осколками внутренней брони посечёт. Так слегка в голове загудело от попадания и всё. Выстрел, еще раз выстрел, попал! Мой 76 миллиметровый снаряд попал прямо в башню вражеской тройки, от чего в ней детонировали боеприпасы, и башню сорвало с погона и отбросило в сторону. Всё же очень неудобно сейчас в 34-ке, башня маленькая, тесно, дым от сгоревшего пороха дышать не даёт и глаза ест, а мне надо или по противнику стрелять или боем руководить. Вот бы Т-34-85 с командирской башенкой и отдельным наводчиком, но до неё ещё дожить надо. Бой тем временем уже заканчивался. Танков противника осталось всего несколько штук и по ним сосредоточено стреляли из нескольких орудий по каждому, так что ещё пара минут и с ними будет покончено. Пехоту противника тоже прижали к земле, восемь станкачей и почти два десятка ручников капитально прижали немцев к земле, не давая им и носа поднять, а остальные бойцы в это время неспешно расстреливали их из своих винтовок. Немцы правда попытались ответить из бронетранспортеров, было несколько штук зенитных и с небольшими орудиями, вот только все они были за обычными щитками, а не в башнях, а потому их расчеты и выбили моментально. Сто метров не такое большое расстояние для хорошего стрелка, а с самозарядной винтовкой тем более. Вот запылал последний немецкий танк и я дал команду выехать вперёд, а за нами, прячась за броней танков и бронемашин пошла пехота. Вроде почти всех фрицев добили, но как говорится – береженого, бог бережет. Мне лишние потери совсем не нужны, тем более глупые, которые можно было избежать. То тут, то там сквозь шум моторов звучали одиночные выстрелы, это мои бойцы добивали немцев. Тут же я заметил и крутящегося Когана, он то и дело фотографировал, разгромленную немецкую колонну и моих бойцов, добивающих выживших противников и собиравших трофеи.
В авангарде тоже в это время уже разобрались со своими противниками. Немцы, услышав звуки боя и обернувшись, увидели пылающие танки и избиваемою пехоту, а потому решили не геройствовать и свинтить по-тихому, не отсвечивая, пока и им не досталось на орехи. Помочь своим они особо ни чем не могли, уже с первого взгляда они поняли, что их колонна попала в прекрасно организованную засаду и уже обречена. Они не стали задерживаться и рванули вперед, и через пару минут получили своё. Закрыть люки они не догадались, а потому застрелили не только водителя бронемашины, но и механика водителя двойки. Они оба встали, а пулемёты в это время причесали байкеров, да так удачно, что даже не повредили их мотоциклы. Тут один из бойцов рванул к танку и закинул в него гранату РГД 33 без оборонительной рубашки, прямо через всё ещё открытый люк мехвода. Грянул взрыв, из танка вырвался дым, но боекомплект к счастью не сдетонировал, зато экипаж… Представьте себе взрыв в замкнутом пространстве 200 грамм тротила, тут даже без осколков, одной ударной волной так приложит, что и осколков не нужно. Короче экипаж немецкой двойки приказал долго жить, а танк уцелел и даже повреждений почти не получил, только испачкался внутри, немножко… Наскоро вытащив трупы из танка и бронемашины, бойцы тряпками кое как стерли кровь, пока она ещё не успела засохнуть. Один из бойцов оказался трактористом, остальные с грехом пополам разобрались с мотоциклами, аппараты хорошие и бросать их им не захотелось, да и я сам их не бросил бы. Умевший ездить на мотоцикле боец провел краткий ликбез, и слегка помучившись, народ всё же пригнал к нам мотоциклы. Трофеи оказались просто царскими, кроме танка и колёсной бронемашины с шестью мотоциклами нам достались и практически все бронетранспортеры и грузовики. Пять бронетранспортеров оказались с зенитными 20 мм автоматами и две с 37 мм пушками. Как раз хорошо усилят нашу противовоздушную оборону, а два с 37 мм пушкам и двухосный бронеавтомобиль отойдут в разведвзвод. Еще два десятка обычных бронетранспортеров и грузовики, в том числе и восемь с противотанковыми орудиями. Кроме того было то, что заставило меня облизнуться, как того мартовского кота над крынкой сметаны, мобильная мастерская на трех грузовиках, в которых стояли станки. Два полных продуктов грузовика с полевыми кухнями. Орудия пришлось оставить, они и по калибру меньше наших были, всего лишь 37 мм и прицелы у них другие, на них переучиваться надо. Кроме того тут и наших орудий полно, лучше их подобрать. Немного помучился, решая, что делать с трофейными орудиями. С одной стороны, раз я их сам не взял, то может кому другому сгодятся, а с другой стороны если и наших орудий валяется брошенных по всем дорогом столько, что немцы даже наладили для наших трофейных пушек производство снарядов. Скрепя сердце приказал забить дуло деревяшкой из наскоро спиленного дерева подходящего диаметра, а потом, загнав в ствол снаряд выстрелить. Рвануло знатно, выведя орудия из строя, их теперь только на переплавку, максимум можно снять лафет и кое что из другого, прицелы кстати тоже разбили. Все несгоревшие танки облили бензином и подожгли, теперь точно они были годны только в переплавку. Читал я, как немцы оперативно восстанавливали свои поврежденные танки и в кратчайшие сроки возвращали их в строй, так что с этими такой фокус уже не выйдет. Прошерстив все трофеи, мы стали богаче почти на сотню пулемётов, что-что, а немецкие единые MG-34 машинка классная, честно говоря, даже лучше наших ДП. Почти два десятка автоматов МП 38/40, хрен его знает, какая именно модель, они там практически ничем не отличаются друг от друга. Еще около трех десятков пистолетов, тут соблазн тоже был, оставить себе свой ТТ или заменить его на немецкий парабеллум. Решил оставить его вторым, потом, если выйдет оказия, закажу себе сбрую для ношения под мышкой, на груди и на ноге. Кто его знает, как потом жизнь сложится, может и пригодится когда. На месте засады мы простояли около часа, пока не оприходовали все. Забрали даже немецкие винтовки, мне они были нафиг не нужны, но оставлять их немцам я тоже не хотел. Взял с собой, а там глядишь для чего и сгодится, хотя бы и припрятать их где, партизанам потом сгодится. А вот что тоже меня очень обрадовало, так это немецкие котелки и металлические фляжки. Их я сразу же распорядился выдать всем своим бойцам вместо наших стеклянных фляжек и круглых котелков. На той технике, что решили взять с собой, я хотел ещё и кресты по быстрому замазать, а вместо них звезды нарисовать, но взглянув на пыльную дорогу передумал. Лучше подожду до вечера, а там минимум часов восемь пробудем на привале, как раз подсохнуть успеет. Пока бойцы разбирались с трофеями я разбирался с документами, несколько человек неплохо знали немецкий, и судя по документам нам встретился первый батальон, шестого танкового полка, третей танковой дивизии, второй танковой армии Гудериана, быстроходного Гейнца, как называли его немцы.

А предупредивший нас водила в это время поднял панику в Барановичах и прежде чем его успели задержать, свинтил из города дальше. Еще больше эти слухи усилила начавшаяся с той стороны едва слышная канонада, она правда продлилась совсем недолго и замолкла. Для получения достоверных сведений, военный комендант города отправил на разведку полуторку с отделением бойцов, правда потребовалось ему для этого почти час. Старшина Ковалев, который командовал импровизированной разведгруппой, сел в кабину к водителю, десяток бойцов с трехлинейками забрались в кузов, и машина тронулась в путь. Довольно скоро они увидели многочисленные дымы впереди, а подъехав поближе, увидели и догорающие танки немцев. Полуторка остановилась не доезжая где-то с километр до уничтоженных танков противника. Ковалева заинтересовали труппы немцев отдельно валявшиеся около дороги, почти два десятка. Осмотрев местность вокруг, он нашел место засады, на земле были следы от колес и гусениц, а также множество винтовочных гильз. Судя по всему перебив немцев, наши бойцы, устроившие здесь засаду, захватили их машины и уехали на них, причем в сторону границы, так как они по дороге сюда ни кого не встретили. Снова забравшись в полуторку, поехали дальше, через пять минут остановились уже перед уничтоженной колонной. Снова спрыгнули и стали изучать место боя. Тут и там на земле валялись убитые немцы, правда все без оружия. Неизвестные, которые уничтожили прорвавшуюся колонну противника, обобрали их очень качественно. Судя по всему, они притаились в лесу и ударили немцам в бок. На опушке были видны многочисленные следы от гусениц и колес. Всё внимательно обследовав, Ковалев поехал назад с докладом.
Мы проехали около 40 километров, когда показалась небольшая речка. Сориентировавшись по карте, я определился где мы, это была река Щара. Сама по себе она не большая, но без моста через неё не переправится, по крайней мере технике. Идеальное место для следующей засады, раз нам уже попались немцы, то и следующих не придется долго ждать, ну не одни же те немцы прорвались. Только мы встали перед речушкой, как впереди показалась колонна наших отступающих войск. Это оказались части 121 стрелковой дивизии, 574 пехотный полк от которого остался лишь усиленный батальон при пяти противотанковых сорокопятках и с почти пустым боекомплектом для них, на каждое орудие всего по полтора десятка снарядов. Я как раз намечал огневые точки для своих танков, бронемашин и орудий в полукилометре от моста, когда показались наши. Огневые точки я старался расположить в самых неприметных местах, что бы они как можно дольше не были обнаружены противником. В идеале он должен был их увидеть только в момент открытия огня. Тут меня и застал командир отступающей части.

-Командир 574-го стрелкового полка, майор Магеров.
-Командир отдельного танкового батальона капитан Марков.
-Собираетесь держать тут оборону товарищ капитан?
-И да и нет.
-Это как? – Искренне удивился Магеров.
-Это означает, что я собираюсь устроить тут огневой мешок передовой части немцев которые тут появятся, а потом перейду мост и двинусь дальше.
-Товарищ капитан, как это идти дальше?
-Очень просто, моя задача совершить рейд по тылам противника. У меня моторизированная часть, вы уже видели мою технику, все бойцы на колесах.
-Вот кстати по поводу техники я и хотел спросить, я у вас там видел много немецких бронетранспортеров, да и грузовиков тоже.
-Это мы несколько часов назад из засады полностью уничтожили немецкую танковую колонну.
-А ваши потери?
-Всего несколько легкораненых.
-Это невозможно капитан! Немцы противник серьёзный, их так просто не возьмешь.
-Умеючи можно и блоху подковать, а не умеючи и хрен сломать, хоть он и без костей. Когда товарищ майор во фланг походной колонне противника, практически в упор открывают кинжальный огонь из почти четырех десятков артиллерийских стволов, поддержанные парой десятков пулемётов и пары сотен самозарядных винтовок, то тут уже никакая выучка не спасет. Тут главное подловить врага со спущенными штанами. Противника уничтожил, потерь не понес и трофеями разжился, а всё потому, что не полез на рожон.
-Значит, надолго тут не задержитесь?
-Нет товарищ майор, вот только следующей немецкой группе глаза на жопу натяну и моргать заставлю, а потом двинусь вперёд.
-Как вы сказали?
-Что сказал?
-Про немцев сказали.
-А, глаза на жопу натяну, а что?
-Да выражение ваше…
-У каждого свои присказки.

Я приказал поделиться частью трофеев с полком Магерова, в частности полсотни немецких винтовок и десяток ручников MG-34, а также с наших запасов пополнить им боекомплект к сорокопяткам. Бойцы были уставшими и голодными, а потому последовав моему совету, майор пока отвел их немного в тыл и там наш повар с помощниками, благо в его хозяйстве появились ещё две трофейные кухни, принялся готовить и на них тоже. Мы только-только успели замаскироваться, как появился немецкий разведдозор. Восемь мотоциклистов с двумя бронетранспортерами и легким танком. Они подъехали к мосту и остановились, несколько мотоциклистов пошли его осматривать и не найдя ничего подозрительного дали отмашку на движение дальше. Благополучно переехав мост, они двинулись дальше, если не вернутся потом назад, то их счастье, а если вернутся… короче сильно пожалеют об этом, правда жалеть будут не долго. А вот показалась и голова танковой колонны, судя по всему, это был второй танковый батальон.
Немцы не спеша переправлялись через речушку, вот уже переправились все танки и начали переправляться бронетранспортеры с грузовиками. Подпустив их метров на сто, я приказал открыть по ним огонь. Время что бы подготовится у нас было, а потому вся техника стояла в капонирах и над землёй торчали только башни, свою немногочисленную артиллерию я расположил на флангах. Две Ф-32 на правом фланге и три сорокопятки на левом, также вырыли небольшие орудийные портики и для минометчиков. Запас мин пока достаточный, так что пускай на кошечках потренируются, пока возможность есть. Распределив цели заранее, мы первым же залпом уничтожили девятнадцать танков, попаданий было больше, но часть танков просто повредили или снаряды отскочили от их брони, срикошетировав, в основном из БТ. Даже на такой дистанции если снаряд попадал под острым углом, то уходил в рикошет. Теперь, каждый стрелял выбирая себе цель самостоятельно, в своём секторе огня и спустя всего пару минут мы добили танки и переключились на бронетранспортеры и пехоту. Ответные выстрелы немецких танков результата не принесли. Во-первых, не успели сориентироваться, а во-вторых, мои танки были полузарыты в землю и хорошо замаскированы, вот и результат – 43:0 в нашу пользу. Правда и танки эти оказались легкими чешскими LT vz.38, которые наши сорокопятки с БТ легко щелкали тем более на такой смешной дистанции не говоря уже о Т-34 с их Ф-34. Немцы на той стороне реки попытались развернуть свои противотанковые орудия, но первая рота своевременно перенесла на них свой огонь и немецкие артиллеристы, вернее те, кто выжили под нашим обстрелом, разбежались.

Магеров всё же не удержался и тоже присоединился к бою, хорошо ещё, что он с дуру не рванул в атаку с шашкой наголо, а сначала подошел ко мне. Пришлось мне, прекратив стрельбу, высунутся из танка и крикнуть ему, что бы он без меня в атаку не шел. Приказывать ему я не мог, он ведь и по званию и по должности меня выше. Тыловые службы, которые ещё не успели переправиться, развернулись и попытались удрать. По моему приказу обе роты на БТ выехали из капониров, подхватили на броню десант и рванули вперед. Следом за ними пошли трофейные бронетранспортеры с моей пехотой. Пулеметные очереди буквально выкашивали немцев, работали все ручники, и наши ДП и трофейные МГ. Даже наши зенитные ДШК на грузовиках включились в работу, так как угроза для них была минимальной. Минометчики не жалели мин и перед немцами разверзся ад. Немногие ещё живые немцы на нашем берегу уже не представляли особой угрозы и ими занялись бойцы Магерова, а моя рота тридцатьчетверок с бронеавтомобилями и частью трофейных бронетранспортеров помогала им в этом.

Интендантуррат Пауль Вебер.

Колонна быстро продвигалась вперёд, после того, как наши доблестные войска прорвали оборону большевиков, сильного сопротивления пока не случалось. Первый батальон вместе с пехотой ещё утром ушел в рейд, а мы немного задержались и сейчас догоняли его. Мы, тыловики, конечно не идем на острие атаки, но и без нас, наши бравые парни далеко не уедут. Кто спрашивается, вовремя подвезет им топливо и боеприпасы, а кто накормит их? Вот только и слышишь в ответ от них в свой адрес презрительное – тыловые крысы! А ведь мы идем следом за ними и рискуем не намного меньше их, а они нас так презирают. Русской авиации не видно, ребята Геринга крепко знают своё дело и наш марш больше походит на загородную прогулку. Вот нам встретился мост через речку, и колонна встала, пока разведка и саперы не проверят его, а то Иваны имеют дурную привычку иногда минировать мосты и взрывать их во время переправы. Отмашка, и колонна продолжает путь, вот переправляются наши доблестные танкисты, а вслед за ними начала переправляться и мотопехота. Артиллерийский залп прозвучал совершенно неожиданно, я даже не видел его, так как в этот момент смотрел в другую сторону, но быстро глянув на тот берег ужаснулся. Не меньше десятка наших танков горели, а тут последовал новый залп, с нашего берега было плохо видно, но ещё с десяток танков загорелись, и главное противника было не видно, только вспышки выстрелов из леса. Артиллеристы попытались быстро развернуть орудия, но не успели, русские перенесли часть своего огня на них, и ни чем не защищенные наши парни стали гибнуть. От нас тут толку было мало, а потому я приказал немедленно уводить тыловые подразделения полка из под огня русских. Пока мы разворачивались, русские добили наших доблестных танкистов и около двух десятков их Микки-Маусов (немецкое прозвище наших танков БТ за характерный вид их башни с открытыми люками) с пехотой на борту рванули к нам, а следом за ними и НАШИ бронетранспортеры но с русской пехотой, черт бы побрал этих русских. Взрыв, еще один взрыв и машина съезжает с дороги в канаву, Вспышка огня прямо перед капотом, сильный удар в грудь, боже, как больно и темнота…
Уйти смогли разве что единицы, по крайней мере, ни одной единицы техники мы не упустили. Трофеи у нас богатые, вот только много хорошего пожгли или повредили, до вечера надо всё что можно оприходовать, а остальное сжечь, что бы немцы не смогли это восстановить. Нам опять повезло, потерь не было, хотя это везение было следствием хорошо и грамотно подготовленной засады. Выскочи мы в лобовую атаку, как действовало большинство командиров РККА и разбить немцев мы пожалуй разбили, но вот только это была бы пиррова победа. На такой дистанции немецкие элтешки легко пробьют броню моих БТ даже из своих 37 миллиметровых пукалок. После этого пришлось бы мне переформировывать свой батальон, а в нынешних условиях это просто не реально сделать.
-Ну капитан, одно слово – порадовал ты меня, каких-то десять – пятнадцать минут и немецкого танкового батальона с пехотным усилением как небывало! – Услышал я вернувшись назад.
-А это товарищ майор потому, что воевать уметь надо, не переться противнику прямо в лоб, что бы потом все его колотушки ловить, а подловить его со спущенными штанами. Вылети мы им навстречу, и получили бы от немцев по полной, а нам оно надо? Тут правило простое, кто кого первым увидел, тот того и уничтожил, а потому надо по возможности воевать из засады, как мы сейчас. Не встали у фрицев на виду…
-Как ты сказал, у фрицев?
-Ну да, это ведь, как и Ганс распространенные немецкие имена. Они нас например Иванами называют, а для нас они гансы и фрицы. Так вот, хочешь победить с минимальными потерями, замани противника в засаду, в огневой мешок, и потом спокойно уничтожь его. Это у вас товарищ майор выбора нет, поставили вам задачу окопаться и ни шагу назад и всё, а я выбор имею и могу сам навязать противнику бой на своих условиях, там и тогда, когда это выгодно мне. Для меня главное связь и подвижность, маневр, если я в глухую оборону встану, то немцы быстро на меня свою артиллерию и авиацию наведут и буду я без всякого толка технику терять и потери нести. Когда у тебя есть артиллерийская поддержка и надежная ПВО, тогда противника можно долго сдерживать, а так…

-А с маневром толк будет? – Немного зло спросил меня Магеров.
-Будет товарищ майор и ещё какой толк будет. Основная ударная сила у немцев это танки, плюс возможность быстро перебросить им в поддержку пехоту, а техника требует горючего, да и боеприпасы у них не бесконечны. Стоит только нарушить им снабжение и вся эта армада встанет, так как ей не на чем будет ехать и нечем стрелять. Легкие танки, такие как мои БТ, в прямом бою с немецкими танками понесут большие потери, а вот налететь и уничтожить мост, железнодорожную станцию или склад смогут прекрасно, а ведь кроме этого ещё есть и тыловые колонны. Есть ещё один очень важный момент, сейчас немцы висят в воздухе, а какая самая лучшая ПВО?
-Наверно наши истребители.
-Ответ неверный товарищ майор, самая лучшая ПВО в мире, это наши танки на аэродромах противника.
Магеров весело рассмеялся, когда услышал это. – Ну ты капитан и даешь, впрочем глядя на твои художества тут, думаю тебе это будет вполне по плечу. Смотрю, далеко пойдешь, если только выживешь.
- Семи смертям не бывать, а одной не миновать, будем живы не помрем, а напрасно рисковать я не собираюсь. Я ещё хочу на своих танках в Берлин въехать и на ихнем Рейхстаге расписаться!
-А въедем?
-А куда мы с вами денемся, конечно въедем, те кто в живых останется, а что бы остаться в живых, воевать надо уметь. Не переться дуром напролом, а действовать с умом, где обойти, а где и притворно отступить, что бы врага в ловушку завести. А теперь товарищ майор давайте займемся самым приятным.
-Это чем же?
-Как чем? Разумеется сбором трофеев, как говорит старая народная мудрость - что с бою взято, то свято. Тут можно многим поживится, вам к примеру немецкие орудия нужны?
-А тебе нет?
-Зачем? Я себе по дороге наших наберу, вы мои пушки видели?
-Видел и что?
-Я их просто по дороге подобрал из разбомбленной нашей колоны, а она ведь не единственная. Сейчас таких разбитых колон много на дорогах. Вы мое воздушное прикрытие видели, меня просто так не побомбишь и не поштурмуешь, мы уже почти с десяток самолетов противника сбили, так не поверите, немцы нас облетать стали. Как дадим залп, так они в сторону сигают, а другие части такого прикрытия не имеют, вот и несут потери. А вам я посоветую немецкие пулеметы собрать и патроны у солдат для них выгрести, они вам в обороне очень пригодятся.

Сбор ништяков затянулся на пару часов, Магеров для себя добыл три немецких полевых кухни вместе с продуктами, чему все очень обрадовались, свои майор потерял в боях и теперь был очень рад, так как одной проблемой стало меньше. На свой берег перетащили 12 немецких 37 миллиметровых противотанковых пушек и все снаряды к ним. Еще добыли 9 немецких станковых пулеметов и 15 ротных минометов с боезапасом. Майор не имел четких приказов, он просто отступал, а тут место для обороны ему в принципе понравилось. Достаточно топкая речка, которую кроме как по мосту технике и не пересечь, если так сунутся, то завязнут, бродов рядом нет, а у него теперь противотанковые пушки есть пускай и 37 миллиметровые, артиллерийские расчеты остались, так что теперь сунувшихся к нему немцев будет ждать очень неприятный сюрприз. Этот странный капитан со своим батальоном решил остаться тут до утра. Хотя его действия не укладывались ни в какие уставы, но оказались весьма результативными. Практически без потерь, несколько легкораненых не в счет, он разгромил как минимум равные силы противника, а если учесть, что перед этим он уничтожил уже одну аналогичную колонну противника, то счет был более чем в его пользу.
А мои орлы в это время перекрашивали свои новые трофеи, в основном просто закрашивали немецкие кресты и рисовали наши звезды, что бы какие окруженцы или иные бойцы сдуру не пальнули по ним, увидев перед собой немецкую технику. За ночь как раз краска подсохнет ну и разведку заслал вперёд на трофейных мотоциклах вместе с рацией. Среди трофеев была и машина связи, а кроме неё и пара командирских бронетранспортеров с мощными рациями и разумеется несколько переносных. Мои маркони быстро с ними разобрались и перенастроили, после чего один из них отправился вместе с разведчиками вперёд.

От Советского Информбюро.
25 июня подвижные части противника развивали наступление на Вильненском и Барановичском направлениях. Крупные соединения советской авиации в течение дня вели успешную борьбу с танками противника на этих направлениях. В ходе боя отдельным танковым группам противника удалось прорваться в район Вильно – Ошмяны … Попытки противника прорваться на Бродском и Львовском направлениях встречают сильное противодействие контратакующих войск Красной Армии, подержанных мощными ударами нашей авиации…Стремительным контрударом наши войска вновь овладели Перемышлем. На Черновицком направлении наши войска отбили крупные атаки противника, пытавшегося форсировать реку Прут. НА Бессарабском участке фронта войска Красной Армии прочно удерживают позиции на восточном берегу р. Прут, успешно отражая многочисленные попытки противника форсировать её…
Наша авиация нанесла ряд сокрушительных ударов по аэродромам немцев в Финляндии, а также бомбардировала Мемель, корабли противника севернее Либавы и нефтегородок порта Констанца.


Ночь прошла спокойно, если не считать ручейка окруженцев, который всю ночь шел пускай и не сильным, но регулярным потоком. Набралось больше полутора сотни человек, а потому для моего особиста была бессонная ночь. С каждым вышедшим надо было поговорить, кстати выявили двух подсылов. Легче всего было с группами бойцов, когда все знают друг друга. Особый упор делался на одиночек и малые группы до 5-6 человек. Утром почти сотня бойцов присоединилась к моему отряду, в основном пехота, но было и несколько танкистов, артиллеристов и саперов.
Утром позавтракав мы двинулись дальше, а я попрощался с майором Магеровым. Перед этим у нас состоялся короткий разговор, я посоветовал ему расположить все орудия на опушке леса, в капонирах и хорошо их замаскировав. А мост после нашего прохода сжечь, так как немецкая техника сможет перебраться на наш берег только по нему, ближайшие объезды километрах в пятидесяти отсюда, а с пехотой он сам справится.

-А как же ты? – Спросил Магеров меня.
-А мне он не нужен, я не знаю, где буду возвращаться, и в любом случае к этому моменту немцы меня переправой обеспечат. Им переправы нужны, так что они их построят, а ими воспользуюсь, а потом уничтожу.
-Ну давай капитан, удачи тебе, всыпь немцам.
-И вам товарищ майор удачи, а немцы от меня ещё взвоют.
Взревев моторами, и выбросив клубы солярного и бензинового дыма, техника пришла в движение, и моя колонна стала выползать из леса на дорогу. Разведка выдвинулась вперед и колонна стала переправляться через мост, возле которого уже ожидали бойцы Магерова. После нашего прохода они уничтожат его и будут удерживать позиции у него, пока смогут.
Через пару часов движения от моей колонны отделилась группа лейтенанта Хромова, это был взвод пехоты на трех трофейных немецких грузовиках и один командирский бронетранспортер с рацией. Перед этим я ночью подробно разъяснил Хромову его задачу и как он должен действовать при разных ситуациях. Его основной задачей был большой склад в двадцати километрах отсюда. Лейтенант должен был оприходовать этот склад, вывести с него в схрон самое вкусное, а также приступить к формированию батальона из окруженцев и поиск и эвакуацию нашей техники – танки, машины, орудия, это всё скоро нам ещё ой как пригодится ну и попутно постараться сформировать для всего этого экипажи и расчеты. Если через три недели я не выйду с ним на связь, то действовать по своему усмотрению. Прорываться к нашим или остаться тут партизанить, это он должен был решить сам из сложившейся ситуации.

Лейтенант Хромов.

Вечером меня вызвал к себе наш командир и озадачил, поставил передо мной боевую задачу. На базе находящегося неподалёку от сюда армейского склада, из присоединенных к себе окруженцев, я должен создать механизированный батальон и попутно вывести всё со склада в схрон и там дожидаться возвращения командира. С собой взять взвод пехоты на трёх трофейных немецких грузовиках и для меня трофейный командирский бронетранспортер с рацией. А мой командир еще тот фрукт, впервые я его увидел на сборном пункте в Бобруйске, когда он оптом забрал к себе всех призывников. Я на том пункте оказался случайно, молодой лейтенант пехотинец, только что окончивший училище добирался до своей части, и начало войны застало меня в Бобруйске. Когда я узнал, что всех нас забирает себе капитан танкист, то сильно удивился, я ведь пехотинец. Моё недоумение рассеялось очень быстро, а капитан показал, как надо воевать, правда нас в училище ничему подобному не учили, но зато какой результат! Его действия и близко не подходят к уставу РККА, но вот то, что получается в итоге это что-то! Это же надо, в течение дня полностью уничтожить две равные ему по силам танковые немецкие колонны и не понести при этом ни каких потерь кроме легкораненых, а наоборот только усилиться за счет добытых с этих колон трофеев. С таким командиром пожалуй не пропадешь, да и сейчас он не отступает и даже не занимает оборону, а сам движется на противника для совершения рейда по его тылам, кажется что это безумие, хотя пожалуй именно у него это и получится и причем более чем успешно. Вчера вечером он отозвал меня в сторону и почти час подробно растолковывал, что и как я должен сделать. Честно говоря страшно, я ведь ещё совсем зелёный, а тут такое ответственное задание, а вдруг не справлюсь. Как бы то ни было, а выполнять приказ надо и утром со своими бойцами я покинул колонну и направился на склад. Выехали мы рано, пока немецкой авиации мало, и за час успели доехать до склада, разминувшись с фашистскими стервятниками. Сам склад располагался в лесу, и вела к нему узкая лесная дорога. Прямо на дороге располагался шлагбаум и будка часового, который, кстати, тоже присутствовал. При нашем приближении он вышел из своей будки, и преградил нам дорогу, наставив на нас штык винтовки, хотя шлагбаум и так был опущен. Совсем молодой парень, видимо только этой весной призвался, было видно, что он отчаянно трусит, но тем не менее он старался держаться.

-Стой! Кто идет? – Раздался его совсем мальчишеский голос. Не знаю, наверно от вида того, кто ещё более зеленый чем я, я обрел уверенность, что всё сделаю правильно и не подведу командира.
-Не идет, а едет! Часовой, вызови сюда начальника караула.
Впрочем, звать ни кого не пришлось, очевидно на звук моторов наших машин к нам пришел младший воентехник (соответствует младшему лейтенанту). Как оказалось, это был помощник начальника склада обмундирования, причем единственный командир на весь склад. Сам начальник склада вместе с другими командирами убыл еще вчера днём, как он сказал за распоряжениями в штаб округа, а на складе остался только взвод охраны из 25 бойцов и он, младший воентехник Жарков.
-Значит так товарищ Жарков, мы находимся уже в немецком тылу, надеюсь у вас нет желания сдать всё имущество склада противнику? – Как говорить с интендантами меня товарищ капитан тоже научил. Я правда трусил, ожидал, что они будут выше меня по званию, а тут оказался еще ниже, так что чувствовал я себя уверено.
-Конечно не собираюсь! – Вскипел Жарков.
-Это хорошо товарищ младший воентехник, раз сдача вверенного вам имущества противнику отменяется, то нам надо предпринять все меры, что бы этого не произошло.
-Сжечь склады?
-Нет, ни чего сжигать мы не будем, по крайней мере сейчас. Наша задача вывести как можно больше имущества со склада во временные схроны. Достаточно просто сложить на земле и накрыть брезентом, это всё нам вскоре понадобится. В первую очередь нужны снаряды калибра 45 и 76 миллиметров, горючее, а также патроны. По возможности обмундирование, продовольствие и оружие, желательно пулемёты, автоматы и самозарядные винтовки. Вам всё ясно?
-Да.
-Сколько в вашем подчинении бойцов?
-Двадцать пять.
-И у меня 32, а также три грузовика и трофейный бронетранспортер.
-У нас тут еще полуторка есть.
-Отлично, вы места вокруг склада знаете?
-Знаю.
-Тогда где по-вашему лучше всего расположить схроны? Надо примерно километрах в 10 отсюда, и что бы место побезлюдней, что бы рядом ни чего не было и немцам там нечего было делать.
-Есть такое место в примерно восьми километрах отсюда.
-Тогда вскрывайте склады и начнем.

Пока Жарков открывал склады, я послал пятерку бойцов пошариться по дороге в поисках брошенной, но исправной техники. Из этой пятерки трое могли управлять машинами, причем один из этой троицы был трактористом, так что и гусеничную технику если что пригонит. Наши машины подогнали к складу и бойцы Жаркова приступили к погрузке. Менее чем за полчаса машины загрузили и вместе с моими бойцами и самим Жарковым мы поехали смотреть место под временный склад. Через километр от лесной дороги отходила совсем заброшенная дорога, кусты порой росли так близко, что обдирали бока наших грузовиков. Километров через 7 рядом с этой тропой, а то дорога это слишком шикарно, начиналась небольшая, заросшая кустарником и молодыми деревьями балка. Вот именно это место и имел в виду Жарков. А что, мне понравилось, сверху не видно, и рядом ни чего нет, соваться сюда немцам незачем, если только специально искать не будут. Бойцы принялись споро разгружать грузовики, а потом таскать ящики со снарядами вглубь балки. Быстро разгрузившись, я с Жарковым ухал назад на склад, а мои бойцы остались. За оставшийся день сделали ещё пять рейсов, а вечером вернулись посланные в разведку бойцы. Эти ухари пригнали два Захара (ЗИС-5) и гусеничный тягач Ворошиловец. Кстати за день к нам прибилось еще почти два десятка бойцов, я проверил каждого, как меня учил капитан Марков, вроде предателей и диверсантов среди них не было. Сытно поужинав, продуктов на складе много, так чего жалеть, я расставив караулы скомандовал отбой. Хотя было еще только 9 вечера, но бойцы упарившись за день пошли спать.

На следующий день снова отправил часть своих бойцов в балку с первым рейсом, только добавив к грузу несколько больших армейских палаток, которые бойцы должны были поставить чуть в стороне, под деревьями. Вчерашняя пятерка снова отправилась на поиски техники, а приблудившиеся к нам бойцы вместе со складскими приступили к погрузке и сортировке имущества. Десяток моих бойцов под командой сержанта с двумя максимами и четырьмя дегтерями (ДП-27) я отправил в секрет к началу дороги к складу, это километров пять от него, а то вчера как-то лопухнулся с этим. Приблудам я всё же не совсем доверял, да и капитан Марков советовал мне в дозоры отправлять только своих бойцов или тех, кому я буду безоговорочно доверять. Не дай бог немцы про склад узнают и сунутся сюда, так лучше их встретить еще на подступах к складу, а не на нем самом. Война войной, а обед по расписанию, вчера к схрону возили термосы с обедом для бойцов, а сегодня еще утром туда отправили одну полевую кухню, богатый склад оказался, чего тут только не было. Вот именно на запах обеда к нам и вышла тройка пограничников и оперуполномоченный из села Медно, что в 7 километрах от границы.

Оперуполномоченный Фёдор Шанин был назначен в Медно полгода назад, когда от рук бандитов погиб его предшественник. Сам Федор был из Тулы, брать с собой жену и двоих детей не стал. Во-первых, не хотел их срывать с места, а во-вторых, на новом месте службы было не безопасно, и он не хотел подвергать свою семью опасности. Да и ему самому будет намного спокойней, не придется постоянно опасаться, что на него попробуют надавить через семью. Война, как и многих других, застала его внезапно. Быстро собравшись, он стал ждать распоряжений начальства, но связь оказалась нарушена, а около полудня показались немцы, и Фёдору пришлось быстро покинуть село. В лесу он и встретил Старшину Свиридова и двух его бойцов, единственных уцелевших с расположенной рядом пограничной заставы. Пришлось им пробираться лесами, по дороге на местах боёв разжились патронами к винтовкам и ручным пулеметом, а Шанин подобрал себе карабин, а то воевать только со своим штатным ТТ было не очень удобно. Они несколько дней блуждали по лесам пробираясь на восток, пока утром не уловили манящий запах гречневой каши с мясом. Немцам делать в лесу было нечего, а потому они рискнули пойти посмотреть, кто это тут кашеварит посреди леса, и наткнулись на пост. После опознания и вызова разводящего их провели к постройкам среди леса, которые оказались складом. А вот на складе творилось что-то непонятное. Заправлял там всем какой-то пехотный лейтенант, прямо у них на глазах со стороны леса пришли несколько грузовиков и в них споро стали грузить какое-то имущество.
Я глядел на шедшую в сопровождении моих бойцов четверку окруженцев. Трое пограничников и лейтенант НКВД. Если они не ряженые, как говорил капитан Марков, то мне можно сказать повезло. Я надеялся их уговорить присоединиться ко мне. Приказывать я им не мог, во-первых, пограничники и милиционер не по нашему ведомству, а во-вторых, милиционер в одном со мной звании. Судя по их виду, они действительно несколько дней блуждали по лесу, да и форма их была изрядно помята и испачкана и пахла дымом костров. Их документы вроде тоже оказались в порядке. У старшины и лейтенанта документам было несколько лет и они уже немного обтрепались. У рядовых новые, они были осеннего призыва, но даже у них скрепки оказались поддернуты ржавчиной, а именно на это указывал мне капитан Марков. Интересно, а он откуда про это знает, это ведь не входит в компетенцию комбата танкиста. Да и вообще, он мне рассказал про специальное подразделение немецкой разведки – «Бранденбург 800», какой-то он темный, явно что-то скрывает, но его действия ни как не ассоциируется со шпионажем или вредительством. Если он кому и навредил, так это только немцам, вон как он лихо и без потерь со своей стороны полностью уничтожил два немецких танковых батальона. Может он в танкисты из НКВД направлен, и ведь не спросишь его об этом прямо, себе дороже выйдет. Вернув документы назад, я закинул пробный шар.

-Всё в порядке, какие ваши дальнейшие планы?
-К нашим пробираться, - ответил милиционер – а что?
-Да мне люди нужны, командир поставил мне задачу в течение пары недель из окруженцев сформировать батальон, вот я и ищу подходящих людей.
-Ну сформируете вы батальон, а дальше что?
-Ждать его возвращения, если в течение месяца он не появится, то пробиваться к нашим самостоятельно.
-А на нас какие планы?
-Простые, вас товарищ лейтенант поставить начальником особого отдела, считай почти по вашей специальности, а пограничников в разведку, ну и несколько человек вам в помощь дать.
-Значит максимум месяц ждать?
-Да, кроме того к нашим лучше выходить в составе большого подразделения, чем по одиночке или малой группой.
-Тут вы пожалуй правы, да и ваше предложение заманчиво, пожалуй я соглашусь. А зачем вы нас обнюхивали, да и на скрепки в документах внимание обратили?
-А это мне мой командир сказал. Говорит, что у противника есть специальное подразделение «Бранденбург 800», составлено в основном из тех, кто хорошо говорит по-русски. Они под видом наших окруженцев ищут отряды и потом их сдают, а также пытаются выходить к нашим и занимать командирские должности. Вот я и удостоверился, что вы действительно несколько дней провели в лесу, а скрепки… наши делаются из обычного железа и они быстро ржавеют, а немецкие из нержавейки.
-А он откуда это знает?
-Понятия не имею, он вообще какой-то странный, но немцев бьёт так, что от них только пух и перья летят.
-А где он сейчас?
-В рейд ушел. Он сейчас должен по немецким тылам погулять, где именно я не знаю, но как закончит, пошлет мне сигнал по рации, а я должен пока свою задачу выполнять.

Федор ненадолго задумался, всё же есть большая разница, как выходить из окружения, в одиночку, как у него, пускай даже с пограничниками или в составе полноценной воинской части. Так будет проще, пускай он не военнослужащий, а милиционер, но докопаться смогут при желании и до него. А кроме того пожалуй выходить с сильной частью будет легче, не придется шугаться каждого патруля противника.
-Я согласен, товарищ лейтенант.
-Вот и прекрасно, сейчас вас переоденем и перевооружим. Обмундирования и оружия хватает.
Спустя пять минут милиционер вместе с пограничниками уже примеряли новую форму, правда петлицы перешить надо, а потом Федору вместо его карабина выдали ППД с двумя запасными дисками, правда пришлось немного повозиться подбирая их. Пограничникам тоже поменяли оружие, выдали два ППД и одну СВТ.
Вечером мои разведчики докладывали:
-Значит километрах в пятнадцати от нас стоит брошенная колонна наших танков. Мы их облазили, 7 БТ, 4 тридцатьчетверки и два КВ, судя по всему все танки на ходу, но без капли топлива. Танкисты даже пулеметы с танков не поснимали, а все пушки с прицелами и затворами и боекомплект у них почти полный.
Вот это номер, столько похоже исправной боевой техники брошено. За прошедшее время ко мне еще народ подтянулся, все одиночки или малые группы и среди них оказалось 9 танкистов. Мехводов было только четверо, да мой боец, бывший тракторист итого пятеро. Долго раздумывать я не стал, и уже спустя полчаса от склада отъехали два Захара пригнанных накануне с топливом в бочках в кузовах и все мои танкисты. Через час я уже осматривал брошенную колону наших танков. В баки обоих КВ и трех тридцатьчетверок залили по 50 литров солярки и механики попытались их завести. Двигатели схватились почти сразу и спокойно заурчали на холостом ходу. На все танки экипажей разумеется не хватало, но на КВ их хватило, а потому залив всей пятерке танков баки соляркой под пробку, слив туда все привезённые бочки мы двинулись в обратный путь. На склад ехать не стали, он всё равно временная база, а сразу двинулись вглубь леса, к месту будущей стоянки. Оставив там танки на Захарах вернулись на склад, а тут уже и 10 вечера, так что остаток танков будем перегонять завтра.

Прямо с утра отправились прежним составом за остальными танками и пригнали оставшуюся тридцатьчетверку и 4 БТ, а в последнем рейсе наткнулись на немецких тофейщиков, которые изучали наши брошенные танки. Немцев было с десяток, но они были у танков, а потому переться напролом мы не стали. Юркнуть в танк, а затем открыть по нам огонь дело пары минут, а нам такого и даром не надо. Хорошо еще, что перед выездом из леса мы посылали дозор, вот он и предупредил нас о противнике. От опушки леса до дороги с танками было около полукилометра, а с другой стороны было поле с рожью. Пришлось бойцам в стороне перебраться через дорогу и затем осторожно, ползком двинутся к брошенным танкам. Рожь была около метра выстой, и хорошо нас скрывала. Нам пришлось больше получаса ползти, зато потом незаметно для немцев выползли к самым танкам. Было хорошо слышно, как они переговаривались между собой. Пока бойцы к ним подползали, немецкие трофейщики успели облазить все танки и видимо остались очень довольны результатом, а вот продолжение им явно не понравилось. Одновременно привстав на колено, бойцы открыли частый огонь из своих СВТ. Посылая пулю, за пулей из самозарядок они не дали противнику ни одного шанса. Семеро трофейщиков рухнули убитыми сразу, еще двое залегли, а один, самый ловкий видимо, успел юркнуть в люк механика-водителя и закрыть его. После этого с поразительной скоростью закрылся и башенный люк. Бойцы окружили стоявший танк с немцем.
-Давайте гранату туда. - Предложил один из них.
-Сдурел что-ли?! – Отозвался старшина Сидорчук, командир группы. – А если танк рванёт? Там боекомплект почти полный!
-А что тогда делать? – Вопросил боец.
-Я там тряпки видел, тащите их сюда, будем выкуривать немца.
Притащенные тряпки слегка смочили в привезённом с собой бензине и масле и подожгли, после чего стали подкидывать в них свежую траву. Сложенные на броне вокруг башни, они не могли поджечь сам танк, зато сквозь смотровые щели во внутрь танка дым проникал очень хорошо. Спустя минут пять в танке послышался отчаянный кашель, а ещё спустя минут десять, немец не выдержал и откинув башенный люк закричал – Нихт шиссен, их капитулире! Вылезшего немца связали и продолжили заправлять танки. Наконец спустя полчаса небольшая колона тронулась в путь прихватив с собой и грузовик немецких трофейщиков вместе с лежащим в нем бывшим хозяином.
Весь остаток дня склад активно вывозили и результаты были налицо, с прибавлением транспорта и рабочих рук было вывезено почти всё обмундирование, оружие и патроны, а также большое количество снарядов калибра 45 и 76 миллиметров. Прибавилось и личного состава. Патрули из наиболее доверенных окруженцев и своих бойцов отлавливали пробиравшихся к нашим бойцов и привели еще четыре десятка человек.
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.
AllexxGL M
Автор темы
Аватара
Возраст: 49
Откуда: Питер - Гамбург
Репутация: 2204 (+2216/−12)
Лояльность: 400 (+401/−1)
Сообщения: 1444
Темы: 76
Зарегистрирован: 12.06.2013
С нами: 6 лет 5 месяцев

#6 lerner » 04.10.2019, 14:39

О битых танках. Как я понимаю, если подрывать ту небольшую часть бронекорпуса, где установлена ведущая звездочка гусениц - ступицу, то танк будет неремонтопригоден. Впрочем, не все же они будут подрывать - можно и самим использовать. У немцев хорошая техника. Штурмовая САУ "Штуг" очень хороша и аналогов в РККА нет.

О минометах 120 мм и об артиллерии. Это конечно очень достойное оружие полкового уровня. У немцев вместо нее в пехотных полках есть по 2 штуки 152 мм облегченных пехотных гаубиц-мортир с примерно такой же дальнобойностью, хотя надо признать, что огневое могущество 152 мм снаряда выше чем у 120 мм мины и скажем в задачах взлома простых дерево-земляных укреплений это важно, потому что мина может не взять блиндажи, а снаряд берет, потому что и вес и скорость выше. Хотя у миномета есть свои преимущества. Но 20 штук это очень уж много.
Но основная проблема не в этом, а в том, что стрелковый полк вооружают этим минометов в расчете на обычные задачи и примерный радиус действий полка, а Марков действует в более широких масштабах, где радиус в 5 километров уверенного боя (без рассеивания), будет недостаточен.

В принципе, можно обойтись и 76 мм пушкой, Ф-22 или ее усовершенствованным вариантом - УСВ, потому что РККА всю войну провоевала с этой пушкой в качестве дивизионного орудия, хотя у противника была дивизионная 105 мм гаубица-пушка, у которой снаряд конечно мощнее, но у нашей зато шрапнельный снаряд был (это хорошо, если командир батареи достаточно образован и умеет этим пользоваться).
Однако, Марков собирается набрать еще один танковый батальон и еще один стрелковый батальон, так что у него будет около полутора тысяч пехоты и два танковых батальона, плюс тыловые структуры, т.е. механизированный полк, а воевать он предпочитает дистанционно, то ему и требуется "длинная рука" артиллерии и минометов тут недостаточно по дальнобойности.
Отсюда простое решение - смотрим структуру мотострелкового полка СА времен Брежнева, где видим в полку танковый батальон и артдивизион из 18 гаубиц, калибра 122 мм (3 батареи по 6 орудий), а в каждом стрелковом батальоне видим 12 минометов калибра 82 мм. Вся эта артиллерия обеспечивает покрытие радиусом в 15-18 километров, а внутри еще уплотняется батальонными минометами.

Как должен рассуждать Марков. Наверное он должен думать, раз уж он создает еще танковый батальон, что ему требуется реплицировать то, что у него уже есть в еще одном или двух копиях, тогда у него должно быть два танковых батальона, два пехотных батальона, но это его боевые руки, он туда командиров поставит, которые ему нравятся и которых он обучит своей тактике. В этом случае он будет воевать на пространстве более чем обычно занимает батальон, а будет как паук посреди своей паутины, но тогда ему потребуется "длинная рука" для поддержки и усиления или просто по запросу, более мощной и дальнобойной артиллерией.
Тут подходят имеющиеся 76 мм Ф-22 и УСВ, трофейные 105 мм дивизионные гаубицы и отечественные 122 мм гаубицы М-30, благо вес у Ф-22 и М-30 почти одинаков, но 122 мм снаряд конечно впятеро мощнее.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Репутация: 510 (+610/−100)
Лояльность: 1 (+6/−5)
Сообщения: 1200
Темы: 2
Зарегистрирован: 24.11.2013
С нами: 5 лет 11 месяцев

#7 AllexxGL » 04.10.2019, 17:42

lerner писал(а):О битых танках.
Их даже не надо взрывать, не забываем, что у немцев все двигатели БЕНЗИНОВЫЕ. Достаточно просто поджечь танк, даже если не сдетонирует боезапас, то всё равно после пожара танк только в переплавку, так как броня уже не будет иметь прежней прочности.

lerner писал(а):О минометах 120 мм и об артиллерии.
Ломать блиндажи ГГ не надо, не забываем, что он ведёт МАНЕВРЕННУЮ войну, он в рейде и бить будет в основном там и тогда, где выгодно ему. Далее, 120 мм минометы выгодны своей скорострельностью, они в 2-3 раза скорострельней М-30, а стрелять на дальнюю дистанцию надо редко, в основном дистанция боя 2-3 километра.

lerner писал(а):смотрим структуру мотострелкового полка СА времен Брежнева
ГГ простой водила, он не знает штаты СА
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.
AllexxGL M
Автор темы
Аватара
Возраст: 49
Откуда: Питер - Гамбург
Репутация: 2204 (+2216/−12)
Лояльность: 400 (+401/−1)
Сообщения: 1444
Темы: 76
Зарегистрирован: 12.06.2013
С нами: 6 лет 5 месяцев

#8 Master » 04.10.2019, 17:53

О Дне Рождения: С Днем Рождения! :)
У Лукоморья дуб взбесился - сожрал кота и застрелился. :)))
Master M
Администратор
Аватара
Возраст: 40
Откуда: СССР
Репутация: 4140 (+4174/−34)
Лояльность: 1642 (+1647/−5)
Сообщения: 2472
Темы: 193
Зарегистрирован: 11.06.2013
С нами: 6 лет 5 месяцев

#9 lerner » 04.10.2019, 22:13

Master писал(а):О Дне Рождения: С Днем Рождения!
О..., поздравляем, желаем здоровья, спокойной уверенности в собственных силах и посильности начинаний, желаем творческих успехов.

Я так понимаю, что сейчас фокус повествования переносится с этого лейтенанта опять на Маркова, а он пока еще не видим командованием войск охраны тыла Вермахта, потому что два прошедших боестолкновения были на передовой, вне сферы их внимания. Наверное еще километров 15-20 тоже не будут считаться тылом, так что и лейтенант и Марков могут куролесить как угодно, еще некоторое время, пока фронт не уйдет дальше.

В принципе, Марков наверняка должен трезво оценивать ситуацию и не размениваться на мелочи, на которых его идентифицируют. Нужна разведка. Идти вслепую глупо, но он знает месторасположения существующих крупных инфраструктурных объектов СССР - железнодорожные станции, аэродромы, крупные мосты складские комплексы и т.д. и т.п., так что черновик действий у него есть, потому что ночное нападение на аэродром уничтожит столько летно-подемного состава и техники противника, что над этим фронт должен был бы долго работать и понести много потерь, равно как и пехотный батальон, уничтоженный на перегоне прямо в вагонах проходящего поезда, на фронте потребует многих жертв и усилий, а тут достаточно 5-6 станковых пулеметов "Максим", потому что этот пулемет способен высадить за минуту целую ленту в 250 патрон, без риска сжечь ствол и совершенно ровной строчкой прошить вагон насквозь, скажем после того как паровоз будет поврежден и пассажиры встанут со своих мест.
И таких мелких диверсий, создающих впечатление малочисленных проходящих групп, но больно кусающих противника, может быть много, тут все зависит от выдумки Маркова и его людей.

Однако это мелочи, напускающие туман, а у него должны быть те самые 3-4 важных проекта, но не позволяющих противнику вычислить его цели и его маршрут и вообще идентифицировать его, но вместе с тем, в итоге его маршрут должен к исходу месяца вернуть его в точку встречи с лейтенантом, где его измотанное войско должно отдохнуть и привести себя в порядок в течении 10-12 суток и переформироваться с учетом дополнительных людей и техники.

Как я понимаю, никаких отдельных батальонов "старичков" и новичков быть не должно. У лейтенанта условные батальоны - танковый и стрелковый, но это просто численность для развертывания старых, уже обстрелянных людей, выживших месяц в походе, т.е. роты батальона Маркова он скорее всего разбавит новым пополнением и развернет в батальоны, что-бы не потерять полученный опыт боевой части, где новички, включая всех офицеров, будут на подхвате.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Репутация: 510 (+610/−100)
Лояльность: 1 (+6/−5)
Сообщения: 1200
Темы: 2
Зарегистрирован: 24.11.2013
С нами: 5 лет 11 месяцев

#10 AllexxGL » 05.10.2019, 09:37

Командир роты капитан Зорин после разгрома их полка пробирался с бойцами на восток. Из трёх батальонов их полка сейчас не набиралась и полнокровная рота. Все были голодны и измучены, марш через лес легким не бывает, а дороги заняты противником. Тем не менее Зорин поддерживал порядок и дисциплину в своем подразделении и впереди основной колонны шел боевой дозор и именно он был остановлен окриком:
-Стой, кто идет?
Спустя полчаса неполная сводная рота вышла к складу. Пока Зорин договаривался с лейтенантом Хромовым, повара начали готовить кашу из пшено-горохового концентрата с тушенкой. Пока готовился обед, капитан имел серьезный разговор с лейтенантом, который командовал на этом складе.

Капитан Зорин.

Вот уже около двух недель шла война, и совсем не так, как нам обещали политработники и пели в песнях. Вместо продвижения вперёд на территорию противника и войны малой кровью, на чужой территории, приходится наоборот, самим умываться кровью и отходить назад, оставляя противнику свою территорию и всё это неся непрерывные потери под непрерывными авианалетами противника, так как нашей авиации в небе почти не видно. Всего за неделю интенсивных боёв и непрекращающихся бомбежек, от полнокровного полка осталась неполная рота, в которую он свел всех оставшихся в живых бойцов. Хорошо хоть знамя полка уцелело, а вот из командиров самым старшим остался он, да батальонный комиссар Ильин. Они уже вторые сутки пробирались лесами на воссоединение со своими частями, когда внезапно наткнулись на этот склад, на котором командовал лейтенант Хромов. По внешнему виду сущий салага, да и не по виду тоже, только в этом году окончил военное училище. На попытку присоединить его к себе, капитан получил неожиданный и резкий отказ. Глядя на лейтёху, Зорин ни секунды не сомневался, что лейтенант возьмет под козырек и побежит исполнять его приказы, но не тут-то было.

-Капитан Зорин, командир Энского полка, энской дивизии.
-Лейтенант Хромов, командир взвода десанта, отдельного танкового батальона.
-А где сам батальон?
-В рейде.
-Вот что лейтенант, как старший по званию и должности приказываю вам с вашими людьми присоединиться ко мне и двигаться на воссоединение с нашими частями.

Капитан Марков перед расставанием предупреждал его, как раз о подобных попытках пришлых командиров присоединить его отряд к себе и подробно рассказал, как ему действовать, но Хромову было страшно. Пересиливая себя, он ответил.
-Извините товарищ капитан, но не могу. Мой командир отдал мне ясный приказ, и я не могу его нарушить. Тут, на этом складе, ещё много чего осталось, я с удовольствием выделю вам новое обмундирование, продовольствие, патроны и несколько ручных пулемётов, но присоединятся к вам, и уходить не буду.

-И что за приказ?
-Вывезти со склада в схрон неподалёку по возможности всё имущество, и из отступающих бойцов организовать пехотный и танковый батальон и ждать дальнейшего приказа на воссоединение.
-Лейтенант, у твоего командира с головой всё в порядке? Ладно пехотный батальон, пехотинцев много, ты даже танкистов среди отступающих сможешь найти, но где ты собрался брать танки?
-А они вам разве по дороге не попадались? Брошенные без горючего, но в полностью исправном состоянии. Мы уже 13 исправных танков нашли и перегнали к себе. А кроме того еще есть и немецкие пункты сбора трофейной техники и вооружения. Кроме того, за два дня к нам вышло уже 62 человека, а будет ещё больше, особенно если прибавить наших пленных.

-Каких пленных?
-Обыкновенных, тех кто к немцам в плен попал, их ведь можно освободить. Так что за две – три недели я точно наберу себе людей на оба батальона.
-А дальше что?
-А дальше вернется товарищ капитан.
-А если не вернётся?
-Тогда действовать на своё усмотрение, но он вернётся.
-Ты так в этом уверен?
-Да!
-Значит до этого момента ты под моё командование не пойдешь?
-Нет товарищ капитан, не пойду.
-А ты своего командира давно знаешь?
-Около недели.
-И так в нём уверен?
-Мне было достаточно двигаться в его колонне и посмотреть на два боя под его командованием.
-Такой хороший командир?
-Товарищ капитан, вот вам вводная. Под вашим командованием полнокровный танковый батальон трехротного состава с ротой пушечных бронемашин и пехотная рота. Вы двигаетесь в колонне и получаете известие от своей разведки, что вам навстречу двигается противник. Силы противника, танковый батальон и батальон пехоты с тремя противотанковыми батареями. Вы принимаете решение дать бой. Ваши действия и предполагаемый исход боя с вероятными потерями?
-Занять оборону, окопы выкопать не успею, но стрелковые ячейки успею. А по потерям… пожалуй сам до трети танков и половины пехоты, а противник, от четверти, до половины танков и до роты пехоты.
-В аналогичной ситуации товарищ капитан полностью уничтожил противника, и танки и пехоту, причем еще и захватил трофеи, бронетранспортеры и грузовики. Свои потери составили всего лишь несколько раненых.
-Это не возможно лейтенант!
-Возможно, если воевать уметь. Вечером того же дня у моста мы также уничтожили ещё одну такую же колонну противника и с теми же потерями. Так что вернётся командир, обязательно вернётся, и будет у него к этому моменту, как минимум полк под началом.
-Уговорил, подожду твоего командира, самому интересно на него посмотреть, но если он не придет, то поступаешь под моё командование. Согласен?
-Согласен. Тогда товарищ капитан под вашим командованием вся пехота, у вас всё же опыт есть.
-Идет.

С учетом всего пополнения, буквально за несколько дней под командованием лейтенанта оказалось почти три с половиной сотни бойцов, а это уже не полный батальон. Начинал со взводом, а сейчас почти батальон и за несколько дней за счет окруженцев, он этот батальон доведет до штатной численности без особых проблем. А ведь кроме людей еще и техники прибавилось, считай полнокровная танковая рота, 13 танков, причем половина из них средние и тяжелые. Единственно, проблема с экипажами для них, если привлечь артиллеристов в качестве наводчиков и заряжающих, то только 5 полных экипажей можно набрать, а это меньше половины от имеющихся танков.
За следующие два дня с помощью ещё 6 пригнанных машин и дополнительных бойцов всё со склада вывезли, после чего принялись маскировать свои следы. За эти дни машины накатали неплохую колею от склада к схрону. Подсыпав земли и утрамбовав её, поверх насыпали листьев и иголок, конечно полностью следы не скрыли, но по крайней мере теперь они не бросались сразу в глаза, а за несколько дней следы ещё больше выветрятся и тогда даже следопыт это не заметит. За это время отряд пополнился еще полусотней человек, правда среди них выявили семерых предателей. Все они оказались из сдавшихся в плен наших бойцов. Как и предупреждал капитан Марков, засылы были, и выявили их по запаху. Они говорили, что уже около недели по лесам бродят, а вот дымом от них не пахло, и сами они были больно чистыми и не слишком голодными.
Зорин только диву давался, для него всё это оказалось откровением. Глядя на всё происходящее, он тоже начинал верить, что у капитана Маркова всё получится. За это время его бойцы отдохнули, а сам его отряд увеличился.
Если это не возможно сейчас, то это не значит что невозможно в принципе.
Если мы ещё не знаем каких либо законов, то это не отменяет их действие.
AllexxGL M
Автор темы
Аватара
Возраст: 49
Откуда: Питер - Гамбург
Репутация: 2204 (+2216/−12)
Лояльность: 400 (+401/−1)
Сообщения: 1444
Темы: 76
Зарегистрирован: 12.06.2013
С нами: 6 лет 5 месяцев

Sponsor

Sponsor
 


#11 popadakis » 05.10.2019, 18:26

AllexxGL писал(а):Это не возможно лейтенант!
Невозможно.
З.Ы. Отлично
popadakis M
Репутация: 82 (+88/−6)
Лояльность: 399 (+429/−30)
Сообщения: 79
Зарегистрирован: 11.10.2013
С нами: 6 лет 1 месяц

#12 lerner » 05.10.2019, 18:57

AllexxGL писал(а):
lerner писал(а):смотрим структуру мотострелкового полка СА времен Брежнева
ГГ простой водила, он не знает штаты СА
Ну хорошо, но Марков то сравнительно молод, значит учился и значит знает, что перескочив уровень батальона, он должен думать как командир полка, а с учетом того, что он не в линии фронта со своим участком на полк, а в отрыве от основных сил, то должен понимать, что в его положении сильнее тот, у кого оружие дальнобойнее и мощнее.
Да, он рассчитывает на то, что время и место для боя будет выбирать сам, но надо же учитывать и возможность, что его принудят и ограничат выбор, когда ему придется переламывать замысел противника маневром подразделений и маневром огнем, а какой маневр у минометов - 5 км, а вот у гаубиц М-30 - 8-9 км, а у 76 мм пушки еще и дальше, хотя снаряд поменьше.

Мы знаем, что по стандарту, стрелковый батальон вооружен 6 минометами 82 мм на гужевой тяге и пулеметной ротой, а рота вооружена 50 мм минометами, пулеметным взводом и двумя снайперами, однако физически 50 мм минометы состоят в минометных отделениях стрелковых взводов, а у ротного командира как оперативные единицы фактически стрелковые взводы с минометами и 2 пулемета Максим и 2 снайпера.
Но у Маркова же не стандартные стрелковые роты. Если прикинуть наличие боевой техники и распределение оружия, то на один стрелковый взвод в 51 человек нужны 1 бронетранспортер под минометное отделение не с 50 мм минометом, а с 82 мм (возить все равно, а эффективность выше) и два 3-тонных грузовика под 4 стрелковых отделения. Вы наверное понимаете, что означает наличие во взводе бронетранспортера с минометом 82 мм, потому что это вместе с грузовиками не просто центр жизни взвода, на который кстати, можно и нужно поставить станковый пулемет "Максим" или трофейный МГ, а еще и подвижный опорный и командный пункт. Все это радикально усилит огневой потенциал взвода - один только станковый пулемет чего стоит, не говоря уж о миномете.

Преимущество Маркова не только в новой тактике, а и в радикальном превосходстве в плотности огня - у него в таком варианте два взвода на тот же штат будут располагать пулеметами и минометами как целая рота и не просто, а мобильно и бронированно, и при этом все во взводе естественно и не перегружено, потому что минометное отделение было и до этого, только оно было с 50 мм минометом и без бронетранспортера.

Таким образом, четыре взвода в стрелковой роте требуют 4 БТР, 4 миномета 82 мм и 4 станковых пулемета, а командиру стрелковой роты можно оставить его 2 снайперов, а вместо пулеметного взвода (12 человек при 2 Максимах), дать ему как огневой резерв минометный взвод - 2 штуки 82 мм миномета на вездеходном грузовике ЗиС-6, ну или БТР (если есть) в еще одним пулеметом. Таким образом ротная колонная будет состоять из 4 или 6 БТР, 9 или 8 грузовиков с отделениями и 1 грузовиком с ротным старшиной, кухней и санотделением.

На уровне стрелкового батальона теперь пулеметная рота (95 человек при 12 пулеметах Максим) не нужна (хотя конечно, можно часть людей использовать для организации батареи ПВО), а минометную можно вооружить не 82 мм минометами, а 120 мм, скажем 4 штуки вполне обеспечат комбату более мощную "длинную руку"), а вместо пушечного взвода - 2 пушек 45 мм, Марков наверное выдал бы 4 таких пушки, или 2 пушки и 2-4 легких танка с такими пушками, хотя подозреваю, что он скоро убедится в том, что 45 мм - это компромисс вызванный гужевой тягой, а 76 мм пушка даже для батальона, с учетом того что они на мехтяге (наверное ГАЗ-ААА), сильно лучше.
В таком виде стрелковый батальон способен выполнять любые задачи даже на передовой, а уж в тылу против него нужно выставлять два батальона.

Соответственно, если у Маркова будет два стрелковых батальона, в которые можно отдать по 4 миномета 120мм, то в минометный дивизион на уровне командира группы останется 12 минометов 120 мм, хотя и этого много, так что Марков мог бы и отдать 2 или даже 4 таких миномета ранее встреченному командиру разбитого полка, которому они вообще то по штату положены, но видимо расчетов не было, поэтому тот и не просил.
В самом общем виде, если Марков будет располагать двумя танковыми батальонами, тогда для эффективного управления ими, ему нужно располагать хорошей связью, что-бы управлять всеми подразделениями, а самому обеспечивать разведку, комплексное планирование их совместной деятельности силами своего штаба и поддерживать их всех свой "длинной рукой" в виде 120 мм минометного дивизиона и артдивизиона, способного охватить все операционное поле.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Репутация: 510 (+610/−100)
Лояльность: 1 (+6/−5)
Сообщения: 1200
Темы: 2
Зарегистрирован: 24.11.2013
С нами: 5 лет 11 месяцев

#13 вирус » 06.10.2019, 11:10

lerner писал(а):располагать хорошей связью, что-бы управлять всеми подразделениями, а самому обеспечивать разведку, комплексное планирование их совместной деятельности силами своего штаба и поддерживать их всех свой "длинной рукой" в виде 120 мм минометного дивизиона и артдивизиона, способного охватить все операционное поле

тут согласен. без связи дело швах. в начале войны это было бичом советской армии. да на танках рации не было. если не путаю радиостанции появились к 43 году. ( если не прав поправите). да и вообще связь жизнь. даже сейчас обрежь все частоты и кабели связи. что станет с нашей цивилизацией? да люди умрут без интернета и мобильника ( утрирую :biggrin: ). так что да. даешь связь. как она организована в вашем рассказе я пока что не заметил.
— Ты всего лишь машина. Только имитация жизни. Робот сочинит симфонию? Робот превратит кусок холста в шедевр искусства?
— А Вы?
цитата из фильма "Я робот".
вирус M
Аватара
Возраст: 36
Откуда: беларусь
Репутация: 2588 (+2601/−13)
Лояльность: 809 (+810/−1)
Сообщения: 1123
Темы: 17
Зарегистрирован: 10.04.2014
С нами: 5 лет 7 месяцев

#14 Grevon » 06.10.2019, 13:01

хорошо написано
Grevon M
Репутация: 745 (+755/−10)
Лояльность: 500 (+526/−26)
Сообщения: 659
Зарегистрирован: 14.06.2013
С нами: 6 лет 5 месяцев

#15 BORIS_MM » 06.10.2019, 19:21

вирус писал(а):да на танках рации не было. если не путаю радиостанции появились к 43 году
Путайте. Танковые рации 71-ТК-1 или 71-ТК-3 на командирских БТ-7-РТ (тех самых с характерными поручневыми антеннами) - это с 1935 года (оче..е..ень задолго до войны)... И, в отличии от авиации (истребительной во всяком случае), у танковых подразделений со связью было существенно лучше - до 40% радийных танков. Так с начала 1934 года до конца 1939 года основной производитель - завод №183 выпустил 2596 «линейных» и 2017 «радийных» танков (последние иногда обозначались как БТ-7РТ независимо от модели и года выпуска).
Кстати, та же картина была позднее с выпуском Т34-76 - рациями 71-ТК-3 или позднее 9-Р оснащалась только часть машин (постепенно увеличивающаяся)... И только к 1943 году с началом перехода на выпуск модели Т34-86 удалось добиться полной радиофикации...
BORIS_MM
Репутация: 47 (+47/−0)
Лояльность: 2 (+2/−0)
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 14.01.2015
С нами: 4 года 10 месяцев

#16 lerner » 06.10.2019, 23:03

BORIS_MM писал(а):Так с начала 1934 года до конца 1939 года основной производитель - завод №183 выпустил 2596 «линейных» и 2017 «радийных» танков (последние иногда обозначались как БТ-7РТ независимо от модели и года выпуска).
Вы же сами написали, что до конца 39 го. А тут лето 1941 года, ну и кроме того, много зависит от того, кто и как формировал отдельный батальон - это-же армия.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Репутация: 510 (+610/−100)
Лояльность: 1 (+6/−5)
Сообщения: 1200
Темы: 2
Зарегистрирован: 24.11.2013
С нами: 5 лет 11 месяцев

#17 вирус » 07.10.2019, 17:13

BORIS_MM писал(а):... И только к 1943 году с началом перехода на выпуск модели Т34-86 удалось добиться полной радиофикации...

я как раз об этом. получаеться что до 43 танкисты МЕЖДУ СОБОЙ никакой связи не имели? вот и получаеться надеешься на товарища с правого фланга. а его давно подбили. И как тут наваюешь?
все же молодцы были наши деды. даже в таких условиях смогли победить. ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ.
— Ты всего лишь машина. Только имитация жизни. Робот сочинит симфонию? Робот превратит кусок холста в шедевр искусства?
— А Вы?
цитата из фильма "Я робот".
вирус M
Аватара
Возраст: 36
Откуда: беларусь
Репутация: 2588 (+2601/−13)
Лояльность: 809 (+810/−1)
Сообщения: 1123
Темы: 17
Зарегистрирован: 10.04.2014
С нами: 5 лет 7 месяцев

#18 BORIS_MM » 07.10.2019, 18:04

lerner писал(а):Вы же сами написали, что до конца 39 го. А тут лето 1941 года, ну и кроме того, много зависит от того, кто и как формировал отдельный батальон - это-же армия.
Именно: - до конца 39_го, поскольку с апреля 40_го были поставлены на производство первые серийные Т34_76 (тот же завод 183: ~130 в 1940_м и ~800 в в первом полугодии 1941_го. ) а выпуск БТ-7 на всех заводах сворачивался и к середине 40_го был полностью прекращен. К 22 июня 1941 года в строю было 1066 танков Т-34.
вирус писал(а):получаеться что до 43 танкисты МЕЖДУ СОБОЙ никакой связи не имели?
Имели по командирской вертикали (взвод, рота, батальон) - минимум треть танков была радийная ( танковый взвод по штатам танковой дивизии 1941 года - три машины)
BORIS_MM
Репутация: 47 (+47/−0)
Лояльность: 2 (+2/−0)
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 14.01.2015
С нами: 4 года 10 месяцев

#19 lerner » 07.10.2019, 20:38

BORIS_MM писал(а):К 22 июня 1941 года в строю было 1066 танков Т-34
До плюс полтысячи КВ.
Сейчас в стрелковых полках танковые батальоны по 40 машин, а в танковых полках танковые батальоны по 30 машин. Так что эти 1066 штук, это в наших глазах 6 комплектов для стрелковых дивизий, 3 комплекта для танковых дивизий, т.е. 3 армейских корпусов и на сдачу один комплект для стрелкового полка и один комплект для отдельного танкового батальона.
Все это в правильных руках на тот момент это был непобиваемый козырь, а дураку и стеклянный хрен на раз облегчится.
Ложь – удел рабов, свободные люди должны говорить правду. \Мишель де Монтень\
Свободен тот, кто может не лгать. \А.Камю\
lerner
Репутация: 510 (+610/−100)
Лояльность: 1 (+6/−5)
Сообщения: 1200
Темы: 2
Зарегистрирован: 24.11.2013
С нами: 5 лет 11 месяцев

#20 BORIS_MM » 07.10.2019, 21:19

lerner писал(а):До плюс полтысячи КВ
С КВ сложнее...
Если существенную часть тридцатьчетверкок бросали из-за неисправностей ходовой, то у КВ эта болезнь была в существенно более тяжелой форме - начально заложенный крайне низкий ресурс двигателя (~75 часов до "капиталки"), плюс неизжитые "детские болезни" конструкции ходовой части, плюс часто низкое качество (а то и брак) изготовления ...
То есть найти много бесхозных и исправных КВ по моему малореально. А ремонтировать - нужны время, условия ( оборудование и запчасти), и, главное, специалисты.
Разве что "ограбить" немцев-ремонтников...
BORIS_MM
Репутация: 47 (+47/−0)
Лояльность: 2 (+2/−0)
Сообщения: 50
Зарегистрирован: 14.01.2015
С нами: 4 года 10 месяцев

След.

Вернуться в AllexxGL

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость