» » Итрим. Книга 4. Морок Забвения
НА ФОРУМ
В магазин

Регистрация
Популярное на сайте
    Важная информация

      Сотрудничество
      Информация по магазину
      Наши контакты

    Книги в магазине
     Book slide

    Какой жанр книг Вам нравится?
    Немножко рекламы


    Мы в социальных сетях



    0

    Итрим. Книга 4. Морок Забвения

    Дмитрий Колотилин

    Междукнижие.

    - Ну чо, братаны? Домой нах?! - широкомордый Кабан довольно лыбился, забравшись в командирский Выстрел-М, на котором их должны были отвезти с базы на аэродром.

    Много чести залетному взводу Лешего, умудрявшемуся косячить даже там, где невозможно было бы чего натворить. Последний залет, благодаря которому Смертники, как прозывали их сослуживцы, заработали, нарвавшись на штабного полкана, прибывшего с проверкой. Тот зашел в их землянку, где те третий день бухали, поминая Седого, накануне погибшего, когда их отправили приказом из того же штаба зачем-то в административное здание, мол, как особо важный стратегический объект, гарантирующий в будущем выбивание чехов из района. Вот и узнал штабник, какой он жирный пидор и куда может пойти со своими выговорами.
    Комбат, мировой мужик, само собой замял, он понимал ребят и сам ненавидел этих "жирных пидоров", поэтому до сих пор в полковниках, а не давно генерал-майор, тоже были грешки по части кулака в зубы. Так-то им грозило чуть ли не самое лютое наказание от штаба, только тыловые крысы не в курсе, что ребята уже в аду, и пугать их сроками все равно, что причислять к высшей награде. Но это дело прошлого, сегодня они, наконец, едут домой на побывку, в отпуск.

    Набились в коробочку быстро, не в первой, закрыли двери, и водила покатил, с комфортом: в Выстреле можно и ноги растянуть, и сидулки удобные, задница радуется, не то что в БТРе, где как бы не сел, куда-нибудь упрешься. Должны были поехать в сопровождении колонны, но две коробочки отправили к дальнему блокпосту в поддержку, а то там чего-то засуетились кустики, да деревца, кидаясь шишками. И поэтому комбат и выделил свой командирский лимузин, лишь бы ребята по скорее свалили из расположения, иначе "долбанные партизаны опять ввяжутся в какую-нибудь херню, хоть заставляй по путям туда обратно катать целыми днями товарняк вручную".

    - Ух, а тут алкогольные напитки подают?! - радостно спросил Веселый, обращаясь к водиле.
    - Неа, извини, бортпроводница в декретный вчера вышла, так что пейте солидольный чай, - не остался в долгу Беглый.
    - А где его взять?
    - Ой, а чайник-то мы забыли-и-и-и! - Беглый изобразил спохватившуюся бабу, и все дружно заржали.

    Машина проглатывала разбитую дорогу, благодаря камазовской подвеске, но все же не мерседес, хотя, здесь мерс давно бы уже сдох, да и хваленный пендосовский хаммер. Веселый не преминул вспомнить, как они скидывали на одном из серпантинов в пропасть развалившийся броневик наблюдателей ОБСЕ, догадавшихся сюда прикатить на бронированном хаммере, окрашенным в белый цвет. Тот просто в один момент заглох, когда колесо очередной раз попало в выбоину, от чего подвеска сильно ударила в кузов, и, как сказал механик из головной БМП, движок попросту клинанул. Дружно поржав, пересадили наблюдателей в душный тэнтованный Урал, предварительно пригласив в пропахший мужским потом БТР, где фривольно сидел Жирный, обмотанный пулеметными лентами на манер Рэмбо.

    - А помните, Севка Рыжий по духане хвастался, что у него в деревне в сарае беха стоит, ждет его?
    - Ага, постоянно жужжал.
    - Не врал он, у него реально бмв стоял в сарае.
    - Да ну нафиг!
    - Реально, от деда еще остался... трофейный мотоцикл бмв, правда раздолбанный.
    - Га-га-га, - коробочка вновь наполнилась дружным смехом.
    - Ваще-е-е!
    - Ага, а че аппарат реальный?
    - Так с него же вроде Днепр срисовывали или Урал, так этот бегал до последнего, пока Севка на нем по пьянке не влетел куда-то, раздолбав вконец.
    - И поэтому в армию сбежал, чтобы дед не прибил!!!

    Затихший было смех вновь наполнил бронекапсулу, ребята чуть не рыдали, больше не из-за искрометности юмора в обсуждаемой ситуации, а попросту отходя, прекратив бороться с накатывающим мандражом побывавших в аду. Уже сейчас начинал обуревать послевоенный синдром, как сказал бы психолог, и хотелось напиться, пока не отключится сознание, чтобы забыться и не вспоминать, как буквально вчера Петька Игнатьев погиб от пули снайпера прямо на территории базы. После этого все окрестные возвышенности очередной раз осыпали гвоздиками и акациями, хотелось добавить тюльпанов и пионов, да еще и чтобы град оросил всю округу, лишь бы этого снайпера превратить в тлен и сравнять эти проклятые горы, но, как всегда, штаб приказал прекратить несанкционированное использование высокоценных боеприпасов.

    "Твари, их бы сюда, чтобы постояли с денек, понюхали собственного дерьма при треске неподалеку. Потому как именно из-за таких обычным ребятам вновь пришлось вернуться в Чечню, чтобы вновь пролить собственную кровь, обменивая свои жизни на большие пачки денег, идущие тем, кто отдает идиотские приказы, обеспечивая гибель личного состава и техники, списывая расходы на использование особых видов вооружения, никогда не появлявшегося в этом регионе. Твари, пострелять бы их..."

    - Туман, чего уныл? - на плечо легла рука Цыгана.
    - Да не, норм, задумался малость.
    - А-а-а, не думай, это вредно, радуйся, домой едем с ком...

    И вдруг рядом с водителем зародилось солнце, броня вдавилась, пыхнуло жаром, машину бросило в сторону, тут же съехавшую на обочину. Бронекапсула наполнилась дымом, на месте моторного отсека развороченный кусок машины, наружу вырывается чадящее пламя. Водитель, упав на рулевое колесо, не шевелится, бронированное стекло с его стороны получило пробоину. Остальные, действуя на инстинктах, начали выбираться наружу через боковую нижнюю дверь, волоча за собой автоматы. Его тоже контузило, и сейчас в ушах жутко звенело, но даже сквозь звон он слышал барабанную дробь по броне.

    "Надо ребятам помочь", - подумав, Туман дотянулся до механизма установленного на машине корда и принялся, борясь с собственным телом, выкручивать ствол в направлении, откуда казалось, обстреливают машину: - "Надо помочь, иначе их перебьют снаружи, надо помочь".

    Корд ожил, посылая короткие очереди, но каждая 12 миллиметровая пуля прошивала все, что попадало на пути, старые стены домов не останавливали, и несущие смерть куски металла летели дальше, пробивая следующую и следующую за той. Корд бил, прекращал, чуть поворачивался и снова бил, вновь прекращал, снова поворачивался, ствол чуть приподнимался и вновь бил. Еще одна РПГ ударила по бронемашине, теперь уже в заднюю часть, выворачивая бок, но корд не остановился, лишь повернув чуть в сторону, вновь пустил короткую очередь.

    - Ребята! Отходите! Я прикрою! - Туман выкрикивал раз за разом, задыхаясь от заполнившего капсулу дыма: - Мужики! Отходите! Я прикрою!!!

    Рухнул кусок стены, изрешеченный настолько, что кладка уже не держалась, а третья ударная волна завершила дело, вынуждая накрениться внутрь и оголить внутреннее пространство. А корд продолжал бить, хотя бронемашина объяло основательное пламя, рядом лежала пара тел, но остальные ушли через дом, в который влетела машина, пробив внешнюю стену. Там были боевики, но то ли от неожиданности, то ли испугавшись набросившихся на них мертвецов, из глаз, ушей и носов которых текла густая кровь, безмолвно атаковавших в рукопашную и орудовавших прикладами автоматов.
    Но Туман этого ничего не видел, он продолжал вращать башню пулемета и нажимать на кнопку спускового механизма, пуская очередную порцию пуль и терпя жар, терпя воздух, наполнившийся запахом горелого мяса.

    - Ребята! Отходите!!! - хрипел Алексей Туманов 24 лет от роду, сержант ВДВ, служащий по контракту и сейчас горящий внутри боевой машины пехоты Выстрел-М, в которой его с ребятами командир отправил в отпуск домой, и они должны были вечером вылететь, а через три дня он бы обнял свою маму, поцеловав бы ее в постаревшую щеку и сказал бы, что все хорошо. А вечером поехал бы к своей девушке, она же ждет его, обязательно, она же его любит, и он ее тоже любит. Но это бы было после встречи с мамой, как же она теперь, что же теперь будет с ней? - А-а-а!!! - вырвалось у Тумана, когда вновь громыхнуло, борт перед ним вогнулся, сквозь брешь ворвалось обжигающее пламя, и ударная волна бросила его назад, выкидывая через распахнутую боковую дверь прямо внутрь здания. Сильный удар обо что-то, и в глазах тут же потемнело, сознание уходило прочь, забирая с собой агонию боли опаленного тела, потерявшего значительную свою часть, хотя, если бы не бронежилет, полученный совсем недавно, если бы не он: - "Мама!".
    Глава 1.

    Я лежал на кровати, глядя в потолок, приснившийся кошмарный сон не был простым кошмаром, но воспоминанием и при этом не моим, а перенесенного через меня в этот мир сознания Тумана. Теперь я вот лежал и думал, что если мне придется переживать так за всех, кого я оцифрую? Сколько их сейчас в городе, какие у них кошмары, что они пережили? И через это все я должен пройти? Мне это нужно?
    Лера провела со мной почти всю ночь, под самое утро тихонечко прижавшись справа, положив голову на плечо и в таком положении истаяв, видимо уйдя в реал. Я не обижался, пусть отдохнет, ведь переживала, бедная, и не отходила весь вечер, неотлучно следуя рядом вместе с Белис. Странно, но рядом с ней мне было как-то спокойно, а в постели я вновь ощутил давно позабытое чувство или же чувствовал его и до нее? Не важно, сейчас мало что важно, главное, что все хорошо. Разве что моя левая рука ее немного испугала, и я старался не касаться ей, пусть привыкнет, ведь у меня такой класс уникальный, по крайней мере о Карателе и тем более подклассе Палач Смерти ничего не было, а на официальный запрос база знаний ничего не отвечала.
    Я же продолжал лежать и пялиться в потолок, пытаясь понять, что мне дальше делать и как после жить, ибо не особо хотелось переживать за каждого его самые страшные моменты в жизни. И так уже седой, осталось только начать заикаться и нервно дергаться по любому поводу. Да еще и эта проклятая рука, внушающая оптимизм в светлое будущее.
    Когти выросли и стали еще острее, пальцы сильнее гипертрофировавшись ближе к звероформе, да и вся кисть в принципе, кожа обрела чернеющий оттенок, покрывшись сетью трещин, отслаивающих лепестки кожи от плоти, имеющей темно-фиолетовый окрас. Хотя бы черные сосуды чуть сдулись, но это было крошечным утешением наподобие тех, когда безнадежно больной, смотря на отмирающую конечность радуется, мол, хотя бы не воняет. Вот и я так, радуюсь, глядя на свою левую руку, но та не собирается отваливаться, напротив, я ощущаю в ней силу, именно в ней, будто бы она уже отдельный организм, пока еще подчиняющийся. А раньше так и не думал, только тогда доспехи скрывали проблему, а сейчас вот она лежала рядом, обнаженная, захочу почесать нос левой рукой, а приблизится когтистая лапа, и от этого серьезный риск обо..., стать заикой.

    Лера все не заходила в игру, а валяться уже надоело, и я, одевшись, вышел из своих опочивален, чуть не перелетев через лежавшую поперек двери массивную волчицу. Ишь ты, ночью не пошла за нами, но и не перестала охранять, не удивлюсь, если под окном еще парочка волков стоит в наряде.

    - Привет, - потеребил меж ушей благостно прорычавшую Белис.
    - Князь, - Воевода почтительно кивнул.
    - Не говори мне, что и ты всю ночь тут стоял.
    - Зачем всю ночь? Я только что подошел.
    - Ага, только что.
    - Только что.
    - Ну ладно, дела насущные или просто позавтракать?
    - Дела.
    - Ну тогда за завтраком и поговорим о делах.

    Сегодня на завтрак были блины с вареньем и медом да чай, заваренный на малиновых ветках. И, кажется, двух стопок блинов окажется маловато.

    - Ну, что за дела? - начал я, откусив достойный кусок от скрученных в трубочку пяти блинов, побывавших в меде, и запив горячим чаем, наслаждаясь блаженством аромата и вкуса.
    - Да обыденные, - произнес Истислав, делая глоток: - Так-то по большей части взглянуть на отчеты, выслушать Старших, принять просителей да послов.
    - Послов? - удивленно смотрю на своего Наместника.
    - Послов.
    - Откуда?
    - Купцы все, но выглядят по-разному, один заморский, второй из Пришлых Северосов.
    - Хм, чего хотят?
    - Встречи просят.
    - Ну подождут.
    - Так и ждут, уже две недели, почитай.
    - Хм. Ладно, поговорю, но позже, а что за просители?
    - Да разные, тех, что за землю или работу с жильем, я, само собой, уже выслушал, ты же, Князь, хозяйственные дела определил мне и Старшим.
    - Да, правильно.
    - Ага, остались те, что за чудом пришли.
    - И много их?
    - Так говорил же еще вчера, но сегодня еще два десятка прибавилось.
    - Запамятовал. Так, отчеты потом сам гляну, да и думаю, что у тебя и так все под контролем, так что я не беспокоюсь.
    - Да и еще, гном просил принять.
    - Гном? Приму, только вот позавтракать надо.
    - Ага, - Истислав согласился, потянувшись за очередным блином, невольно покосившись на мою левую руку, в глазах его что-то промелькнуло, но Воевода не подал виду.
    - Ты хотел вчера мне рассказать про войско.
    - А? Да, в строю на данный момент девять сотен.
    - Так вчера же говорил, мол, восемь.
    - Девять, Князь, девять. Пять сотен ближников, работающих в три приема: копье-щит, меч-щит, два меча. Две сотни стрелков, сотня конных. Сотня храмовых: исцеляющие, вдохновляющие, ободряющие, противоборствующие.
    - Храмовые? Ведуны?
    - Они самые, - кивнул Истислав: - В основном их молодых послушников, но над ними десяток старцев. Пришли по благословению Перуна.
    - Слава Ему, - вдруг произношу, удивляясь самому себе, а в окнах вдруг посветлело, и лучи солнца проникли внутрь, освещая светом.
    - Слава Истинным, - поддержал Истислав: - Сейчас активно усиливаем доспехи, во благо града и во имя Сварога, дабы дружина не подвела в трудную пору. Сын вообще из кузни выходить не собирается, да и по что ему, Верховному-то жрецу Сварога?
    - Верховному?
    - Да.
    - Когда успел-то?
    - Да на заре, Борислав как раз работал в кузне, и тут зашел Сам, огляделся, одобрительно кивнув, взглянул на творение кузнеца, улыбнулся и поблагодарил, нарекая Верховным Жрецом Храма Сварога.
    - И где храм?
    - Так кузница Сварога и есть Храм Его.
    - Кузница?
    - Да. Любое кузнечное место есть капище Сварога, а кузница, что возведена у нас, Храм.
    - Понятно, - я откинулся, понимая, что я ничего не знаю о тех, кого призывал, да и вообще не знаю ничего о богах, разве то, что показывали в фильмах, а там вымысла гораздо больше, чем истины: - А что ковал Борислав?
    - Не могу сказать.
    - Почему?
    - Потому что он сам скажет, ах да, мы уже опаздываем.
    - Куда?
    - Дела, Князь, дела. Идем же, - Истислав встал: - Требуется поспешить.
    - Что так срочно?
    - Да, не требует отлагательств.

    Я взглянул на Воеводу, но тот, ожидая в проходе, лишь вопрошающе смотрел, мол, я обязан именно сейчас пойти за ним. Что ж, иногда системе противоречить нельзя, иначе сюжетная линейка не продолжится, а из-за возникшей ошибки вся игра может посыпаться. Следую за ним, направившимся к выходу, замечая странность, что вокруг вдруг все стихло, обитатели дома исчезли, та же Белис куда-то пропала впервые за долгое время. Истислав вышел на улицу, и свет, ударив из открывшегося прохода, на мгновение ослепил меня, ступающего рядом.

    Я застыл, опешив от представившейся картины.
    Красные знамена с волчьей мордой и "РОД", окантованными молотом и секирой на фоне знака солнца, шитые золотом, развивались на ветру над площадью, заполненную притихшим людом, взирающим на меня. Строгие порядки дружины стояли сотнями в два ряда, правая передняя сотня стояла в более серьезных на вид доспехах, с наплечником в виде волчьей головы.
    Левая передняя полностью была из храмовых, сейчас одетых в белые одежды, и передняя шеренга выделялась тем, что вместо оружия при себе каждый имел музыкальный инструмент от дудочек до гуслей, взгляд невольно зацепил в строю одного из знакомых мне пастухов, постоянно наигрывавшего на свирели, причем так заливно, что музыка буквально очаровывала, я частенько ходил на рыбалку именно туда, где он пас стадо, чтобы отдыхать духовно под мелодичные трели.
    Перед дружиной ровными порядками стояли волки от мала до велика, самые ближние ко мне были самыми сильными и все сплошь в доспехах, интересно, когда это им успели сделать? Белис сидела во главе Стаи, и на нее успели сделать, красавица. Рядом с ней по центру стояли все, кого я назначил на самые высокие должности, далее в сторону встали с должностями поменьше, включая старейшин и Главных деревень. Хм, даже гномий отряд стоял неподалеку, облачившись в свои знаменитые доспехи и держа штандарт с символом гильдии.
    Рассмотрев окружающих по краям горожан, я чуть ли не осел: десятки, нет, сотни лиц смотрели на меня с каким-то иным взглядом, будто бы вопрошая о помощи, мысленно обращаясь и жаждая получить ответ, и у каждого над головой отображалось имя с уровнем. У кого-то действительно был ник, но у большого числа именно имена, некоторые с отчествами и даже фамилиями. И лица не накрученные в редакторе внешности, а реальные, именно реальные, люди не пытались скрыться за оболочкой, точнее, даже и не думали это сделать или не знали, как. Я не мог пошевелиться, ощущая, как внутри меня что-то смещается, будто бы разбираясь по гаечкам и вновь собираясь во что-то новое, откидывая в сторону лишние детали.

    - Именем Сварога! - громогласный голос раздался справа от меня, вырывая из ступора и вынуждая обратить взгляд на произносящего это Борислава, возникшего из ниоткуда и одетого в не в доспехи, а в разукрашенную рубаху, и в руках его были кузнечный молот и секира, похожие на недавно мною виденные.
    - Именем Сварога!!! - разнеслось дружное эхо тысяч голосов по городу, сотни мысленных обращений существ ударили по разуму.
    - Именем Перуна!!! - второй громогласный голос раздался слева от меня, вынуждая обернуться на появившегося Истислава, всего в доспехах и со щитом и мечом.
    - Именем Перуна!!! - вновь многотысячное эхо поднялось над городом.
    "Именем Макоши, Матери нашей!" - ударил по разуму голос мысли Матриарха Стаи Белой Смерти, в мгновение появившейся передо мной.
    - Именем Макоши, Матери нашей! - эхом прокричал люд на площади, давая понять, что слышали все.
    - Именем Порядка! - по центру площади возник Верховный Жрец Храма Порядка, облаченный в белые одежды.
    - Именем Порядка! - дружно прокричали храмовники.
    - Именем Ауле, Отца Подгорного Племени! - крикнул хирд, ударяя топорами и молотами о щиты.
    - Именем Мараны, Хозяйки Смерти! - прокричали сотни теней, ранее не заметных, но возникший позади меня Нищий, улыбнувшись своими гнилыми зубами, почтенно приклонил голову.
    "Именем Тьмы", - раздался в моей голове шепот Шаада.
    - Мы, живущие на этой земле! - произнес окончательно вогнавший меня в прострацию Святогор, появившийся из-за стен.
    - Мы, живущие на этой земле! - вторили ему горожане и окружившие город со всех сторон былинные защитники земли.
    - Нарекаем тебя, Князь Святого города Порядка Новограда, Огнеслав, Великим Князем Североси!!!
    - Нарекаем! Нарекаем! Нарекаем!!!
    - Правь во Благо и по Правде!!!
    - Правь! Правь! Правь!!!


    Поделится в соц.сетях

     

    Теги: Дмитрий Колотилин, Итрим, ЛитРПГ

    Назад Вперед

    Другие новости по теме:

    • Итрим. Книга 3. Впереди ВечностьДмитрий Колотилин Междукнижие. Уважаемый игрок. Идеал рад представить новую сторону противостояния, дающую новые возможности! Если Вам интересен путь разрушения, если Вы жаждите сеять
    • Итрим. Книга 2. Нижний МирДмитрий Колотилин Только в бодром горячем порыве, в страстной любви к своей родной стране, смелости и энергии родится победа. И не только, и не столько в отдельном порыве, сколько в упорной
    • Итрим. Книга 1. Холодные ЗемлиДмитрий Колотилин Пролог. С: - Здравствуйте, в эфире радиостанции Ваш-ФМ программа "Беседа" и ее ведущие Ирина Иванко и Сергей Безверный. И сегодня у нас в гостях финансовый эксперт, доктор
    • «Док» (ознакомительный фрагмент)PS. Да, автор знает, что постскриптум пишется в конце, а не в начале. Но автор – вредный, и пишет так, как считает нужным. Нарушая каноны и вообще – безобразничая от души. Поэтому – PS/PPS пойдет
    • Трилогия: Глэд (ознакомительный фрагмент)Олег Николаевич Борисов Трилогия: Глэд Книга первая. Рассвет над Майдманом Пролог - Кому веришь ты, человек? Грозным богам? Их выдумал ты сам. Верным друзьям? Друзья устали наносить удары тебе в
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Информация
    Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 7 дней со дня публикации.