Сон. ( рассказ)

Список разделов Альтернативная история СССР

#1 Алекс Войтенко » 21.05.2016, 20:51

Зря говорят, что «Понедельник – день тяжелый». Нет. Тяжелый день не понедельник, а пятница. И ощущается это с самого утра.
Опять с самого утра болит бок, тянут мышцы ног и, нет никакого желания вставать. Но приходится.
Встаю. Пусть даже через силу. Иду в ванную, откашливаюсь, усаживаюсь на унитаз и оперевшись руками в подбородок, пытаюсь окончательно проснуться, параллельно освобождаясь от накопившейся за ночь влаги. Вновь встаю, подхожу к умывальнику, беру щетку и с минуту отдраиваю остатки своих зубов, поглядывая в зеркало. Прополоскав рот ощупываю свое лицо. Нет. Сегодня не буду. Лень, да и не так много там выросло. Умываюсь и выхожу на кухню. Пока умывался, жена приготовила бутерброд и чашку кофе. Неторопливо выпиваю его, закусывая бутербродом, и иду одеваться.
Уже одетый, перебрасываюсь несколькими словами с женой:
- В магазин пойдешь?
- А, что надо?
- Сигарет купи.
- Ладно.
Снимаю телефон с зарядки, смотрю время и иду в прихожую. Обуваюсь, одеваю куртку, вешаю на плечо сумку с приготовленным обедом и достав из кармана пригоршню мелочи, отсчитываю пятнадцать рублей, на проезд в маршрутке. Поцеловав жену, выхожу из дома.
Погода. Раньше помню, обращал на нее внимание. Нет, не так, что бы смотреть какая температура и что меня ожидает. Скорее на нее саму. Радовался свежему ветерку, солнцу, листочкам распускающимся на деревьях, соседскому коту, спрятавшемуся в кустах, выслеживающему зазевавшуюся пичугу и косящемуся, на проходящего меня. Сейчас же все как то побоку. Скорее думаю о том, что нужно поплотнее запахнуть куртку, поправить сбившийся шарф на шее, что бы не продуло, вжимаюсь в поднятый воротник и не обращая внимания на окружающее меня, иду поглядывая лишь на дорогу, что бы ненароком, не поскользнуться на покрытом тонким слоем выпавшего ночью снега льду, покрывающему дорогу.
Пока иду к остановке, нужный мне автобус обгоняет меня. Это хорошо, значит, что я могу спокойно дойти, пока подойдет следующий. Иногда этого не происходит, и приходится напрягая, уже не такие здоровые ноги, бежать последние пару десятков метров, что бы догнать подошедший к остановке автобус. Нет, можно конечно и плюнуть на все, но стоять под пронизывающим ветром, на остановке лишние пять-десять минут, тоже не слишком приятное удовольствие. Да и кто знает, насколько полной будет следующая маршрутка. А ехать больше двадцати минут стоя в набитом салоне, при этом удерживаясь при резких поворотах и обгонах наших Шумахеров-водителей, уж лучше пробежаться.
Через пять минут ожидания, подходит следующий автобус. Врываюсь в салон, кидаю на полку возле водителя деньги, одновременно оглядываясь в поиске свободного места и, быстренько занимаю его. Теперь в моем распоряжение двадцать четыре минуты, спокойно подремать. Прячу лицо в поднятый воротник, что бы хоть немного отречься от наполняющих автобус ароматов чеснока, вчерашнего перегара, пота входящих в салон пассажиров, закрываю глаза и погружаюсь в нечто похожее на сон. Иногда удается даже его и увидеть. Но чаще просто сижу с закрытыми глазами в полудреме, воспринимая покачивание автобуса на поворотах и точно, не хуже самого совершенного навигатора, представляя место, где мы сейчас проезжаем.
За пару остановок до выхода просыпаюсь. Все уже отработано годами. Подъехав к нужной поднимаюсь и прохожу к выходу.
Закуриваю, и не торопясь иду к проходной завода. Какое-то время стою у входа, докуривая сигарету и попутно здороваясь с проходящими мимо знакомыми. Затушив бычок бросаю его в урну и пройдя через проходную направляюсь в цех.
Одни и те же лица, одни и те же разговоры. Ни о чем. Каждый день.
Плавка слив, плавка слив. Сегодня три. Значит, после обеда будет еще одна.
Надоело, тяжело, но нужно работать, а как иначе? Пенсия есть, но прожить на одну пенсию, не реально.
Обед. Быстренько перекусив, достаю телефон, и спрятавшись в укромный уголок, вхожу в интернет. «Флибуста». Так, что тут у нас? Вот эту ругают больше всего, значит стоит попробовать. Неожиданно для себя, увлекаюсь изредка поглядывая на часы. Без пяти час, пора приниматься за работу. Последняя плавка самая тяжелая. И вовсе не потому, что приходится загружать железяки и стоять возле горячей печи, а скорее потому, что она последняя.
Но и она когда-то заканчивается. Все, полтора часа прошло, слив. Можно немного отдохнуть.
Навожу кофе и вновь открываю «Флибусту». У меня есть минут сорок.
Пятнадцать двадцать. Все пора закругляться. Ставлю закладку, удаляю «недавние файлы» и иду в раздевалку. Душ, короткие сборы, и направляюсь на выход. Рабочий день окончен. Впереди короткие, всего на два дня выходные. «Б\с, что ли написать?» - думаю про себя. – «Да, нет не стоит».
Все повторяется в обратном порядке. Переполненный автобус, с его ароматами, противный ветер, скользкая, уже подтаявшая за день дорога и вот я вхожу в дом.
Переодеваюсь в домашнее, мою руки включаю комп. Редкими словами перебрасываюсь с женой, терпеливо выслушивая последние новости, ем и погружаюсь в бесконечную сеть интернета.
На часах 23-00. День закончен, пора спать.
Некоторое время ворочаюсь пытаясь поудобнее устроиться и отрешиться от храпа жены. И произношу свою вечернюю молитву, мысленно, про себя; « Боже, если ты есть. Дай мне шанс. Один единственный. Дай возможность вернуться назад и исправить, те ошибки, которые я совершил. Назад. В юность». Повторяю, даже зная, что это никогда не произойдет, но где-то в глубине души надеясь, что буду услышан.
Понемногу сон приходит ко мне, и я засыпаю…

* * *


… Просыпаюсь. Некоторое время лежу, не открывая глаз и прислушиваясь к себе. Странно. Ничего не болит, нет даже позывов к обычному утреннему кашлю, который будит меня каждое утро, заставляя вскакивать и бежать в ванную, чтобы откашлявшись и освободив горло от скопившейся за ночь гадости, окончательно проснуться. Нет тянущих болей справа, внизу живота, из-за больной почки. Нащупываю под одеялом свой живот, и слегка подогнув колени, проминаю его, боясь ощутить боль. Даже удивительно. Видимо сегодня очень счастливый день, к тому же суббота, и у меня ничего не болит.
Улыбнувшись, про себя, поворачиваюсь на левый бок и подоткнув, поудобнее подушку, пытаюсь раствориться в неге сна. Протягиваю, правую руку вперед, проверить, спит ли жена. Рука проваливается вниз, и я не удержавшись лечу вслед за рукой, падая с дивана.
В изумлении, открываю глаза, и услышав детский смех оглядываюсь вокруг себя.
В это время слышится голос матери:
- Что там случилось?
- Сашка с кровати упал! – сквозь смех, раздается голос сестры.
- Не убился? – с тревогой вопрошает мать, и я слышу торопливые шаги.
Я сижу на полу, запутавшись в скомканной простыне, которую утянул с собою и с ошалелым видом оглядываюсь вокруг себя. В комнате появляется мама, а следом за ней, крадучись выглядывает из-за притолоки, веселое лицо сестры.
- Что с тобой? – слышу такой родной и давно потерянный голос. С удивлением поворачиваю голову и вглядываюсь, в родное лицо матери. Увидев мой ошалелый взгляд, сестра оглушительно хохочет. Мать поворачивается к ней и строго взглянув произносит:
- Ничего смешного не вижу! Брат чуть не разбился, а ей смешно! И вообще марш одеваться, нечего бегать по дому в ночнушке.
Сестра, стараясь принять серьезный вид и с трудом сдерживая прорывающиеся звуки смеха, уходит. Мама вновь поворачивается ко мне. Я очумленно разглядываю ее, не в силах произнести ни единого слова.
- Александр, что случилось?
- Мама. – Пробую слово на вкус, боже как давно я не произносил его. – Мамочка. Как хорошо, что ты у меня есть.
С глупой улыбкой я выпутываюсь из простыни и встав на ноги обнимаю, наверное единственно любимого мной человека, за всю прожитую жизнь.
- Ты не представляешь, как я люблю, тебя! – страстно говорю я и прижимаюсь к ней. – Как же давно, я тебя не видел!
Мать с удивлением, отстраняем меня от себя и вглядываясь в моё счастливое лицо, некоторое время разглядывает меня. Потом прикоснувшись губами к моему лбу, как бы сама себе произносит.
- Да, нет. Лоб не горячий. Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо. – Шепчу я, вновь прижимаясь к ней.
Какое-то время мы стоим, после чего мать вновь отстраняет меня:
- Ты не расшибся?
- Нет, все хорошо, просто сон приснился.
- Ну хватит обниматься, марш чистить зубы и умываться.
Оставив меня, мать разворачивается и уходит. Я проводив ее взглядом, оглядываюсь вокруг себя.
Моя комната. Именно такой я ее и запомнил. Ничего не изменилось, или просто моя память, что-то забыла. Тот же белый дощатый письменный стол, сколоченный отцом, Стул с полупродавленным сиденьем и брошенными на нем моими вещами. Разложенный диван, заменяющий мне кровать, небольшая тумбочка возле него со стоящим на ней светильником с металлическим абажуром. На потолке пластиковая бело-зелёная люстра. На полу, часть когда то большого, серо-зеленого паласа, теперь разрезанного на две половины, одна из которых жит в комнате сестры, а вторая здесь, у меня. Окно, задернутое атласными шторами светло-коричневого цвета.
Подхожу к окну и отдергиваю штору.
В комнату врываются яркие лучи, жаркого летнего Ташкентского солнца. Дергаю за шпингалет и распахиваю окно. Чуть застоявшийся за ночь воздух тут же наполняется запахами цветов и зелени, находящегося за окном сада. Легкий, но уже достаточно горячий ветерок, проникает в комнату, навевая давно забытые чувства и воспоминания. С удовольствием вдыхаю это благоухание полной грудью.
Хорошо-то как! Неужели все это правда?!
Прижавшись лбом к декоративной решетке, вставленной в раму окна, пытаюсь вспомнить прожитые годы и принять случившееся. Шанс. Второй шанс. Неужели сбылось? Некоторое время стою ни о чем не думая, просто наслаждаясь минутами счастья. Мысли о том, что я буду отличаться от себя прежнего, даже не возникают в моей голове. Пусть все идет, как идет, решаю я. В крайнем случае, найду, на что списать изменения. В конце концов, я в своей семье, да и память еще не отказывает.
- Алекс, ты, что опять уснул? Иди умываться.
- Он, в решетку воткнулся и что-то разглядывает, - слышится голос сестры.
- Ябеда, Машка! – бросаю я, и натянув тонкое, с растянутыми коленками трико иду в ванную.
Закрывшись в ванной, бросаю взгляд на давно забытые, но такие знакомые предметы и подхожу к умывальнику. Интересно, а какая из этих щеток моя? Беру зубную пасту и перекладываю на угол ванны.
- Мам! – кричу, открыв дверь, а где моя щетка? Опять Машка тут похозяйничала, ничего найти не могу.
- Да вот же она, - мама указывает на щетку стоящую в стакане.
- И пасты нет, - продолжаю я.
Мама оглядывается и спустя мгновение, находит тюбик, лежащий на краю ванны.
- Опять Машка все пораскидала, ничего найти невозможно, - ворчу я, закрывая дверь на шпингалет.
- Это он сам, - доносится до меня, я пасту на месте оставляла.
Вглядываюсь в небольшое зеркало, висящее над умывальником. Зубы, это моя слабость. К пятидесяти пяти годам у меня, почти не осталось своих зубов. Поэтому если в первой жизни, я предпочитал полоскание рта чистке, то сейчас нужно сделать как раз наоборот. Тем более, что нынешние садисты-дантисты, очень уважают, поиздеваться над своими подопечными. Так что чистить и еще раз чистить, дважды в день, как положено. Открываю тюбик «поморина» и щедро накладываю на щетку валик зубной пасты. После чего с минуту, тщательно шоркаю по всему рту. Сполоснув водой рот, умываюсь, и еще раз взглянув в зеркало, выхожу из ванны.

В столовой уже накрыт стол. Кружка горячего чая с молоком, как я люблю и целое блюдо, только что нажаренных пирожков с картошкой. «Боже, как давно это было! Неужели все правда и все повторяется!». Подхожу к маме, обнимаю ее и целуя говорю:
- Мои любимые! Спасибо мам! – сажусь за стол и с удовольствием, вгрызаюсь еще в горячий, чуть жирный, с зажаристой корочкой пирожок, запивая его горячим сладким чаем. Мечтательное выражение, не сходит с моего лица. Мама, сидящая напротив меня, тоже завтракает и несколько удивленно поглядывает на меня. Спустя несколько минут, видимо так и не разглядев во мне причину изменений, произошедших во мне, спрашивает:
- Что случилось, Алекс? Сегодня ты, какой-то не такой, как обычно.
- Просто я, - на мгновение задумываюсь, - видел сон. Страшный сон. И очень не хочу, что бы было так, как я видел. – Говорю я ей, делаясь серьезным.
- Расскажешь?
- Да. Но только тебе.
- А мне?! – раздается голос сестры, стоящей в проеме двери.
- Тебе нельзя. Ты еще маленькая, - поворачиваюсь к ней с улыбкой.
- Сам ты маленький! Вон даже с кровати еще падаешь! – она показывает мне язык и уносится в дом, как только я порываюсь встать. Тут же оттуда доносится хлопок закрывшейся двери и слышится ее голос:
- Мам, Сашка меня обижает!
Мы с мамой переглядываемся и обмениваемся улыбками.
- Мария, не выдумывай и иди завтракать, - притворно строго говорит мать.
- Сашка дверь закрыл и не пускает меня!
- Не выдумывай, иди есть!
- Ну правда, мам!
Слышится скрип, тихонько открываемой двери, из-за которой высовывается любопытная с хитринкой рожица сестры, замечающая, что я все так же сижу за столом. Она тут же принимает серьезный вид и задрав нос, горделивой походкой, вплывает в столовую. Обойдя вокруг меня и мамы, показывает мне язык и занимает свое место за столом, напротив меня.
- Некрасиво, показывать свой язык. Тем более за столом, - произносит мать. Сестра, уже готовясь дать отпор открывает рот, как я большим пальцем показываю ей на зеркало висящее за моей спиной. Смуглое от рождения лицо сестры, наливается краской смущения, делая его почти шоколадным.
Завтрак проходит в полном молчании.
Наевшись, я приподнимаюсь из-за стола и поблагодарив маму, за вкусный завтрак, отчего та, вновь удивленно приподнимает брови, тянусь к отрывному календарю, висящему на стене. Взявшись за листок, уже готовлюсь сорвать его, как врывается голос сестры:
- Я уже отрывала сегодня. – Бросив на нее взгляд, вижу на мгновение показавшийся язык и ехидное лицо.
Переведя взгляд на календарь, замечаю сегодняшнюю дату. 29 августа, 1974 года. Осталось два дня до школы.
Вдруг вспомнив, поворачиваюсь к сестре и говорю:
- Все. Кончилась твоя спокойная жизнь. Теперь и ты школьница. Двоек нахватаеш-ш-шь! Особенно по поведению.
- Что это я их нахватаю?
- А как язык покажешь учителю, так и нахватаешь! – с улыбкой говорю ей.
- А, что это я ему язык буду показывать?
- А, что ты еще-то можешь показать, у тебя и нет больше ничего, только язык длинный. Розовый и мокрый.
- И вовсе он не мокрый. – На глазах сестры, начинают наворачиваться слезы.
- Значит с тем, что он длинный ты согласна. – констатирую я.
- Сам ты длинный! – уже почти ревет сестра.
Мама, вначале с улыбкой наблюдавшая за нашей пикировкой, принимает строгий вид и приобняв сестру:
- Ну, хватит ругаться. Конечно же, ты ничего не нахватаешь, ты ведь у меня умная девочка. – И повернувшись ко мне, - Алекс, наведи порядок у себя в столе. Посмотри, что не хватает, после скажешь мне, нужно будет докупить. И наведи порядок в своей комнате.
- Хорошо мам, - я целую мать в щеку и выхожу из комнаты.
- Ну, что он мам всегда… - доносятся до меня слова сестры. Мама что-то ласково отвечает ей, но я этого уже не слышу.

Наведя порядок в комнате, выхожу во двор, окидывая его «хозяйским взглядом». Сейчас я легко замечаю все неполадки, на которые раньше просто не обращал внимания. Ни слова не говоря принимаюсь наводить порядок и здесь. Я понимаю, что все это несоответствует моему обычному поведению, и даже еще вчера, я бы прошел мимо, не заметив всего этого. Понимаю, что своими действиями неминуемо привлеку внимание к себе, и не только со стороны матери, но тем не менее занимаюсь этим.
Какое-то время, копаюсь в саду, в сарае, что-то перекладываю, что-то выношу на улицу в мусорный бак. Вдруг замечаю, маму, стоящую на крыльце и наблюдающую за мной. Видя, что я заметил ее, она спрашивает:
- Что случилось, Алекс? Сегодня ты совсем не похож на себя.
- Может я повзрослел? – пытаюсь свести ответ к шутке.
- Так не бывает.
- Тогда не знаю, мам. Просто мне кажется, что то что я делаю, это правильно.
- С чего бы это?
- Я не могу объяснить, но… Мне приснился сон. И я очень не хочу, что бы было, так как я увидел. Возможно то, что я делаю сейчас, как то изменит, все это.
- Я не узнаю тебя, Алекс. Ты даже говорить стал по-другому. Что с тобой?! Ты меня пугаешь!
Я обнимаю ее, прижимаясь всем телом. Она ласково гладит меня по голове и мы молча стоим на крыльце нашего дома.
- Мам, но ведь я не делаю ничего плохого, ведь так? А все остальное… может уже завтра я буду таким же как вчера. Если ты так хочешь.
Я не слышу ответа, да и не нуждаюсь в нем, наслаждаясь мгновеньями нежности.
- Мам, а давай я не буду больше ходить в музыкалку? – начинаю новую тему, что бы отвлечь ее. - Ну не нужна она мне. Эта классика, уже вот где сидит. – Показываю рукой на горло.
- Тебе же нравилось, заниматься музыкой?
- Мне и сейчас нравится, но то что там предлагают, это не музыка, а какое то издевательство. Да и не думаю, что смогу стать профессиональным музыкантом.
- Откуда?
- Просто знаю. А тратить такие деньги еще два года, что бы потом сожалеть об этом, может давай сразу, сейчас? Ну нет у меня желания на нее. А для себя, или для тебя я и так смогу сыграть. Если ты конечно захочешь. Ведь, Машке, ты же разрешила, бросить занятия. – выдаю последний аргумент.
Мама некоторое время молчит, переваривая мои слова. Потом произносит:
- Я, подумаю.

Некоторое время вожусь во дворе, игнорируя призывы дружков с улицы «на погулять». На крыльцо выходит мать, с сумкой в руке:
- Хватит наверное на сегодня? Вон сколько дел переделал.
- А ты куда, мам?
- До базара пройдусь. Заканчивай, будешь уходить закрой дверь, ключи я с собой взяла.
-Хорошо мам.
Дождавшись ее ухода, подхожу к винограднику и уцепившись за перекладину, пытаюсь подтянуться. Увы, это тело не рассчитано на силовые упражнения. Два раза и то с трудом. Немного отдохнув, пытаюсь повторить попытку, но и в этот раз неудача. Принимаю, упор лежа. Увы, здесь результат не лучше. «Да, Сашка, запустил ты себя… всё, начиная с завтрашнего утра, постоянные тренировки. Пока еще не слишком поздно. И начну я наверное с бега». - Отряхнувшись и оглядевшись вокруг себя прохожу в дом. Какое-то время брожу по комнатам, как бы вспоминая самого себя. Разглядываю книги в шкафу, ласково оглаживая переплеты. Все давно знакомо. Достаю наугад одну из книг. Дюма, «Граф Монте-Кристо». В этом теле я его еще не читал, но могу рассказать от и до. Память сохранилась и все, что я когда то видел или знал остается при мне. На минуту задумываюсь. А что я помню? Нет, пожалуй, ничего существенного, во всяком случае, из истории страны. Разве, что смерть Брежнева, но до нее еще 10 с лишним лет, да и кому это нужно? Перестройку, распад СССР, вряд ли мне все это пригодится, разве, что лично для меня. Пожалуй, не стоит и пытаться. Да и кому нужны мои советы, или предсказания. Скорее упрячут поглубже, чем прислушаются к чему то. Тем более, что ничего особенного я и не помню, так разрозненные факты и те без дат.
Ставлю книгу на место и подхожу к пианино. Провожу рукой по гладкой поверхности и поднимаю крышку, закрывающую клавиши. В глаза бросается надпись «Muehlbach» 1867год. Ему больше ста лет. Продвигаю стул и кладу пальцы на клавиши.
- Помню ли я, хоть что ни будь? - Задаю себе вопрос. Прикрываю глаза и пытаюсь сыграть по памяти. Наверное, у моего теперешнего тела все же есть какой-то опыт, потому, что к моему удивлению у меня все получается.
Вскоре по дому разносится легкая мелодия из передачи «В мире животных», это наверное единственное, что я мог сыграть и через десять лет после того как бросил занятия.
А что если?!
Какое-то время, я пытаюсь подобрать знакомую мелодию, и вот уже спустя каких-то пятнадцать-двадцать минут, что-то начинает получаться. Еще немного и по дому разносятся аккорды и музыка песни, которая мне всегда очень нравилась. Все-таки у моего тела довольно хорошая музыкальная подготовка. Сам не замечая, как начинаю напевать ее:
Тихо падал прошлогодний снег.
Укрывая белым серебром,
Одинокий Розовый букет,
Брошенный с досады за углом.

И казалось, грусть, в его цветах,
А во взгляде, горе и тоска.
И, как будто затаенный страх,
И, чуть-чуть надежды в лепестках…

Прикрываю глаза, но это мне ничуть не мешает, Мелодия, как бы льётся сама по себе, я лишь помогаю ее звучанию. Музыка и песня так увлекли меня, что я не замечаю ничего вокруг, как бы купаясь в звуках. Я играю и пою, полностью отдавшись звучанию мелодии:
…Словно одинокий человек,
Брошенный, на произвол судьбы…
Тихо падал прошлогодний снег,
Заметая, все вокруг следы…

Песня заканчивается, еще несколько последних аккордов, я опускаю руки и вдруг замечаю маму, тихо стоящую в дверном проеме. Она смотрит на меня, а на ее щеках блестят дорожки слез.

- И после этого, ты еще хочешь бросить музыкальную школу? Я не понимаю тебя!
- Мам, вспомни. За пять лет обучения, мне единственный раз, разрешили разучить ту мелодию, которая мне нравилась. «Полонез Огинского» и то во внеклассное время. Все остальное время я разучиваю то, к чему не имею не малейшего желания. Возможно эти пьески и дают что-то, но напрочь отбивают желание заниматься музыкой. Не знаю, кто составлял программу обучения, но явно он преследовал именно эту цель.
- А ты как хотел? Без труда…
- Мам, труд должен приносить радость, а не отбивать желание. Вспомни, в прошлом году я пытался сочинить какую-то мелодию, мы с тобою даже приносили ее в музыкалку, что бы преподаватель послушал ее, может в чем-то помог, помнишь?
- Да, было такое.
- А итог тоже помнишь? Она раскритиковала ее, и предложила лучше больше времени уделять основным занятиям, чем выдумывать какие-то никчемные мелодии. Так?
- Может она и правда была права?
- Сегодня ты слышала именно ту никчемную мелодию, но уже обработанную мною за этот год. По-моему получилось неплохо.
- Может, стоит сейчас попробовать еще раз показать её преподавателю?
- Я, не хочу сказать ничего плохого в ее адрес, но боюсь, что после этого автором будет уже она. Я не говорю, да и в общем то не надеюсь, что эта песня будет услышана кем-то, и станет популярной, но и дарить кому-то авторство тоже не хочется.
- Возможно. А стихи?
- Как то сложились, сами собой.
- Ну, хорошо, а чем ты тогда собираешься заняться?
- Не знаю. Больше времени буду уделять школе, да и музыкой наверное тоже, но только той, которая мне нравится.
- …Спой еще раз ту, свою песню. – Произносит мать, после недолгого молчания.
Алекс Войтенко
Автор темы
Репутация: 8 (+8/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 2
Темы: 1
Зарегистрирован: 20.05.2016
С нами: 1 год 2 месяца

Sponsor

Sponsor
 


#2 Slider » 22.05.2016, 00:05

Ну чтож, начало интерестное, так что вперед и с пестней , начало положено, но как-то пока не все ясно. Если это сон то к чему, а если путешествие - то чем оно закончится, так что ждем с продолжением, раз все началось, то должно и чем-то закончиться, ждемс проду!
Slider M
Аватара
Возраст: 39
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 1940 (+1963/−23)
Лояльность: 724 (+726/−2)
Сообщения: 898
Темы: 6
Зарегистрирован: 02.11.2014
С нами: 2 года 8 месяцев

#3 Ливнев Макс » 22.05.2016, 08:44

Умиротворяюще и увлекательно. Буду следить за развитием сюжета.
Ливнев Макс M
Аватара
Возраст: 27
Откуда: Владимир
Репутация: 410 (+412/−2)
Лояльность: 177 (+178/−1)
Сообщения: 278
Темы: 11
Зарегистрирован: 02.01.2016
С нами: 1 год 6 месяцев

#4 Master » 25.05.2016, 22:29

Да, весьма на уровне! Жду продолжения :)
У Лукоморья дуб взбесился - сожрал кота и застрелился. :)))
Master M В сети
Администратор
Аватара
Возраст: 38
Откуда: СССР
Репутация: 1228 (+1243/−15)
Лояльность: 1035 (+1036/−1)
Сообщения: 1292
Темы: 57
Зарегистрирован: 11.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц


Вернуться в СССР

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость