Рожденный в СССР (Черновик-1)

Список разделов Альтернативная история СССР

#141 лелик » 23.09.2014, 17:45

predok писал(а):Оказывается я "... могу ускориться".

Не, лучше не надо! :fie:
А то других авторов совесть живьём съест. :think:
лелик M
Аватара
Возраст: 58
Откуда: г. Шарья Россия
Репутация: 588 (+602/−14)
Лояльность: 303 (+306/−3)
Сообщения: 1047
Темы: 19
Зарегистрирован: 31.12.2013
С нами: 3 года 6 месяцев

Sponsor

Sponsor
 


#142 Критик » 23.09.2014, 21:45

predok писал(а):Оказывается я "... могу ускориться". :smoke:


я знал!
я верил!! :yes:
:biggrin:

порадовали, "предок", благодарствую :yes:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...
Критик M
Аватара
Откуда: Москва
Репутация: 432 (+442/−10)
Лояльность: 1944 (+1981/−37)
Сообщения: 1288
Темы: 21
Зарегистрирован: 16.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц

#143 Николай В. » 24.09.2014, 15:54

predok.
Рад, что Вы вернулись к этому произведению.
Жду продолжения.
Удачи Вам и всего хорошего!
Николай В.
Репутация: 242 (+356/−114)
Лояльность: 782 (+838/−56)
Сообщения: 498
Темы: 2
Зарегистрирован: 21.10.2013
С нами: 3 года 8 месяцев

Рожденный в СССР часть 2 глава 7

#144 predok » 26.09.2014, 13:03

Глава 7.

Очень трудный разговор состоялся на семейном совете. Когда я объявил свое решение, Анна Павловна встретила мои слова тяжелым взглядом в упор и не отрывая от меня глаз, сказала Лене:
- Я так и думала. Он, как и мой Анатолий, думает о семье в последнюю очередь. Не надолго тебя хватило, Иван.
- Анна Павловна, сложилась такая ситуация, что это для нас будет лучший выход.
Лена смотрела на меня удивленными глазами:
- Иван, два года с двумя малолетними детьми, это по твоему лучший выход?
Ну, что я ей мог сказать? Объяснить, что попал в ситуацию, когда очевидные поступки сыграют против меня и Дела.
Ох, права теща. А то, что на меня сейчас обращенно внимание сильных мира сего и все мои поступки рассматривают с точки зрения: стоит ли принимать во внимание этого человечка в делах государственной важности. И если он пойдет по очевидному, удобному жизненному пути, то и их вывод будет однозначен. Обычный нормальный советский человек. Предсказуемый и таких вокруг вершины власти многие и многие тысячи. Слабак. А вот неординарные поступки будут поддерживать интерес Суслова к моей личности, раз уж я попал в его поле зрения. Люди его калибра не дают обычным людям, тем кто не в обойме, второго шанса, а то и вообще - половину шанса. У решений властной элиты совсем другая цена ошибки.
Моя родня, скорее всего, воспримет мои объяснения за вялотекущую шизофрению, отягощенную комплексом Наполеона и манией преследования. Еще залечат. Но ведь и эти оправдания, моих поступков, будут ложью. Да мне по хрен тот же Суслов, по большому счету, лишь бы его действия не затрагивали мою семью. И работать я хочу, на высоком уровне для пользы моих друзей, Саниных друзей... Для конкретных людей.
И я начал говорить, буквально выдавливая из себя слова:
- Я попробую объяснить, почему я не хочу отрабатывать три года в школе. Это не мое. А кроме того вы лучше меня знаете, что Учитель это образ жизни, а не должность. Отбывать номер три года... и опять начать с нуля. Как итог, я потеряю и самоуважение, и ваше уважение . А я его завоевал у вас, не просто так. Лена, за три года ты свыкнешься, что я обыкновенный учитель и примерный семьянин. И я тебя потеряю.
Начать трудиться в многотиражке и годами пробиваться к сияющим вершинам будущего журналистского величия... Тебе, без пяти минут члену Союза писателей, кандидату наук, умнейшей женщине делающей сама себя, будет ли нужен рабочий мул, московской породы. В качестве близкого друга, мужа? И кончится это тем, что мне придется уехать делать карьеру на периферию, так как в Москве все перспективные места плотненько забиты пишущей братией. Квалифицированной и опытной, да еще и с волосатыми лапами наверху.
А возвращаться назад я буду долго, по крайней мере дольше двух лет. И примешь ли ты меня обратно? А нести тебе свой крест, в виде меня неудачника, я не позволю.
- Брат...
- Подожди Саня. Танюша, Толя и все вы, самые дорогие мне люди. Для меня дороже вас не бывает. Прошу вас не торопиться с оценкой моих действий и вашими решениями. Время еще есть. Подумайте и... еще раз подумайте. Лена я тебя люблю и уважаю, как незаурядную личность. Но решения, в необходимости которых я уверен, буду принимать только сам. Вы поговорите, а я пойду погуляю с ТТ (Танюшей и Толей).
Принять решение идти в армию и ждать повестки, это даже не для провинции, а сельской глубинки. В военкоматах любят таких... посылать. Я достаточно послужил в армии в той реальности и точно знал, что так делать нельзя. А вот, что можно и нужно предпринять в моей ситуации... и от этого был далек, что в той реальности, что в этой.
Поэтому решил обратиться за помощью к человеку, который это знал, по определению: к полковнику Генштаба, Степану Федоровичу Коробову одному из аксакалов-учредителей детдомовского профессионально технического учебного комбината. Пришлось позвонить ему по служебному телефону:
- Товарищ полковник, Иван Новиков беспокоит. Вы можете, сейчас, уделить мне пару минут разговора... Заняты... А когда будет удобно вам позвонить? Понял через двадцать минут позвоню.
Через двадцать минут мы договорились, что я подъеду к месту его службы на своей машине. Он будет меня ждать.
- Степан Федорович, у меня к вам серьезный разговор по моим армейским делам. Не хотелось бы вести серьезную беседу на ходу. Поэтому давайте поедем на нашу полянку в Медведково, перекусим и обстоятельно поговорим.
- Принято. Поехали.
И все, военный человек. Оценил ситуацию, прокачал ее развитие и принял решение без лишнего сотрясения воздуха. Жаль, что генералы мирного времени становятся больше политиками и председателями колхозов, чем воинами. Но это не моего ума дело.
В дороге обсудили недавнее выступление "Фильмоскопа", посвященное Дню Победы. Ребята выступали по телевидению вместе с другими коллективами художественной самодеятельности. И их триптих- композиция по военным песням Окуджавы: До свидание мальчики, Простите пехоте, Вы слышите грохочут сапоги. Имела большой успех. До о чем говорить - огромный успех. А начиналось все с того, что Булату Шалвовичу позвонил Степ Степыч и попросил разрешение коллективу самодеятельности детского дома спеть его песни на праздничном концерте.
Тот дал согласие, но поэт и подумать не мог, что это будет выступление на телевидении для всесоюзной аудитории. И ведь ему не было сказано ни слова неправды. За час до эфира нашлись люди, которые его просветили, какой это будет концерт самодеятельности. Он примчался в студию, но... поезд ушел.
Поэт обреченно настроился на самое худшее, кляня свою излишнюю доверчивость и остался смотреть передачу, в студии, на Шаболовке.
Однако уже после первой миниатюры он успокоился. На сцене девушки и юноши в белых одеждах танцевали медленный вальс под песню "До свиданья мальчики", исполняемую женским хором. А на заднике сцены висел киноэкран, на котором транслировали военную хронику, где десятки, сотни Юнкерсов бомбили города. Его удивил и впечатлил накал бушевавших в просмотровом зале студии эмоций. Вторая композиция "Простите пехоте", где на сцене солдаты в походном строю идут, казалось, прямо в зал. И фронтовая дорога с разбитыми домами и покалеченными деревьями, воронками от снарядов и бомб выбегает с экрана на сцену, как-будто из под ног бойцов. Сама песня шла в личном исполнении поэта, только на запись был наложен звуковой ряд с оркестровой аранжировкой Теточкина.
В третьей миниатюре, "Вы слышите грохочут сапоги", строй солдат спиной к залу уходил со сцены на бегущую вдаль фронтовую дорогу находящуюся под артиллерийским обстрелом. Из музыки, только барабаны и мужской хор.
После трансляции, как истинный грузин, Булат Шалвович побежал за цветами.
- А як жеж, - ухмыльнулся полковник, - пятнадцать минут пролетели как одна. Даже мое начальство и то сподобилось меня поздравить мол чувствуется воинский дух: "Не зря ты в Совете этого Фонда заседаешь. Есть польза".
- Молодцы ребята, просто здорово. А каков Теточкин? Красавец. - заметил я.
- А каков Валентин. Все это он пробивал. Он уже, договор с всесоюзной фирмой грампластинок «Мелодия» заключил и в Фонд уже перечислен аванс, за пластинку "Капитаны песка". - Добавил полковник.
-Согласен. Одни статьи его чего стоят, а телеинтервью? Умница.
Так за разговорами, мы свернули на проселок и миновали поднятый шлагбаум. А на место пришли по тропинке, прямо на запах шашлыка. Я заранее позаботился об ужине и Семен Евтихович, работник лесничества, нас уже ожидал. Поэтому сразу присели за стол и разлили на троих... мне томатный сок. После третьей, Евтихович встал и сказал, что пойдет доглянет мотор. С понятием, человек. Старый партизан.
Полковник с ожиданием посмотрел на меня.
- Степан Федорович. Я решил идти в армию. Педагогика не для меня. Журналистов в Москве столько, что не пробьешься без подталкивания и постоянной оглядки. В армии я смогу разогнаться... По крайней мере, я так думаю.
- Я тебя понимаю Иван. Тем более, что люди... - он многозначительно поднял голову вверх, - присматриваются, ко всем нам и очевидными ходами будут разочарованы.
- Вообще то, это не самое главное, хотя и немаловажное. В моем решении больше личного.
- Понял, не дурак и далее вопросов не последует.
- Спасибо, Степан Федорович. А по существу вопроса... я хочу взять максимальный старт в самом начале воинского пути. Я готов к любым трудностям и от службы не побегу.
- Для тебя самый простой и эффективный путь, идти в спортивную роту ЦСКА. Ты, как самбист высокого класса, будешь тренироваться, участвовать в соревнованиях и работать инструктором. Пройдешь спецподготовку и вперед с песнями. Так как у тебя есть высшее образование, через год, другой присвоят офицерское звание. Остаешься в Москве, при семье и штурмуешь, как офицерские звания, так и вершины спорта. Ты сможешь.
- Это я могу сделать и в "Динамо", только буду нет инструктором в воинской части, а ППСником или в ГАИ рубли сшибать и главное при Ван Ваныче останусь. Нет, быть профессиональным спортсменом любителем... это не мой путь.
- Хорошо, далее. Технический специалист высокого класса. Как у тебя с лазерной техникой? Сейчас это важная тема. И работа с военпредом актуальна, а дальше расти.
- С лазерами я не профан, но и не профи, я ведь технолог, а не техник. Да и работа военпреда - все-таки военная. Здесь своя сложная специфика. Не так ли?
- Так. Но ведь дорогу осилит идущий. Ладно, отмели и это. Части специального назначения, но для них тебе нужна воинская подготовка. А у тебя ее никакой, значит служба в рядах с самого начала и боевой опыт. А это года на два, как минимум.
- Что еще?
- Есть и еще, как ни быть. Водитель высокого класса, да еще Мастер Спорта по самбо, всегда нужен для больших начальников. Но это не для тебя. Там другой характер нужен, а ты с членом Президиума ЦК КПСС бодаешься. Влетишь под трибунал.
- ........
- Есть еще один вариант. Серьезный. Ты как стреляешь? Степаныч говорил, что отлично.
- Смотря из чего.
- Нет, так не пойдет. Если человек стрелок, то он стреляет из всего. Значит так, послезавтра в 8.15 встретимся перед развязкой МКАД на Домодедово. Поедем на наше стрельбище, будешь участвовать в стрелковых соревнованиях Генштаба от нашего отдела. Саперы хреново стреляют, поможешь нашему отделу. Пропуск на тебя и твою машину я закажу. Так... понял. Саню хочешь взять? Закажу на обоих. Паспорта берите.
"На самотек это дело пускать не буду", - решил я. Предупрежден, значит вооружен и, с утра, я поехал к Ван Ванычу. А потом, с его запиской , в тир "Динамо", через магазины "Арарат" и Елисеевский.
- Так, какие проблемы? - прочитав записку Ваныча и покосившись на фирменные пакеты, скромно поставленные в мною в уголок, спросил вызванный дежурным капитан.
- Завтра участвую в соревнованиях по стрельбе из боевого оружия. А практики не было давно.
- И где же это будут, такие, соревнования?
- Понятия не имею. Обещали привести прямо на стрельбище, соревноваться будут генштабисты.
- Знаю, там такие затейники, - протянул капитан, - ну пойдем посмотрим, чем помочь твоему горю. Ведь у них проигравшие накрывают стол. Имей ввиду.
Когда я обернулся, посмотреть на свои пакеты, их уже не было. А дежурный задумчиво рассматривал авторучку. Фокусники, однако. Капитан привел меня прямо в свою каптерку и решил познакомиться:
- Звать как? Иван... где-то я тебя видел. Может по ориентировкам проходил? Не боись, я шуткую. Меня так и зови, товарищ капитан.
- Как скажите, товарищ капитан.
- У нас максимальная дистанция стрельбы 100 метров. То есть мы можем стрелять из пистолета на 50 и 25 метров в грудную и поясную мишень и с 25 и 10 метров, на скорость, в ростовую мишень. Из АКМа, штабисты, стреляют на 100 метров с колена по единственной мишени и с 50 метров, из положения стоя, уже по трем мишеням. Это все, что можем мы тебе предоставить. Кроме нашего спасибо.
- Это больше, того на что я рассчитывал.
- Ну и ладушки. Но имей ввиду, еще будут стрелять из СВД на 400 метров. Но и это не все, еще стреляют из РПК или ПК на 500 метров по групповой цели.
- Ни хрена себе, - недоуменно высказался я.
- Поэтому я и говорю, затейники. Вот и Вася боезапас принес, теперь пошли в оружейку. Учти они из АПС стреляют, ПМ брезгуют, потому как солдаты. Соображаешь?
Потом я около часа стрелял по мишеням, а капитан с Васей никак не могли дождаться, когда же я угомонюсь. В конце концов капитан моргнул Васе, тот на время исчез и вернулся с... ПК снаряженным коробкой на 100 патронов.
Конечно сотка для пулемета не расстояние - пару очередей и мишень в труху. Но все равно, вспомнил свою срочную той реальности, в морпехах, я там такой ПК почти полгода таскал.
- Спасибо товарищи, помогли от души. Может вам еще чего... такого? - Вопрошающе посмотрел я на них.
- Да нет Иван, вполне достаточно двух кил конинки, не алкаши ведь. Всем хватит и главное, закусь праздничная. А то все колбаса докторская, салат нежинский, да ставрида в томате. Экономят люди на желудке, а ты с понятием Новиков, потому как свой. Думал не узнаем? - засмеялся капитан. - А что расход патронов большой, так менты редко стреляют. Гильзы актируем, заодно и суммарный отстрел приличный наберется. Это наша забота.
- Удачи тебе. Думаешь мы не знаем, что Ван Ваныч тебя стреножил в Токио, - добавил Вася. - Я у него был одним из первых учеников. И знаю, у него не забалуешь.
Вот уж никогда не думал, что стал до такой степени известным. В определенных кругах. Конечно, маленький город - большая деревня Москва. Я ничего не ответил, да от меня ответа и не ждали.
А на следующее утро мне предстоял экзамен, так я понял смысл предстоящих соревнований. Саня наверное плохо спал все ночь, так ему хотелось, что бы поскорее наступило утро. Однако выдержки он не терял. В 8.15 мы были в обусловленном месте и по команде полковника пристроились за автобусом Икарус-55. За ним мы и приехали на полигон, где уже находилась еще парочка автобусов и десяток легковых машин.
На стрельбище нас с Саней переодели в солдатскую полевую форму и сапоги. Хотя мы с Саней были в удобных спортивных костюмах и вязанных трикотажных шапочках. Но ... армия. Мне то форма была привычна, а на Сане сидела, как на корове седло. Показал ему пару солдатских хитростей и стало получше. Когда я одним движением закрутил портянки, Коробов, с интересом наблюдавший за мной, спросил:
- Носил форму?
- Да, - подтвердил я, - как и многие охотники.
- Тогда скажи мне, Натти Бампо, из чего ты умеешь стрелять.
- Товарищ полковник, вы только приказывайте, покажете куда нажимать и я не подведу. Сами сказали, стрелок должен попадать из всего, - ухмыльнулся я, - поправляя на ремне у Сани фляжку с осветленным яблочным соком.
Зато, после соревнований мы пили напитки покрепче, так как саперы не проиграли. Вернее мы пахали, как говорится: мне обломилось, так как я за рулем, а Сане, по определению. Командование полигона накрыло гостям стол в большом зале офицерского буфета. Спиртное выставляли проигравшие. На этот раз Степан Федорович и его саперы оказались в серединке и были этому рады. Я отстрелялся ровно из всего оружия и все время был в первой пятерке. Саня был в полном восторге, когда полковник Коробов, капитан команды саперов, определил его в запасные. И даже позволил пострелять из Стечкина с пристегнутой кобурой и из АКМа. С каким гордым видом Саня выходил на огневой рубеж. Мазал конечно изрядно. А в конце соревнований, Коробов привел меня к генерал-майору, который спросил:
- Где учился стрелять, ты ведь до 19 лет бродяжничал, как мне доложили?
- На советско-китайской границе отбивались от хунхузов.
- А может они от вас отбивались?
- На своей территории пусть отбиваются, товарищ генерал-майор.
- Ладно. Но талант у тебя наличествует. Будем посмотреть, как говорят в Одессе.
А куда будут смотреть, ежу понятно, пошлют официальный запрос в КГБ.
- Буду надеяться, товарищ генерал-майор.
- Тот молодой необученный, что с тобой приехал, твой брат?
- Да, у нас один отец.
- Его, пару месяцев назад, Ван Ваныч к нам в зал привел. Так он двоих, не слабых рукопашников, очень уверенно придавил.
- Да они такие, эти братаны. Товарищ генерал,- подтвердил полковник Коробов.
- А чего он там мается?
- Стрельнуть из ПК хочет, а у нас его солдаты уже на чистку унесли, - быстренько встрял в разговор я.
- Так пусть у нас постреляет, у нас коробка на 200 осталась, почти полная, - и генерал махнул Сане рукой, подзывая к себе.
Так, для Сани, этот день стал днем исполнения желаний.
А я вечером, из телефона-автомата, звонил по двум телефонам, данным мне когда-то то ли младшим лейтенантом, то ли старшим опером, то ли наоборот. Чекистом, одним словом.
На одном телефоне ответили, что абонент выбыл и все пытались узнать кто я такой. По второму номеру трубку поднял Деменьтев:
- Слушаю.
- Немой хотел бы поговорить, - скаламбурил я.
- Так срочно?
- Да нет, терпимо.
- Тогда я, завтра, буду у Степановича в 9.00.
- И я буду. Спасибо.
- Пока не за что. До завтра.
- До свидания.
Дома у меня было состояние вооруженного перемирия. Разговаривали спокойно, но больного не касались и напряжение в семье сохранялось. Саня сказал мне, что когда я ушел погулять с детьми. Женщины ни к чему не пришли. Хотя Саня их заверил, что так как с учебой он все решит в этом учебном году, то в следующем, все хозяйствование будет на нем. И он так же разгрузит женщин, как сейчас это делаю я. Брат.
- Иван, я так понимаю, что тебя сегодня полковник вывел на смотрины?
- Да, Саня и это очень серьезно.
-Я думаю, что этому генералу ближе к сорока, а он разделал меня в рукопашке, как бог черепаху. Настолько быстр.
- А ты мне ничего об этом не говорил.
- А что говорить, приехали к ним в зал потренироваться, провел три поединка и уехал назад с Ван Ванычем. Ничего необычного.
И в этом был весь Саня. Взрослый мальчишка.
Разговор с Деменьтевым был недолог, но продуктивен:
- Товарищ подполковник, в комитет придет запрос на меня. Думаю из ГРУ. У меня есть шансы пройти проверку?
- Решил пойти в армию, рядовым?
- Нет, от срочной службы у меня отсрочка. Учиться хочу пойти, в военное учебное заведение. Так сказать.
- У нас тоже есть такие, для людей с высшим образованием. Но нужно отслужить в армии.
- Есть лазейки у вас, есть у армейских, но все будет зависеть от того, насколько я буду там нужен.
- Результат я тебе сообщу. Если будет возможность помочь, то помогу.
Ведь не зря говорят: "Закон, что дышло - куда повернул туда и вышло". Схема была проста, но для ее исполнения нужно было привлекать сильных мира сего. Вертеть в нужную сторону.
За неделю перед государственными экзаменами позвонил Деменьтев и велел ожидать вызова на медкомиссию.
Направление, в Главный военный госпиталь ВС СССР, мне доставил посыльный поздно вечером. А рано утром, следующего дня, я был в приемном покое. В госпитале меня положили в клиническое отделение и провели полное медицинское обследование со всеми анализами, медицинскими тестами и выписали через четыре дня. Только для того, что бы прямо из госпиталя меня увезли в подмосковную кадрированную военную часть, отдельный моторизованный батальон. На территории которого располагались учебные подразделение ГРУ. Здесь проверили мою физподготовку и провели тесты на профессиональную пригодность. Как я понял, мне предстояло пройти не просто снайперскую подготовку, а обучение на специальных курсах ГРУ.
Государственные экзамены в МГПИ я сдал без затруднений. На комиссии по распределению мне дали "свободный диплом", то есть освободили от обязательной трехгодичной отработки молодым специалистом.
Мандатную комиссию в ГРУ, как специально, назначили в день банкета по случаю получения дипломов.
Дома напряженно наблюдали за моей деятельностью. Когда я сказал Елене, что не могу пойти на банкет, так как у меня серьезная встреча по трудоустройству, так сказать, она поинтересовалась:
- Какое еще такое трудоустройство. Получил повестку пришел в военкомат и послали... к черту на рога, из Москвы и Московской области.
- Это не так Лена, я не обычный призывник. Поэтому есть вероятность реализовать свои потенциальные возможности. Говорить об этом рано, но поверь я использую каждый шанс и...
Все будет хорошо. Верь мне, Лена.
- А что мне остается? - На удивление спокойно спросила она.
Все-таки сильная личность моя жена и чем ближе развязка, тем сильнее она себя контролирует. Мандатную комиссию я прошел неожиданно просто. Хотя, в той реальности, мне приходилось на них много сложнее. И вопросы были каверзней и документов собирал больше и дольше. В самой комиссии был тот генерал-майор, которому меня представил полковник Степан Федорович Коробов на соревнованиях. Поэтому собеседование проходило формально, похоже со мной было решено заранее и меня без лишних разговоров рекомендовали на зачисление в школу ГРУ. А потом генерал-майор увел меня в кабинет, где и состоялся предметный разговор. Что делать, как делать и когда делать:
- Завтра с утра тебе надлежит прибыть к начальнику Факультета военного обучения МГУ. Имей в виду, человек он очень серьезный и несмотря на то, что мы тебя ведем, может создать массу сложностей. Понял?
- Я постараюсь, - сказал я генералу и вновь, как-будто впервые, познакомился с военным командным.
- ......Салабон...... Так точно или Есть, товарищ генерал. Привыкай. Нет в армии птицы, хуже белой вороны.
- Так точно, товарищ генерал.
- Будешь сдавать комиссии все экзамены по военной кафере. Ты такой не один.Там будут еще... всякие недоросли и хвостисты. Из документов возьмешь паспорт и диплом. Потом пройдешь собеседование по военно-учетной специальности - военный переводчик. Как у тебя с военной терминологией? - Усмехнулся полковник.
- Уже начал осваивать, товарищ генерал, - почтительно ответствовал я.
На что тот довольно ухмыльнулся:
- Правильно себя ведешь, - вежливо и с чувством достоинства, - но командиры бывают разные... Имей в виду. Сыпать тебя не будут. Некомплект военных переводчиков явление хроническое, поэтому на многое закрывают глаза. Тем более ты не из леса пришел, а по нашему направлению. Понятно?
- Так точно, товарищ генерал.
- В общем в списках ты будешь, на самой же военной стажировке, в лагере студентов МГУ - нет. Вернее, появишься принимать присягу и сдавать экзамены. Все понял?
- Никак нет, товарищ генерал.
- Правильно отвечаешь и по форме, и по сути, курсант.
"Ого, а я уже из салабонов в курсанты выслужился", - удивился я.
- Твое представление на воинское звание и соответствующие документ попадут на подпись... куда нужно и сразу, как только. И ты лейтенант. Вопросы?
- Где я буду все это время и на чем мне расписаться кровью.
- Хорошо, понимание у тебя есть. А кровью... так военные живут в долг и кровью нас не удивишь. Отслужишь, а учиться будешь на курсах в Школе ГРУ. Порядок учебы узнаешь по месту службы. Ты там физо сдавал. Кстати наши удивились, как такой здоровяк может бежать кросс на "отлично". Все свободен. Иди выполняй.
В МГУ к начальнику Факультета военного обучения, меня вызвали через пять минут после назначенного им срока, хотя в приемной сидели и офицеры. Я для себя решил, что шутки и игры кончились, буквально с этой минуты и зашел по всей форме - строевым, со стуком в дверь, с разрешите и рапортом:
- Товарищ генерал, курсант Новиков по вашему приказанию прибыл.
- Курсант значит... Ну, ну.
А дальше беседа пошла на немецком и, в основном, на английском. Я думаю, что это были не единственные языки, которые генерал знал. И радовался, что за последний год подтянул разговорный немецкий. Спасибо настойчивости Анны Павловны.
- Так, говорят, что ты курсант еще испанский понимаешь?
- Так точно, только понимаю.
- А японский?
- Всего лишь читаю и перевожу, товарищ генерал.
- Всего лишь... скромный значит. Ну пойдем на комиссию. Скромный. - Встал из-за стола генерал.
Экзамены конечно были скорее цирком потому, что после моих первых ответов, генерал говорил экзаменующему:
- Ну уставы он знает, слабо конечно, но жизнь научит. Думаю троечку заслужил.
И так по все экзаменационным предметам. Кроме иностранных языков. Здесь меня выпотрошили основательно и со знанием дела. Генерал натравил на меня даже преподавателя испанского языка и профессора со знанием японского. Где я имел очень бледный вид. Однако все кончается, кончилось и это форменное издевательство над недоучкой. И теперь я сидел у двери учебной аудитории и ждал вердикта экзаменационной комиссии. Когда появился генерал, я вскочил и вытянулся по стойке смирно, причем проделал это на удивление естественно. А чему удивляться, прослужил ведь в армии почти семнадцать лет. Правда не в этой реальности и теле, но мозги то помнят.
- За мной. - Скомандовал генерал.
И я пошел слева-сзади, соблюдая дистанцию в два шага.
В кабинете состоялся короткий, но емкий разговор:
- Значит так, курсант, бывает и хуже. Но задачу ты выполнил. Вернее мы, так и передашь по команде. Свободен.
- Есть, - поворот через левое плечо и отход за дверь кабинета.
Почему-то у меня создалось стойкое впечатление, что оба генерала мой и начальник Факультета - одних воинских кровей. Ведь в ГРУ, как и в КГБ, бывших не бывает.
Теперь, как говорят в армии, рядовой необученный Иван Новиков подход закончил и пора выполнять упражнение.
Последний раз редактировалось predok 28.09.2014, 22:12, всего редактировалось 1 раз.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

#145 Николай В. » 26.09.2014, 21:18

Спасибо за проду! Понравилось, жду продолжения.
Удачи!!!
Николай В.
Репутация: 242 (+356/−114)
Лояльность: 782 (+838/−56)
Сообщения: 498
Темы: 2
Зарегистрирован: 21.10.2013
С нами: 3 года 8 месяцев

Рожденный в СССР часть 2 глава 8

#146 predok » 29.09.2014, 19:47

Глава 8.

На улаживание личных дел, мне дали двое суток. В первые сутки я отправил Анну Павловну, Саню и ТТ (Таня и Толя) в Крым на отдых. Причем, когда теща пыталась отказаться от поездки, сказал:
- Согласен, это правильно, Саня и сам справится. А вы, конечно, имеете полное право остаться в Москве. Отдохнуть от детей и заботы о них.
Это учитывая то, что почти весь прошедший год, дом и дети были на мне и Сане. Поэтому она сдалась и после их отъезда я мог сутки... убеждать Лену какой я все-таки нужный в хозяйстве человек и не только. В общем: "Не торопись родная, я тебе еще пригожусь".
И мне это удалось, по крайней мере, она спокойно выслушала мои планы и приняла их, как неизбежное... А вот с этим она еще не определилась, то ли это зло, то ли неизвестно что.
Вечером, обзвонил всех друзей, знакомых и предупредил, что пропаду минимум на четыре месяца. Так, как предстоит пройти курс молодого бойца, а далее учебная рота... Служба одним словом. Чем поверг их в крайнее замешательство, но телефонный разговор по автомату, дело тонкое и фраза: "Извини, двушки закончились", - выполняет свою роль на ура. Так, как я желал избежать лишних расспросов и обсуждений моего решения. И этого добился. А дома мы с Леной пораньше завалились в кровать и утром я хоть и не выспался, но был бодр. Вручил Лене доверенность на машину, сберкнижку с вкладом на предъявителя, с вполне достаточной суммой, чтобы обеспечить потребности семейного бюджета на полгода. В этом мне помогли очередные выплаты из художественного салона и еще малость тряхнул заначку. В общем, семье краткосрочные долги отдал, остался Долг перед Родиной. Его я и отбыл исполнять, так сказать.
В Школе дежурный офицер представил меня, как новобранца, плотному невысокому старшине сверхсрочнику, с явной примесью крови северных народностей. А мне сказал :
- Старшина сверхсрочной службы Иван Иванович Семенов, будет для вас персональным инструктором и непосредственным начальником на ближайшие два месяца. Это приказ начальника Школы. Свободны.
- Слушай меня внимательно, молодой. Мне поручили сделать из тебя заготовку под военного человека. И я это выполню. Так, что не обижайся. А теперь давай знакомиться, твое личное дело еще не пришло. Давай так, я спрашиваю, ты отвечаешь. Усвоил? - Вполне доброжелательно заявил мне старшина.
- Так точно, товарищ старшина.
- Отмечаю, ты не безнадежен. Я служу девятый год и в качестве инструктора, уже два года. Так, что научить службе и специальности, за два месяца, я не смогу. Однако сделать первый шаг, ты сможешь.
Фамилия, имя, отчество. Возраст. Семейное положение. Образование. Что умеешь полезного.
- Новиков Иван Иванович...
- Стоп. Детдомовец?
- Скорее бродяга.
- А не Найденов ли твоя фамилия была первой, тезка?
- Так точно, товарищ старшина.
- Брось, не на людях, называй просто старшина. А ты мне полный тезка, я тоже был Найденов. Семенов, фамилия отца. Пошли дальше...
- Двадцать четыре года. Женат, двое детей, брат, теща и это все. Учитель русского языка и литературы. Мастер спорта по самбо, шофер второго класса и почти любой наземной техникой могу управлять, автослесарь 4-го разряда, охотник. Знаю иностранные языки, английский хорошо, немецкий хуже. Знаю русский язык глухонемых
- Ну, что Иван, человек ты полезный во всех отношениях. Тем серьезнее у меня задача, вернее у нас. Как сказал Гагарин: "Поехали", а ты теперь будешь только бегать. Килограммов пять у тебя лишних. Ведь у тебя 186 см, и 92 кг?
- Нет, 93 кг.
- Значит сбросим 6 кг, как минимум, -"успокоил" меня старшина.
И я... мы побежали.
У нашей пары был свободный распорядок дня и доступ почти во все учебные классы, стенды, тир, стрельбище, оружейную мастерскую, спортивные залы, помещения и манежи спецподготовки. Короче - зеленый свет, только паши. Старшина Семенов оказался очень пунктуальным человеком. После нашего знакомства он составил двухмесячный план моей подготовки и корректировал его почти каждый вечер, а то и ночь.
Когда выяснилось, что я хорошо владею армейским рукопашным боем, на ты с холодным оружием и неплохо стреляю из всех видов стрелкового оружия. Да и с физподготовкой у меня все в порядке. Кроме того, строевая подготовка в наличии и с уставами знаком. Не блеск конечно, но сойдет для сельской местности, по мнению старшины. Поэтому он откорректировал свои планы в... н-ый раз и что характерно, ни разу не поинтересовался, где я всему этому успел обучиться.
Теперь мы занимались специальной снайперской подготовкой. Передвижение по местности шагом, бегом, гусиным шагом, на коленях, ползком и это со всей положенной снарягой и... патронов нужно было взять побольше. Общий вес получался в 40-50 кг. И после утреннего забега, когда у меня руки-ноги дрожали от напряжения, воздух я заглатывал судорожными рывками, а от усталости подгибались колени - мы начинали стрелять. Стреляли из короткоствола, АКМ, СКС и конечно из СВД. Снайперская винтовка Драгунова поступила в войска сравнительно недавно и бойцы к ней еще не привыкли. Не сроднились, так сказать. Но этого нельзя было сказать обо мне, я с нее очень много пострелял... в то время. И не на стрельбище, однако. Поэтому, когда я впервые выполнил стрелковое упражнение: дистанция 300 метров, мишень голова и еще на пределе скорострельности СВД. Старшина был удивлен результатом и тут же попробовал меня в стрельбе на 600 метров по поясной мишени и ... был разочарован. Не феномен.
Поэтому мы и сосредоточились на тренировках в скоростной стрельбе. Каждому свое, как говорится. Тем более, что стрельбой из РПК (ручного пулемета Калашникова) и особенно ПК (пулемет Калашникова) я его поразил. Это был мой конек, еще в той реальности и на дистанции 800 метров я сносил бегущую фигуру на раз. При любой погоде, как говорится. Вот за это и таскал теперь ПК с коробкой ленты на 250 патронов. Правда не всегда.
После упражнений по стрельбе, старшина давал мне отдохнуть. На полигонах имитирующих лес, степь, предгорье или городские строения нужно было выбрать место для стрелковой позиции по обозначенной цели. Скрытно ее оборудовать, занять и замаскировать. А после этого поиграть со старшиной в прятки и посоревноваться кто быстрее и больше поразит появляющихся мишеней. Вот здесь, правильный выбор позиции был определяющим. После обеда был обязательный часовой отдых. Далее работа в оружейной мастерской, так как свое оружие я должен был знать досконально. И уметь его отремонтировать в мастерской и если возможно, в полевых условиях. Затем, в распорядке дня, была опять стрельба, но с уже со стационарных, оборудованных на полигоне позиций. Стрелял по, очень, неудобно появляющимся мишеням. Под неудобную руку, у меня правая, так как правша. Или по мишеням на границах сектора стрельбы. Например, очень трудно было попадать в мишень, разворачиваясь на угол близкий к девяносто градусов вправо. Только развернулся, прицелился, противник уже "залег". После ужина опять стреляли в сумерках, ночью и на слух. Иногда, ночью, стреляли с новинкой, прицелом ночного видения, но старшина прибор выдавал редко. Берег. И так день за днем. Две недели подряд. За это время,старшина выделил мне всего день отдыха и то если это можно было назвать отдыхом. А получилось это после того, как старшина нашел мою позицию на полигоне в очередной раз. Ну нашел и нашел, ведь спец. Однако он это сделал так легко и небрежно, что я разозлился. И попросил его купить плотной х/б ткани, бежевой и анилиновых красителей светло-синего, синего и черного цветов. На что он ответил:
- Иван, ты думаешь мы в армии такие тупые и не умеем себе делать маскировку? Мы, давно, отвыкли рассчитывать на стандартную "березку" и "дубок". А в каптерке есть и ткань х/б, и краска, и трафарет у каждого бойца, свой родной, имеется. Лохматые накидки тоже сами делаем: с петлями, привязками, карманчиками для травы, веток. Это ведь может спасти жизнь.
- Ладно, старшина, попытка не пытка. Может, что и получиться дельное, ведь учатся на своих ошибках.
На том и договорились. А выбор исходных материалов и реактивов у каптенармуса был большой. И сам, сорокалетний сержант сверхсрочной службы, был заводным и легким на подъем мужчиной. Василий Иванович, предоставил мне рабочее место у себя в каптерке и стал активно помогать в работе.
Прежде всего обработали ткань, х/б зеленого цвета, в щелочном растворе, извлеченном из пенного химического огнетушителя. После сушки и тщательной промывки ткань приобрела светло - бежевую окраску, топленное молоко. Далее изготовили три трафарета 90х150 см с крупными амебными пятнами. Каждый из трафаретов покрывал свою, почти, треть площади всего куска.
А теперь уже дело техники и качественной краски. Закрыли ткань трафаретом, сверху положили на всю площадь мелкоячеистую с крупной проволокой сетку Рабица и задули пятна концентрированным раствором светло-серой краски (голубая с черной). На втором этапе аналогичную операцию проводим с другим трафаретом и серой краской( синяя с черной). Третий этап - красим ткань черной краской через максимально сжатую сетку Рабица, получая при этом минимальные размеры ячеек. Сушим, поласкаем и опять сушим. И эрзац цифра готова. А дальше Василий Иванович отнес ткань домой и его супруга сшила комбинезон с капюшоном размера на два-три больше, балаклаву и бахилы на сапоги.
Старшина, все равно, меня нашел на полигоне, но не сразу и похоже зауважал. Однако расспрашивать, где я этому научился, не стал. Не положено.
А я, на эйфории от успеха, попросил краткосрочное увольнение в город Москва, с подъема и до отбоя, но... получил отлуп. С мотивировкой, курс молодого бойца для всех один и молодых, и старых. Вот примешь присягу и будем поглядеть. Резонно, хотя обидно. И опять пошла работа, дни летели реактивно. Теперь Семенов взял за правило разговаривать со мной об армейских правилах, гласных и негласных. И их особенностях в подразделениях ГРУ, что было полезной информацией. Рассказал, как будет проходить учеба в нашей Школе, на что следует обратить внимание в первую очередь и главное на кого. Очень кратко, но по существу характеризовал начальников и инструкторов школы. А это означало доверие, чем-то я его зацепил и это дорогого стоило. Так же я узнал, что Семенов холост и похоже с этим смирился. Поэтом сделал себе зарубку в памяти: решил привести его в детдом, когда будет возможность. Там его заарканят, рупь за сто. А то не хрен, убежденный холостяк понимаешь - вот тебя и убедят.
С ПК я сживался все больше и больше, можно сказать приближался к своей лучшей форме в той реальности, однако у моего Ивана было и зрение лучше, и реакция. Да и силенок побольше. Ворочать восемнадцать килограммов не шутка, стрелять приходилось, как с сошек, так и с упора. А для этого было нужно иметь силу. Зато теперь я был уверен, что если первым обнаружу снайпера, то у него не будет шансов. Если заметим друг друга одновременно, на расстоянии не более 800 метров, я ему не дам выстрелить и ему придется менять позицию.
К концу месяца, старшина решил, что я созрел для РПГ-7 (ручной противотанковый гранатомет) и стал тренировать меня в стрельбе по живой силе, находящейся в полевых укрытиях или городских строениях. Стрелял в двери, окна, чердачные окна, находящиеся на расстоянии 200-300 метров, с различных положений и на скорость. Выстрелил и укрылся, все практически в одном движении. Я уже понял, что меня готовят в команду, где балласта быть не должно, по определению. И старался, как мог. А так как стрелковый опыту меня был, голова помнила, поэтому оставалась только работать, работать и работа.Настоящим образом, так сказать. Семенов был конечно сам железным конем и нагружал меня по уму и принципу : боец тянет, значит нужно увеличить нагрузку.
Я тянул и все думал, когда эта гонка надоест старшине... Иногда мне казалось, что я подходил к своему пределу и... старшина увеличивал нагрузку. Еще на чуть-чуть.
Сегодня вечером он меня предупредил, что завтра с утра мы едем в учебный лагерь ФВО МГУ сдавать экзамены по военно-учетной специальности. А затем я там переночую и утром, послезавтра, буду принимать присягу вместе со студентами МГУ.
В гараже Семенову, без разговоров, выписали путевку и выделили козлик (ГАЗ-69). Эта машина, уже с вечера, стояла около общежития. Я посоветовал заправить полный бак и взять пару канистр бензина в запас. Бо жрет скотинка много.
Руководитель сборов запустил меня на экзамены первого и тем же номером я сел, перед комиссией, отвечать на экзаменационные билеты . В общем худо-бедно, но "отстрелялся": видно разговор обо мне состоялся еще до экзаменов и пошел докладывать старшине результаты:
- Норма. Сдал на хорошо. Сейчас пойду выберу себе местечко в палатке и если меня кто разбудит раньше завтрашнего утра - набью морду.
- С мордой поосторожнее.
- Да шуткую, а вы Иван Иванович не мнитесь, как... не будем уточнять. Старшина, езжай в Москву, развейся, когда еще такая возможность будет. Я уже большой мальчик. Приедешь завтра к обеду, я без праздничного пирожного не уеду. Имею право.
- Ладно, завтра к обеду буду.
И все. Ни здрасте, ни до свиданья. Ни спасибо, ни смотри у меня. Крутой мужик, по-настоящему.
Я и на самом деле проспал до утра, правда с перерывом на ужин. И меня не смогли разбудить ни разговоры, ни хоровое разучивание текста присяги, ни пение под гитару. Таким образом, я отсыпался за месяц. Утром встал до подъема, погладился, подшился и заодно побрился. Выдраил сапоги. Ну, что еще сделать? Скукота.
Принимал присягу, уже во второй раз. И если в первый раз волновался, то сейчас воспринял все это, как формальность: прочитал текст, расписался, сдал СКС в оружейную комнату ( самозарядный карабин Симонова). Дождался Семенова и уехали... домой. Там я уже и поел с удовольствием. По дороге в Школу Семенов сказал:
- Хорошо, что ты не попросился со мной в Москву.
- Неужели отпустил бы?
- Нет и мне было бы очень неловко.
Ну что сказать, служивый человек.
В работу я въехал, как в наезженную колею и создалось впечатление будто Семенов уже не находил, чем меня нагрузить. Истощился. Однако я так только думал, теперь основная нагрузка тренировок легла на тактику работы в двойке. Причем обязанности в паре менялись: то старшина должен был сделать точный выстрел, а я вел поиск снайпера, наблюдая за окружающей обстановкой. Отвлекал противника при его обнаружении, а в случае необходимости прикрывал отход напарника на запасную позицию. То наоборот. Иногда, в ходе выполнения задачи приходилось меняться обязанностями по несколько раз.
На полигоне работали такие умники-затейники... снайперского опыта им было не занимать. Дистанция выстрела снизилась до 200-300 метров. Задача была одна, противодействие снайперской команде в городе, а основные отрабатываемые оперативные мероприятия: засада в местах вероятного обнаружения противника, поиск и уничтожение, защита объекта от нападения.
И здесь я полной мерой прочувствовал, что дает снайперу опыт. Столько уловок и хитрых важных мелочей, какие были в арсенале у старшины, никогда не будет ни в каких наставлениях. А опытный снайпер, это живой снайпер. Наблюдается неразрывная связь опыта и класса, я буквально впитывал этот практический опыт Семенова, так как в другой реальности был диверсантом-разведчиком. Да, в общем и сейчас оставался им.
Школа находилась в подчинении Центра переподготовки ГРУ и к середине августа начала заполняться новым набором курсантов. Наше подразделение называлось команда 21 и у нее уже был руководитель учебного процесса.Лично майор Саврасов, начальник Школы. И по прибытию его в расположение части, нас вызвали на представление командиру. Вернее представлялся я:
- Товарищ майор, выпускник Факультета военного обучения Московского государственного университета, рядовой Новиков. Представляюсь по случаю назначения в Ваше распоряжение для дальнейшего прохождения службы.
- Рядовой, необученный у нас в Школе... что твориться в Армии. Да, старшина, за вами весь Центр следит и недоумевает. Скажи, что думаешь, как на духу.
- Соответствует.
- И это все, что ты скажешь своему командиру?
- Вполне соответствует.
- Вот это другое дело. Развернул тему и вглубь, и вширь. Спиноза. А вы, рядовой, что скажете?
- Не положено, товарищ майор.
- Яснее докладывайте, рядовой.
- Нецензурно докладывать не положено , товарищ майор,- сочувственно сказал я, преданно глядя поверх головы начальника Школы.
- Мне, вашему командиру, интересно кто из вас Рыжий, а кто Белый. Клоун. Ну это мы увидим на поверочных испытаниях личного состава команды 21. Теперь вашей команды. И поверьте, я сделаю все, чтобы обстановка в вашем подразделении соответствовала его названию.
До общежития мы шли молча, так же без слов разошлись переодеться для стрельбища. Когда бежали на полигон, я спросил старшину:
- Чего он, как танк наехал. Не в духе с утра?
- Это он еще ласково, я за три года, от него слова доброго не слышал. Он говорит: "Если снайпер жив, то хвалить его излишне. Все ясно и так. А добрые слова - это перед трехкратным салютом".
- А как, вообще, поставлен учебный процесс в Школе?
- Год учеба в Центре, с перерывом на зимнюю двухмесячную стажировку. Полгода стажировка в войсках, опять учеба в Центре, три месяца. Опять стажировка, уже в спецподразделениях. Потом экзамены и аттестация.
- Так ты в Школе не учился?
- Нет, я инструктор Школы.
- Похоже ты зачислен в команду 21. В задницу, образно говоря, - заржал я.
Но смеялся я в одиночку, старшина был, как всегда серьезен и невозмутим. Снайпер.
Перед началом поверочных испытаний, а проще говоря приемных экзаменов, я поймал мандраж. И все же решил поставить точки над... в конце предложения:
- Иван, ты с самого начала знал, что мы можем попасть в команду только вместе? У тебя, что, не было выбора?
- Он всегда есть, я мог отказаться и получить нормальное назначение в часть. А мог попытаться. Тем более, что генерал еще никогда не ошибался.
- Он тебе приказал?
- Нет, попросил, а это похуже приказа.
И это была правда, поэтому на огневом рубеже я был спокоен и сосредоточен. Я не мог подвести Ивана. Поэтому пульс шестьдесят пять и точка.
Из 43 человек в Школу были зачислены 18, в том числе и я с Семеновым. На общем построении команды 21, был оглашен приказ о зачислении и присвоении очередных званий личному составу. Мне было присвоено первое офицерское звание - лейтенант, а старшине Семенову - младший лейтенант. В команде были только офицеры и военнослужащие сверхсрочной службы. На испытаниях присутствовал и генерал-майор Дроздов. Тот самый, которому меня представлял наш аксакал-полковник, руководитель Центра переподготовки ГРУ.
Всем курсантам команды предоставили пятисуточный отпуск по старому месту службы, не считая дороги. Для решения личных вопросов.
Все-таки я везучий сукин сын, как оказалось. Вот только, во второй жизни.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

#147 Критик » 29.09.2014, 21:03

чем-то родным повеяло, кругло-квадратным и насквозь своим. :yes:
некоторое ощущение недосказанности осталось - поняла ли жена, точнее, не так. приняла ли?

всегда поражаюсь Авторам, которые пишут так что и зацепиться не за что; но обижаются, что мало пишут.
а что писать, если по написанному нет никаких вопросов и замечаний?
сообщения в духе "сдезь был вася"?

:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...
Критик M
Аватара
Откуда: Москва
Репутация: 432 (+442/−10)
Лояльность: 1944 (+1981/−37)
Сообщения: 1288
Темы: 21
Зарегистрирован: 16.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц

#148 predok » 29.09.2014, 22:53

"Сдезь был Вася" это в оценках. С женой ГГ будет разбираться далее. Они ведь абсолютно разные: интеллектуалка и головорез. Получается мыло, типа "Аленького цветочка". Если поднатужиться можно вышибить слезу. :bigcry:
П.С. А Вы манипулятор, это по должности (на сайте) или врожденное? :smoke:
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

#149 Критик » 30.09.2014, 00:05

predok писал(а):"Сдезь был Вася" это в оценках. С женой ГГ будет разбираться далее. Они ведь абсолютно разные: интеллектуалка и головорез. Получается мыло, типа "Аленького цветочка". Если поднатужиться можно вышибить слезу. :bigcry:
П.С. А Вы манипулятор, это по должности (на сайте) или врожденное? :smoke:

тем мы и отличаемся от сетевых библиотек и СИ - поставил оценку, будь добр обосновать. потому как оценка говорит Автору только "цифирь"(с), а обоснование её - о проблемных/слабых местах в произведениях.

честно говоря, не похож ГГ на "головореза"(с)
как правило, "головорезы" чаще решают проблемы силой; ГГ в данном произведении использует мозги. причем с такими хитрыми подходами, что не особо-то и охарактеризуешь его - головорез он или интеллектуал. на мой взгляд, это придаёт произведению неповторимость; чаще встречается "головорез в стиле "нет человека - нет проблемы".

зы не очень понял Вашу мысль.
поясните?
Всё чаще ухожу в миры АИ ...
Критик M
Аватара
Откуда: Москва
Репутация: 432 (+442/−10)
Лояльность: 1944 (+1981/−37)
Сообщения: 1288
Темы: 21
Зарегистрирован: 16.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц

#150 predok » 30.09.2014, 07:44

Критик,
Я в хорошем смысле, пусть будет психолог. Это одно и тоже, но не несет негативной нагрузки. Мнение.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

Sponsor

Sponsor
 


#151 Критик » 30.09.2014, 17:59

predok писал(а):Критик,
Я в хорошем смысле, пусть будет психолог. Это одно и тоже, но не несет негативной нагрузки. Мнение.

"предок", все равно не понял к чему или о чем Вы.
видимо, старею :shy:
:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...
Критик M
Аватара
Откуда: Москва
Репутация: 432 (+442/−10)
Лояльность: 1944 (+1981/−37)
Сообщения: 1288
Темы: 21
Зарегистрирован: 16.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц

Рожденный в СССР часть2 глава9

#152 predok » 04.10.2014, 07:10

Глава 9

Леонид Ильич Брежнев, встретил Михаила Андреевича Суслова, выйдя из-за своего монументального стола и они присели у бокового столика для гостей. Это символизировало уважение первого лица государства к соратнику по партии. Одному из многих, как могло бы показаться человеку далекому от постоянной борьбы за место у подножия кресла Первого секретаря ЦК КПСС. У Михаила Андреевича место там было забронировано, несмотря на то, что он никогда не скрывал от Первого неприятных вестей и тенденций. Частенько нарушая душевный покой Леонида Ильича, большого любителя жизненных удовольствий и дамского угодника, что было бы чревато многим другим рядом стоящим. Однако Суслов никогда не изменял себе, но старался преподносить неприятные новости, Первому, наедине. В личной беседе и тот это ценил, так как в этом случае ему не нужно было натягивать на себя монументальную маску непоколебимого и всезнающего Учителя масс, а быть самим собой. Хитроумным и незамысловатым, осторожным и решительным, открытым и недоступным. Таким каким он и был - разным.
После обязательного ритуала, состоящего из привычных фраз о здоровье, семье, погоде... Леонид Ильич приступил к ожидаемому разговору:
- Так, что ты можешь рассказать об этом Фонде. Первое впечатление о нем уже составил?
- Да, я встречался с членами наблюдательного Совета в полном составе и с большинством из них персонально. И знаешь Леонид Ильич, мне все больше кажется, что это та общественная организация, которую мы можем противопоставить нарождающемуся у нас, в стране, рупору "Голоса Америки" и "Свободной Европы" - движению диссидентов. Конечно это далеко не панацея, но в ряде случаев, деятельность Фонда и его активистов будет весомо помогать в нашем идеологическом противостоянии с Западом. Люди там наши.
- А как же, методика Семичастного и компании, хватать и не пущать. Сажать, лечить, заваливать повестками, выселять, увольнять, изгонять из Москвы, предавать анафеме на собраниях трудящихся... И таким образом, своими руками создавать героические личности из прикормышей наших идейных врагов. Это ведь не лечение болезни терапией, это залечивание внешних симптомов, а болезнь проникает внутрь и овладевает массами. Не сразу, конечно, а в течении десятка другого лет. А вот лечить радикально социальные болезни, как Сталин, мы не можем. Другие времена и люди другие. Вот скажи, почему многие из нашей высшей партийной среды не понимают, что это если нас лишить работы, то это трагедия, крах жизни. И материальный и моральный. А борцам за свободу личности на это на...гадить. Ведь эти хилые интеллигенты - разрушители и мы им сами гарантировали, своими законами, что они не помрут с голода. Работа для них всегда найдется, жилье государство дало или даст и на скамейке в Гайд-парке ночевать не будут. Одним словом не пропадут, а будут заниматься любимым делом. Протестовать на радость врагам своей страны. Пусть и в холодной войне, но врагам. Эти добрые общечеловеки и борцы за права сдают страну... призывают, если не предать, то сдаться. Все-таки, Сталина на них нет. Извини, Михаил, за сумбур.
- Вот именно, Леонид, сумбур. Это и есть причина. Нет у нас эффективного комплекса методов противодействия западной пропаганде, пригодной для всех слоев общества. Наш социум перестал быть монолитным, что-то мы неправильно делаем. Вот послушай, что говорит бывший беспризорник о нашей молодой смене. ВЛКСМ. - С нескрываемой горечью сказал Суслов и включил магнитофон со слов: "... какое место вы отводите главной молодежной организации страны в деятельности Фонда?
Прежде всего, Михаил Андреевич, хочу предупредить, что я выскажу свою личную позицию, неужели мы что-то отнимаем у комсомола? Это комсомол предложил создать Фонд и отдал ему деньги за нобелевку? Может он разработал структуру Фонда и определил сферу деятельности, а сейчас пытается разработать тактику и стратегию и заручиться помощью партии. А с вами сейчас разговаривают секретари ЦК ВЛКСМ?
Комсомол расходует огромные средства на праздники и фейерверке, организует сбор металлолома и пытается, именно пытается, выполнить то, что ему поручает КПСС. В него влетают деньги государства, как в черную дыру и без всякой отдачи. А с комсомола, как с гуся вода. Потому как он гегемон и нет в стране других молодежных организаций. Его функция в рабочей среде, собирать взносы и все. Даже прием в ряды не главная его функция, так как в комсомол все приняты еще в школе. Вот в армии принять в комсомол арата бурятских степей, да - это победа.
Комсомол - выродился в молодежную организацию студентов и учащихся. В общественную организацию молодой интеллигенции. По сути. Именно в этой среде вылупливаются диссиденты, при попустительстве верного помощника партии.
- Ну ни хрена себе, - возмутился Брежнев, - ему осталось только о Павлике Морозове вспомнить. Ведь кто виноват, всегда победители определяют.
- Заметь Леонид, это ты сказал. Обидно сказал, потому, что правду.
- Что мы можем противопоставить диссидентам, как социальной группе? - Прямо спросил Брежнев.
- Уже группа... Нет, все-таки кучка, руководимых с Запада отщепенцев и примкнувшие к ним интеллигенты. Те которые желают перемен, а каких они толком и сами не ведают, и к чему это приведет общество не думают. Но... комсомолию они с тапочками съедят. - Заметил Суслов.
- Смотри, что получается: те же неплохо устроенные в жизни интеллигенты, если честно - хорошо прикормленные нами, только с трибун собраний громят диссидентов. И делают это по обязанности, так как являются должностными лицами, а думают и говорят на кухнях совсем по другому. Они с диссидентами социально близки и чуть ветер изменит направление тут же перебегут на другую сторону и мало того, еще и возглавят движение инспирируемое с запада. Частично, насколько им позволят кукловоды. Вот, как так, почему? Не стало Иосифа Грозного и мы начали сползать в болото.
- Сам знаешь, Леонид. Лучшие полегли в войне, остались... хорошие советские люди, но не борцы. А диссиденты... Многие из них за жизнь боролись и выжили. Мы же отдали воспитание подрастающего поколения, на откуп ВЛКСМ и не заметили, что боевая организация молодежи, выродилась. Руководители ВЛКСМ не воевали, не выживали, а вели конъюнктурную борьбу за номенклатурные кресла в единственной молодежной организации страны. Которая стала чудовищно огромной общественной организацией и потому неэффективной, так как погоня за поголовным членством в ВЛКСМ сделали ее формальной и показушной. Руководители которой даже не учились
по-настоящему, а со школьной скамьи - руководили. А кто-то и мы тоже, сделали вид или действительно поверили, что все у нас хорошо. Школа коммунизма в действии. - Так же откровенно высказался Суслов.
- Люди изменились, Михаил, стали другими. Ведь мы же сами стремились к тому, чтобы последующие поколения были умнее нас. А продолжаем вести себя с ними, как с рабфаковцами из сельской глубинки. Не замечая, что у многих из нынешней молодежи, образование покачественнее нашего. И черно-белая картина общества их уже не удовлетворяет.
- Это точно соответствует текущему моменту, Леонид, так говорят наши информационные каналы. Штампами, бездумно, так как боятся не угадать куда ветер подует. Я думаю что эти, свои, могут быть хуже противников, потому как приспособленцы. А вот наши правдоискатели, которые все имеют отличное высшее образование...
- Наше бесплатное, советское, образование, - вставил реплику Леонид Ильич.
- Вот именно. ... не виляют, а рубят антигосударственную правду-матку в интерпретации наших врагов. Не понимая, что иногда лучше промолчать, чем прокричать. Думаю, что обществу сейчас важна правдивая информация, целенаправленная агитация, постановка самостоятельных задач конкретным социальным группам. Выполнение которых, будет оцениваться и материально, и морально должным образом. Такой я вижу сейчас функцию идеологии. Началась тотальная борьба за умы, именно молодежи. А мы комсомолу орден на грудь, а работники покинули целину. И ведь все это видят. Кого мы обманываем? Только себя.
- Так, мы уклонились от темы. Ясно, что накормить и дать крышу над головой уже мало. Образование даем, по способности, хотя такой потребности народное хозяйство уже не испытывает. Думали народ будет развиваться духовно, но материализм победил, как всегда. Нужно иметь машину, пяток костюмов, десяток туфель. Кстати сколько у тебя костюмов? Три... много. А у меня два, но еще три мундира.
Сейчас, через "Дружбу", нефть пойдет на запад и вопрос с барахлом прикроем. Хотя, конечно, до капиталистов нам и нашим друзьям по СЭВ, как до неба.
- Вот и нужно, друзей наших подтягивать до капиталистического стандарта. Хотя бы до среднего.
- Это на нашем, социалистическом, оборудовании легкой промышленности? Ты кремлевский мечтатель, Михаил.
- Зачем так утрировать, Леонид Ильич, наша нефть самого высокого капиталистического качества, пусть на нее и оснащают свою, а вернее нашу общую, легкую промышленность. Все равно ведь будут продавать нефть и нефтепродукты на Запад. Так лучше разрешить и пусть кооперируются по легкой промышленности с Западом. Тот их не развратит, они уже давно им развращены.
- Но автомобили будем производить только у нас. А то троллейбусы чехословацкие, автобусы венгерские. Пусть портки шьют и туфли тачают, - раздумчиво процедил Брежнев и продолжил, - странно получается, наши враги немцы, оказались куда надежнее этих освобожденцев.
- Вот, вот. Кормим эти социалистические демократии с ложечки и закрепляется в их сознании, что мы у них должники на все оставшуюся жизнь. Стереотип мышления в общественной жизни. - С досадой продолжил Суслов.- Но это, так... мысли вслух.
Я думаю, что социальная прослойка воспитанников детдомов, интернатов может стать нам опорой. А это именно социум и мощный, ведь сколько сирот осталось после всех наших войн. Воспитать эту молодую поросль, должным образом, помогут фронтовики и дети погибших на фронте родителей. Которые уже стали взрослыми и у них кровь родительская. Тех, кто первыми поднимались в атаку. Из них организовать контингент учителей и воспитателей приютов и предоставить условия для плодотворной работы и проживания. Фонд с этим справится. Образование, в детдомах и интернатах, дать каждому воспитаннику по его возможному максимальному уровню. В дальнейшем обеспечить им крышу над головой, работу или учебу по душе... Эта молодежь не подведет и все отработает с лихвой.
- А в Совете, то хоть кто? А то я знаю только академика, Гагарина. И вот сейчас услышал этого "диссидента" Новикова.
- "Диссидент"... у этого интеллектуала кулаки, как булыжники. Он в Японии серебро взял по дзюдо. Самбист. А мог золото, но там наши родоначальники самбо затеяли интригу. В результате которой парень и его тренер оказались без золотой медали, спортивных званий и еще в опале. Тренера отстранили от работы со сборными и подвергли обструкции в Центральном совете Союзе спортивных обществ и организаций СССР. Да, страна потеряла золотую медаль. Но про то, что выиграли серебряную медаль и подняли престиж советского спорта благородным поступком, многие как-то забыли. Как и то, что наш отечественный вид спорта - самбо, в результате получил мощное японское лоббирование в международных спортивных организациях, - изложил Суслов.
- Да, по поступкам получается, что вовсе и не диссидент, этот Новиков. Я понимаю так, что ты лично изучил обстоятельства этого неординарного события.
- Конечно Леонид Ильич, международный эффект получился очень положительным для страны.
- Доложишь подробнее, мне ведь про это тоже рассказывали, но в другом аспекте. А сейчас давай список членов Совета Фонда. Так... а ведь все фронтовики, что характерно. А этого писаку, Алексеева, я читаю. Нешаблонно пишет, доходчиво, но уж очень ершистый.
- Это он вместе с Новиковым, тот триптих из военных песен, вывели на телевидение Девятого мая.
- Они вывели... так я и поверил. Твоя работа.
- Признаюсь, был грех, помог.
- А ведь, оставило след на душе. Сильная вещь получилась. Говоришь, сами сделали постановку и все прочее сопутствующее?
- Нет, конечно, но вокруг Совета Фонда уже начала накапливаться активная творческая масса интеллигенции. И все вместе, они как магнит действуют на окружающих.
- Или как огонек, на бабочек. Михаил, нельзя позволить этому такому нетипичному, но полезному образованию раствориться в наших чиновничьих структурах. Возможно, когда-нибудь, это будет наш последний резерв. Даже так, надеюсь я до этого не доживу. И пленочку со всем разговором мне оставь, а лучше и с аппаратом. Кстати, где сейчас этот парень, Новиков?
- В армию пошел. В Школе ГРУ проходит службу, как снайпер.
- Да, неожиданно. Нам только с этой специальностью диссидентов не хватало. Шутка. В ГРУ не забалуешь, это тебе не языком плескать и воззвания сочинять под диктовку. Голову можно сложить, вполне реально. Таких бы "диссидентов", нам да побольше, - задумчиво сказал Леонид Ильич Брежнев и продолжил. - А ты знаешь, что его пасут в КГБ?
- Знаю. Даже знаю, кто был инициатором этого расследования - тот сотрудник сейчас в Фонде работает, на кадрах. Это очень опытный офицер и он давно знаком с Иваном Новиковым. Если и не в дружеских отношениях с ним, то явно, по-человечески, расположен к нему. Так, что ваши предположения о том, что в Фонд всякие пролезут, поделите на сто, Леонид Ильич. Как минимум.
- Так, Михаил, какие могут быть дружеские отношения на службе у Комитета? Вошел в доверие к Новикову, таким образом, что ли?
- Нет, он видит в нем равного. Я с этим офицером, подполковником Деменьтевым, разговаривал о Новикове. Он мне сказал, что по результатам тщательной проверки и не одной, парень чист. Но в тоже время, подполковник уверен: парень видел столько всякого, чего просто быть не может с его биографией... Но, где тогда он это видел? Вопрос.
- А что это за Деменьтев? Мне Семичастный о нем ничего не говорил.
- Человек не простой судьбы. Кремень. Путь обычный и характерный для сотрудника наших спецслужб: сирота - пограничник на Дальнем Востоке - оборона Москвы в 1941 году в составе лыжного батальона 1-ой ударной армии - ранение - ОМСБОН НКВД СССР - СМЕРШ - СМЕРШ НКВД послевоенный. После войны работал в западных областях страны успешно ликвидируя антисоветские вооруженные формирования. Затем работал советником в польском Управлении безопасности. И в Польше попал в неприятную историю, ему англичане подставили женщину под видом домработницы. Очень красивая полячка, бывший агент Армии Крайовой. Сам же полковник, в таком он был тогда звании, ее и разоблачил. Выследил в момент встречи с английским резидентом. При огневом контакте женщина погибла, а резидент арестован и передан УБ Польши для следственных действий. И здесь начинается странная история, когда он прибыл в Москву для рапорта начальству - его арестовали. И вменили в вину убийство, после задержания, резидента английской разведки. Из ревности. Так это все представили польские товарищи, а наши даже не проверили толком. В итоге полковник был осужден трибуналом и получил 10 лет без права переписки. Вытащил его, из лагеря, боевой товарищ который вместе с польской безопасностью расследовал предательскую деятельность иностранных агентов в спецслужбах Польши. И в ходе расследования выяснилось, что резидент не был убит, его успешно переправили на запад. Таким образом, по прошествии пяти лет, Деменьтев был освобожден. И снова начал службу в органах, с участкового уполномоченного в звании младшего лейтенанта. Однако благодаря высокому профессионализму и поддержки фронтовых друзей не затерялся в участковых и сейчас уже подполковник КГБ.
- Да, матерый человечище. Волкодав военной поры, лично знал таких на фронте. Михаил, держи руку у них, у Фонда, на пульсе. Будем помогать. Постоянно информируй меня о всех подвижках и событиях в этой организации.
- Понял, Леонид Ильич.
Затребовав информацию по организации спорта в СССР, Михаил Андреевич понял, что централизованного руководства спортом в нашей стране не существует. НОК СССР занимается спортивной элитой СССР, а Центральный совет Союза спортивных обществ и организаций СССР не справлялся с разгулом анархии ДСО (Добровольных спортивных обществ) и ведомственных спортивных обществ. Во всех Федерациях спорта решали в основном два общества: Динамо с ЦСКА и меньшей мере Буревестник, Локомотив, Спартак. Вызвав к себе компетентных сотрудников из этих обществ он понял, что финансирование спорта идет от ведомств и министерств по остаточному принципу. Как решит хозяин-барин. Чтобы сохранить лидирующие положение в мировом спорте, нужно было менять всю структуру руководства всесоюзной спортивной организации. Эта организация должна была не только объединять спортивные общества, но и руководить ими. Нужен был хозяин всесоюзного масштаба при Совете министров СССР.
А ситуацию с казусом, случившимся на Олимпиаде в Токио он выяснил буквально за пятнадцать минут. Спросив первым, из приглашенных на беседу руководителей федерации самбо и самых авторитетных тренеров самбо и дзюдо:
- Иван Иванович, объясните мне, почему вы, будучи тренером сборной СССР, не вывели на финальный поединок своего воспитанника? Предысторию я знаю, про престиж советского государства - вы знаете, думаю еще с тех пор, когда юнцом воевали на Северном флоте.
- Я верил, что это будет правильно.
- Вы и сейчас так считаете?
- Да, считаю, Михаил Андреевич.
- А ведь Новиков мог вас ослушаться и представители Олимпийского комитета СССР его бы поддержали. Ведь вы лишили его пожизненного звания олимпийского чемпиона.
- Разрешите мне ответить на этот... щекотливый для Иван Ивановича вопрос. Ведь он уже мой ученик, - попросил Суслова Харлампиев.
- Вы не против Иван Иванович? Пожалуйста, Анатолий Аркадьевич.
- В боевых видах единоборств ученику ослушаться тренера, учителя, невозможно. Мы не только учим его приемам борьбы, мы еще его учим "что такое хорошо и что такое плохо". А Новиков, самбист-боец и находился в хороших руках. Мало того, он был первым кто поддержал Ивана Ивановича в трудную минуту.
Далее беседа касалась перспектив советского спорта на предстоящей олимпиаде в Мюнхене и особенно в таком виде борьбы, как дзюдо. О перспективах самбо, в будущем, стать олимпийским видом спорта, и о многом другом непосредственно примыкающем к спорту. Особенно поразило Михаила Андреевича то, что медикаментозная поддержка спортсмена стала необходимой и неотъемлемой частью высоких достижений и рекордов в спорте.
Теперь, Михаил Андреевич был готов к докладу Брежневу о положении в спорте. Ведь именно так, он понял поручение Первого секретаря ЦК КПСС. Его мнение было сформировано в виде предложения создать всесоюзную руководящую структуру по спорту при Совмине СССР. И с этой инициативой он был готов выйти в Президиум ЦК КПСС.
Последний раз редактировалось predok 04.10.2014, 21:49, всего редактировалось 1 раз.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

#153 Критик » 04.10.2014, 20:52

хорошо, но малаааааааааа :yes:
поправьте, в самом начале у Вас идет "М.А.", затем, через строчку, вдруг меченый откуда-то вылез(М.С.)
Всё чаще ухожу в миры АИ ...
Критик M
Аватара
Откуда: Москва
Репутация: 432 (+442/−10)
Лояльность: 1944 (+1981/−37)
Сообщения: 1288
Темы: 21
Зарегистрирован: 16.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц

#154 predok » 04.10.2014, 22:42

Критик,
Исправил ляп. СПС. :yes:
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

#155 Критик » 05.10.2014, 19:40

predok писал(а):Критик,
Исправил ляп. СПС. :yes:

не "ляп", а таки "аписка" :biggrin:
и всё-таки жду продолжения.... :yes:
:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...
Критик M
Аватара
Откуда: Москва
Репутация: 432 (+442/−10)
Лояльность: 1944 (+1981/−37)
Сообщения: 1288
Темы: 21
Зарегистрирован: 16.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц

#156 predok » 05.10.2014, 22:52

Критик,
Пишу заключительную главу (на Земле) к Гололеду, потом эпилог(в Содружестве) . Пора ведь как-то закруглить Гололед. Шлифовать его буду потом... или не буду. Вот между ними буду заканчивать десятую главу Рожденного. Так, шо звиняйте. :oops:
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

#157 Критик » 06.10.2014, 22:22

predok писал(а):Критик,
Пишу заключительную главу (на Земле) к Гололеду, потом эпилог(в Содружестве) . Пора ведь как-то закруглить Гололед. Шлифовать его буду потом... или не буду. Вот между ними буду заканчивать десятую главу Рожденного. Так, шо звиняйте. :oops:

хоть и не люблю давать советы, все-таки выскажусь:
не спешите с заключительной главой и эпилогом.
отредактируйте то, что уже написано; уверен, в этом случае Вы иначе завершите произведение :yes:
а "рожденный..." мы таки ждём :yes:
:smoke:
Всё чаще ухожу в миры АИ ...
Критик M
Аватара
Откуда: Москва
Репутация: 432 (+442/−10)
Лояльность: 1944 (+1981/−37)
Сообщения: 1288
Темы: 21
Зарегистрирован: 16.06.2013
С нами: 4 года 1 месяц

#158 predok » 07.10.2014, 09:03

Критик,
Хорошо, писать эпилог пока не буду.
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

#159 лелик » 07.10.2014, 17:27

predok,
Критик,
Хорошо, писать эпилог пока не буду.

Однажды начал писать книжку с эпилога.
С тех пор три раза его переписывал. А сама книжка написана всего на треть.
лелик M
Аватара
Возраст: 58
Откуда: г. Шарья Россия
Репутация: 588 (+602/−14)
Лояльность: 303 (+306/−3)
Сообщения: 1047
Темы: 19
Зарегистрирован: 31.12.2013
С нами: 3 года 6 месяцев

Рожденный в СССР часть 2 глава 10

#160 predok » 07.10.2014, 19:12

Глава 10

Я. Ехал. Домой. Хотя ходу было на пару часов и времени в разлуке пролетело всего два месяца с небольшим - нетерпение буквально сжигало меня. Со мной ехал Семенов, мне удалось его уговорить поехать ко мне домой в краткосрочный отпуск. А майор Саврасов это одобрил до такой степени, что выписал Семенову командировку в Москву на козлике. Вчера вечером удалось поговорить с домашними по межгороду, они уже приехали из Крыма и были прямо переполнены новыми впечатлениями. На телефонных переговорах, в кабинке междугородней связи почтового отделении, малые не терпели поделиться со мной новостями и рвали телефонную трубку из рук друг у друга. Причем Толян был более нахальным и нахрапистым.
"Растут, однако. Одна умнеет, другой борзеет",- отметил я себе на заметку. Восторгу детей не было предела, когда я сказал, что завтра приеду на побывку домой, на целых пять суток.
Я ехал домой по гражданке, хотя супруга Василия Ивановича подогнала мне повседневную форму одежды и та теперь сидела на мне, как влитая. А когда я хотел отблагодарить ее деньгами, просто погрозила мне пальцем и сказала:
- Это самое простое, лейтенантик. Привезешь из Москвы чего-нибудь полезное, только не спиртное. Как вы с Васей, эту ткань маскировочную сообразили, так теперь нет отбоя от желающих иметь такой комбинезон. И все ее, окаянную, тащат, хоть чипок открывай. Хорошо шо Василь умеренно потребляет, а то беда могла быть. У меня сковородки тяжелые.
- Понял. Исполню, Мария Федоровна.
- Счастливый путь, лейтенант.
- Спасибо. И вам, всего, того же.
И вот мы пылили по узкому однорядному шоссе с бетонным покрытием, направляясь в Москву. Младший лейтенант Семенов, нет-нет да посматривал на свою одинокую звездочку на погоне. И тогда на, всегда невозмутимом, лице Ивана начинала разгораться не контролируемая улыбка, которую он немедленно пытался убрать с довольного лица. Я его хорошо понимал, так как сам, в той жизни, перескакивал из прапоров в офицеры. Потому знаю, что этот прыжок много сложнее и значит существенно больше, чем получение очередного воинского звания. Даже офицерского. Это новая жизненная ступень, переход в иное качество.
И в душе у меня зрел коварный замысел, пока Семенов такой размякший, подогнать ему хорошую деваху. Пусть воин расслабится и ... "Нет, все же, много во мне от бригадира осталось, другое сейчас время и люди другие". - Подумал я, поглядывая на три роскошных букеты полевых цветов, которые собрал в запретной зоне полигона. для своих женщин.
На службе всегда нормально, зато дома - очень хорошо. Семейство было в полном сборе и все как один хотели папу в личное пользование. Еще бы чуть-чуть и меня на слезу пробило. Моя семья. Воссоединились два битых жизнью кусочка и стали одним целым. А главный воссоединитель уже карабкался на меня, усердно сопя и требуя особого внимания, поэтому я почувствовал себя, как ... дома.
После объятий, поцелуев, вручения букетов и армейских подарков: Сане офицерский ремень, который он тут же продел в шлейки фирменных джинсов. "А ведь я ему денег не давал. У женщин он никогда не попросит, значит на спортивных талонах питания сэкономил. Барбос." - отметил я в уме этот факт. Толяше достался десантный, "дембельский" берет с офицерской кокардой, вываренный до такой степени, что стал как раз его головенке по размеру. Жене, кроме букета, я рассчитывал еще подарить себя, но это попозже.
Начал знакомить семью с Семеновым:
- Лейтенант Семенов Иван Иванович, мой непосредственный командир.
И теща не утерпела:
- Что, солдатиков одних не отпускают и почему ты не в форме?
Семенов дернулся было объясняться, но я ему незаметно подмигнул и сказал:
- Ивана я пригласил в гости, чтобы похвастаться своей семьей. Вами, милые мои. Он не такой счастливец, как мы с Саней. Приемный отец Ивана далеко, в Восточной Сибири. А вы, мои родные, совсем рядышком. .
Теперь я был уверен, что Семенов будет окружен вниманием и заботой Анны Павловны в полной мере. Женщины... они, в некоторых ситуациях, абсолютно предсказуемы. Саня взял лейтенанта на постой к себе в комнату, у него там было целых два кресла-кровати, кроме его персонального раскладного дивана. Резерв Главного Командования, так сказать. На этих креслах, у нас часто ночевали его друзья из детдома.
По приезду, мы с Семеновым, собирались посетить сауну, которой я не зря гордился, а уже потом и за праздничный стол сесть. Саню, я еще вчера по телефону, попросил хорошенько протопить баньку к нашему приезду и Саня с поручением справился на отлично. В небольшом предбаннике, после третьего захода, попивая чай крымского травяного сбора, лейтенант меня спросил:
- Ты, что, с тещей не ладишь?
- Да нет, она хороший человек, но дочь для нее все, а я так... приложение к ней. И, заметь, я с этим абсолютно согласен.
- Понимаю, - засмеялся Иван, - я вот всех женщин сравнивал со своей мамой... и не нашел пары.
- Здесь советы неуместны, но мама и жена, по жизни - совсем разные люди.
- Понимаю я все это, но... Мы с мамой в оккупации были. В Белоруссии. В 1944 году, когда нас освободили, мне было уже семь лет и до этого я целый год я жил один в хате, беспамятный. Маму убило осколком мины при зачистке карателями нашего района от партизан. Мы в лесу собирали грибы, а каратели стали стрелять из минометов по площадям. Меня она успела закрыть своим телом, а сама не убереглась.
Помолчали, а что тут говорить: сука-судьба, так это и так нам давно известно, Найденовым. Пришел Санька и поторопил нас с Иваном на обед, мол все остывает, все ждут, а вы здесь прохлаждаетесь. Вышли наверх, а там... понятно почему у Сани была морда хитроватая. Пришли человек пять детдомовцев во главе со Степ Степычем:
- Ну ка, поворотись сынку, - обратился ко мне Степыч с уже ставшей всем привычной цитатой, - а ты схуд, однако.
- Так и есть, ровно на шесть кил, как заказывали. Вот сейчас сядем за стол и восстановлю, так что не задерживайте процесс Степан Степанович, - и я бросился на прорыв к столу.
Но не тут-то было... Оказывается всем необходимо со мной поручкаться и похлопать по плечу. Даже единственной девице в компании, Ксении. По детдомовскому прозванию - Ксюха. Каламбурчик получился, учитывая, как она стрельнула глазами по бравому младшему лейтенанту, чисто очередью из автомата. Похоже парню придется отбиваться всерьез, уж очень красивая и умная эта деваха. Такая может закрутить голову так, что очнешься уже в загсе.
За два сдвинутых стола поместились все и еды хватило каждому с избытком. Русское застолье, называется. А главной новостью было то, что мы сейчас просто разминаемся, основное действо состоится на нашей полянке в лесничестве и ближе к вечеру. Уже все обговорено, закуплено и люди поставлены в известность. Кто сумеет, тот и прибудет, на встречу с защитником Родины, так сказать.
- Вернее с двумя защитниками, - уточнил Степыч.
- И даже Валериан Константинович Теточкин с ансамблем будут, - с очевидным почтением заметила Ксюха.
- Каким ансамблем? - поинтересовался Семенов, явно, чтобы поддержать разговор с Ксенией.
- Конечно с "Фильмоскопом", - ответила Ксения и недоуменно посмотрела на лейтенанта.
- Это те, что Капитанов поют?
- Ну да. Это ведь Иван нашел нам эту песню.
- Где нашел, - продолжал допытываться Семенов.
- На волнах своей памяти, - таким образом я решил уйти от объяснений, а Ксения тут же подхватила.
- Вот, таким и должен быть наш Новогодний концерт: "По волнам нашей памяти",- выдала она.
"Очень умная девушка, - подумал я, - на лету схватывает". Эта умница осталась у нас до вечера и ведь действительно умна и решительно настроена. Парни поднялись на мансарду, которую Саня решил утеплить и сделать себе что-то вроде студии и качалки одновременно. Пацанский приют. Я с Леной были не против этого, но потребовали от Сани соблюдения правил общежития и особенно просили его учесть наличие в доме малых ТТ. Саня обещал, а он относился к своим обязательствам очень серьезно. Ксения же решила, что парни и без нее справятся, а потому не отходила от Семенова. Процесс пошел.
Встреча на природе прошла на высоком организационном уровне в тёплой, дружеской обстановке. Не более и не менее. Мы были рады видеть друг-друга, не было только АМ и Юры Гагарина. Ну так это люди высокого полета и они были не хозяева своему времени. Что было понятно всем присутствующим, тем более Антон Васильевич Гуляев шепнул мне по секрету:
- Настойчивый слушок идет по ЦК, мол в секретариат вводят АМ и Юру - кандидатами. А поддержка у них с самого верха. И если с АМ здесь все ясно, будет курировать науку, то с Юрой не все понятно.
- Может за молодежные организации будет отвечать, - предположил я.
- Только не это. Но такое не мы решаем.
Ко мне подходили друзья, шутили и желали идти строевым прямо в генералы, раз я за пару месяцев стал лейтенантом. Мне кажется, что больше всего этой метаморфозе: превращения меня из солдатика в бравого лейтенанта, на котором даже офицерская форма сидела ладно и привычно, удивилась теща.
И это лишний раз подтверждало, что женщины очень неравнодушны к мужчинам в форме. Защитникам. Инстинкт. А вот Елена оставалась спокойной, так как я был ее мужчиной, а у нее ничего низкого качества быть не могло. По определению. За то Санька, обормот, даже не удивился и лишь пробормотал:
- Для графа Де ля Фер это слишком мало, а для Атоса слишком много.
И как это прикажете понимать?
Общество заставило нас с Семеновым обмыть звездочки и мы пошли навстречу их желанию, благо народу вести машины домой хватало. Каждый воспитанник, выпускник детского дома, теперь имел права и был горд этим. Очень горд. О службе разговоров было мало, ну служим и служим. Восемьдесят процентов воспитанников идет в Советскую Армию и служба в ВС для них привычна и даже обыденна.
- В деревне, - как сказал присутствующий на встрече председатель колхоза, - если парень не служил, так ему девушки... отказывают.
"Какое время, такие и люди." - почему-то постоянно думаю я, и повторяю как заклинание. Вспомнил я слова из песни В.С. Высоцкого: "Выучи намертво, не забывай и повторяй как заклинание "не потеряй веру в тумане, да и себя не потеряй"!
Полковник поздравил меня с офицерским званием, зачислением в состав, здесь он мне многозначительно подмигнул и сказал:
- Ты Иван, мой армейский крестник и я этим горжусь. Вчера видел генерала Дроздова, так тот хвалил тебя и поблагодарил меня. Приятно.
- Это вам спасибо, Степан Федорович. Ведь вы здорово рискнули, когда порекомендовали меня в эту, нашу, организацию.
- Я давно служу и глаз на людей у меня, по-военному, заточен. Но, конечно, было не без риска. Кстати, Дроздов мне сказал, что нашим министром внесено представление в Совмин на присвоение мне звания генерал-майор, - не удержался теперь уже бывший полковник. - Никто не знает об этом, даже мои большие начальники в Генштабе, а он знает. Очень серьезный человек, имей это в виду.
Порадовали ребята из ансамбля, классическая четверка с электрогитарами и ударником исполнила бардовские песни аранжированные Теточкиным для рок исполнения. Особенно меня поразила музыкальная интерпретация Теточкиным песни Визбора "Ты у меня одна...", в рок исполнении. Никогда не думал, что такую сугубо лирическую песню можно петь в стиле рок и ... очень неплохо. Понаблюдал за реакцией Семенова - тот был в полном восторге от исполнения песни. Значит и народ оценит если, нам, солдафонам нравится.
Спросил Теточкина:
- Интересно, как прореагировал на это исполнение сам автор, Визбор?
- Не поверишь, Иван, он сначала посмеялся, а потом попросил исполнить еще раз. И после третьего повтора сказал: "В этом что-то есть", - и разрешил включить это исполнение песни в наш репертуар. Мы сейчас можем спокойно вытянуть двух, трех часовой концерт. Исходя из нашего подготовленного репертуара. Но... людей не хватает, - сказал Валериан. - Понимаешь Иван, ребятам дают песни, кроме всего прочего, еще и потому, что они не профессионалы. Простые юноши и девушки из детдома, нам дают песню на вырост. По существу. Есть у авторов такая заинтересованность.
- Есть. - подтвердил Валентин Алексеев.
- Парни, а как вы относитесь к Высоцкому? Точнее к его песням, так как человек он... очень разный.
- Он, конечно, сейчас очень популярен среди молодежи, но его песни - дворовые, блатные или эпатажные. Нам они не подходят. - Заметил, прислушивавшийся к разговору, Степан Мефодиевич Коржаков.
И мне его мнение было понятно: советский педагог, а тем более министерский работник, иначе и думать не должен.
- Да, тогда почему студенты его песни, просто, обожают? - заметил профессор Неверов. И Василий Григорьевич был в своем праве выявить суть явления, как психолог.
К нашему разговору стали прислушиваться люди и подходили поближе.
- Ну не знаю. Я в них, тоже, ничего привлекательного для нас не вижу, - недовольно сказал Валериан.
- Вы, друзья, забываете одно, что Владимир Семенович Высоцкий - артист. Он в своих песнях играет роли, он преображается в свой песенный образ. И потому ему верят и его песням, тоже. Ведь артист играет всякие роли, как положительные, так и отрицательные. Он не оценивает, что такое хорошо, а что такое плохо - это делаем мы слушатели и зрители. Артист раскрывает образ, это его профессиональная работа. Так и Владимир Высоцкий пишет и поет разные песни и даже "отрицательные", в привычно нашем понимании. И в них он тоже искренен, когда создает образ, - пытался я высказать людям свое мнение. - Но я вижу, что вы со мной не согласны. Хорошо, Саня, дай мне свою гитару.
Я начал с маршевой военной песни:
- "По выжженной равнине за метром метр, идут по Украине солдаты группы "Центр...", - и заметил, как построжали лица фронтовиков, а после слов, - "А перед нами все цветет, за нами все горит..." - у них еще, непроизвольно, начали сжиматься кулаки.
Последние слова я просто проорал, ну нет у меня харизмы Высоцкого:
- "Первый, второй. Первый, второй...", - и уже в полной тишине сказал:
- Вот это и есть песня-образ.
- Жестокая правда, - высказался полковник, - так оно и было и это не забыть. Никому и никогда.
Помолчали, думая, каждый свое. Даже мальцы прекратили галдеж. А я думал о том, как он жестоко ошибается: мало того, что забудут, будут еще и воспевать, как подвиг. Бывшие граждане СССР.
- А это на ваш суд Степан Степанович, - и начал негромко петь в постепенно воцарившейся тишине. Даже не петь, а просто делиться мыслями со слушателями: "Всего лишь час дают на артобстрел, всего лишь час пехоте передышка, всего лишь час до самых главных дел..." - Степыч окаменел, а я продолжал эту... исповедь, - ...Ведь мы не просто так, мы штрафники, нам не писать "Считайте коммунистом".
Дожидаться обсуждений я не стал, а не снижая возникшего накала сопричастности, запел:
- "На братских могилах не ставят крестов
И вдовы на них не рыдают...", когда прозвучала последняя строфа, - "На братских могилах не ставят крестов... Но разве от этого легче?!"
То Теточкин потрясенно спросил:
- Это тоже он? - И сам себе спросил, - как же он все это вместе, в себе одном носит?
А Валентин Алексеев резюмировал , как журналист:
- Он поет для всех. Поэтому будет популярен, пока жив. Как минимум.
- В самую точку, Валя. Вот Булат Окуджава... он интеллигент до мозга костей и рефлексирует в каждой второй своей песне. Юрий Визбор, наоборот, адреналинщик. Его песни воспевают людей риска: альпинисты, горнолыжники, моряки, геологи, летчики... А Высоцкий для всех. Простые слова, обычные мысли и все в нерв. Каждый берет в его песнях то, что ему нужно. Что задевает струнку в его душе. Как вы считаете, Василий Григорьевич, с точки зрения психологии?
- Какая здесь психология, это вне науки. Это высокое искусство. Феномен. - Ответил профессор и конечно он был прав.
Уже в конце наших посиделок ко мне подошел Деменьтев:
- Как оно Иван, все приходит на круги своя... если верить в переселение душ. Теперь ты на своем месте?
- Так точно, товарищ подполковник, - бодро выпятил я грудь и уже спокойно добавил, - спасибо за поддержку.
- Какая поддержка, у тебя такая опора наверху, что или генералом станешь или расстреляют. На всякий случай, - вполне серьезно сказал он. - Слушай, если я приду домой к этому артисту-певцу, с парой литров и не буду конспирироваться, он меня примет?
- Расскажете про свою служебную загогулину, конечно что можно и он сам не отстанет от вас. Он же коллекционирует людей, человеков, это по его песням видно.
- Уж больно ты мудр, двадцатичетырехлетний Иван Иванович Новиков. Но я рад, что ты... снова в строю, - и ушел.
Встреча с Ван Ванычем оставила в душе осадок. Он обиделся, на то что я пошел в армию, а не в спортивную роту "Динамо" . Как оказалось, в сборной по дзюдо всерьез рассчитывали на меня в предстоящем олимпийском году. Еще он мне рассказал, что пошел устойчивый слушок о восстановлении его на должности главного тренера сборной СССР по дзюдо. Это из хорошего. Но вот то, что зачетным борцом в тяжелых весах оставался только Федор Варламов, успевший стать чемпионом Европы, в то время, как Петр Столбов уходил с татами. Было плохой новостью. Ван Ваныч прочил Петра на должность второго тренера сборной и теперь ему нужен был, борец в тяжелые веса. Еще один зачетный тяж. Он даже обрадовался, когда увидел, что я скинул шесть килограммов. Значит держал форму, однако, как в аптеке рассчитал Семенов. Но мое решение не возвращаться в большой спорт, было окончательным и это его не обрадовало. На что я предложил ему попробовать Саню, так как тот обязательно выскочит за год выше девяносто килограммов.
- Саня будет, свободен целый учебный год , так как он уже подогнал весь учебный материал под выпускные экзамены, - уговаривал я тренера. На что Ван Ваныч только неопределенно хмыкал.
- Вот вы во сколько лет, встали у штурвала торпедного катера? - привел я последний довод.
- Хорошо, я попробую, - почти сдался Ваныч. И у меня сразу улучшилось настроение, как и у него. Кажется.
Его благородие, младший лейтенант Иван Иванович Семенов, приплелись домой под самое утро. И потому имел со мной вполне серьезный предметный разговор:
- Иван, извини, что я лезу своими грязными лапами в ваши с Ксюхой скоропалительные отношения, но... воспитанники этого детского дома, мне как родня. Задурить молодой девке голову, с твоей фактурой, очень легко и просто. А что дальше?
- Как у нее я не знаю, а у меня серьезно. Очень серьезно, с первого взгляда.
- Тогда давай все делать по уму, а не у всего детдома на глазах. Понимаешь меня? - Спросил я у него и добился утвердительного кивка. - У тебя сколько суток отпуска?
- Пять, осталось четверо суток и трое суток дороги.
- Вот, неделя. План простой, берешь Ксюху и летите в Крым. У Сани там есть дом, в селе Морском. Это под Алуштой, туда вас любой таксист, из аэропорта Симферополь, довезет за полтора часа. С билетами я сегодня же договорюсь.
И договорился, небезызвестная Розалия Иосифовна Вайсберг, оставила мне пару контактов. Одним из которых, по имени отчеству Марк Юрьевич, я и воспользовался. Обошлось мне это в обещание отдать ему на реализацию несколько ювелирных гарнитуров, подобных выставленному мной в салоне Худфонда. А так как, они у меня были в наличии, еще в старых, наработанных запасах. то проблема с отлетом влюбленной парочки была решена моментом.
Уже через пару часов я вез Ивана и Ксению в аэропорт на командирском козлике. Так как имел на это право, будучи вписан в путевку вторым водителем, еще в Школе. На обратном пути мне пришлось заскочить в небольшой магазинчик, по тещиной наводке. Там мне, всего за двойную цену продали, по двести граммов ниток мохера, четырех разных цветов. Это был обещанный подарок Марье Федоровне за подгонку формы. Думаю она это сделала не в крайний раз. Надеюсь, по крайней мере.
Я же, не в пример Семенову, ночевал дома, если это можно было так назвать. Елена решила компенсировать каждую мою ночь, проведенную с Армией и воплощала это в жизнь с пунктуальностью ученого и фантазией искусствоведа. Да так рьяно, что мне даже показалось будто уже возмещаются и будущие ночи. Но спецназ не сдается. Мамочке-теще, которая опять сделалась покладистой и ласковой оставалось бы только радоваться гармонии в семье. Зять круглые сутки с женой и детьми, ан нет. Подслушал я их разговор с Еленой:
- Лена, а не чересчур ли вы с Иваном стараетесь. Третьего ребенка захотела?
- А что, мама, я не против.
- Ну, а как же докторантура?
- Мне ребенок в институте не помешал. За что спасибо тебе, мамулечка. В аспирантуре тоже не помешал, спасибо всей нашей семье и в докторантуре не помешает.
- Доченька, но Ваня сейчас на службе. Саню, я слышала, вызывают на тренировки с олимпийской сборной. А я так хотела заняться переводами Жоржи Амаду. У него есть просто блестящие произведения и еще меня попросили писать текстовки для "Фильмоскопа".
- Мама это же отлично, а я тебе еще и помогу. Толенька пойдет в ясли, Таня уже большая и поможет нам.
- Ты, как-будто все уже решила?
- Еще нет мамочка, но ты в любом случае не волнуйся. Все будет хорошо.
Вот такие пироги...
Через пару дней позвонил в Институт Физики Роману, поговорили о том, о сем. Он передал мне приветы от ребят. Сожалел, что не смог прийти на встречу, так как был в командировке. А заходить позже не счел нужным, потому как сам бывал в краткосрочном отпуске и знает, что время в нем летит галопом. Добавил, что не удивлен моим жизненным выбором, ведь и правда есть во мне, что-то такое... портупейное. Посмеялись.
- Ну все, будь здоров, привет всем. Не забывай нас. У меня здесь Галина вырывает трубку.
- Иван, я сейчас подвизаюсь на общественной работе, в профкоме Лаборатории колебаний. Тебе выдали талон на приобретение мотоцикла, еще по нашей старой заявке. Помнишь? Так я его еле отбила у желающих, чуть с руками не отрывали.
- Помню, Галочка, значит ждите и будет вам счастье. Не пройдет и двух лет. Да кому он нужен, этот "Ковровец", чтобы за него тебе руки рвали?
- Ваня это "Ява".
- ..... какая!!
- Сейчас... вот здесь... ЯВА-350 мод. 360.
- Я сейчас буду на проходной, с шампанским и конфетами. Никуда не уходи.
Как я понял, это был подарок от моих бывших начальников. Уже после обеда, мы с Саней привезли, с товарного склада Киевского вокзала, упакованный в транспортную тару мотоцикл. Хрупкую мечту моего детства, еще в той реальности. Конечно, ужинать я пошел без Сани, его ничто не могло оторвать от сверкающей хромом и новенькой краской машины. И это была не единственная радостная новость в этот день.
За умеренную плату, нам обещали кинуть телефонную пару от лесничества, да еще на днях включить ее в городскую телефонную сеть. Таким образом, у нас появился домашний телефон и я всегда мог связаться с домом. Что всех нас радовало.
Однако все, имеет тенденцию когда-то заканчиваться. Подошел к концу и мой краткий отпуск, пора было возвращаться в часть. Армейскую машину мы отмыли, заправили и оставили в гараже. Саня, с друзьями, изрядно на ней погоняли по местным захолустьям. Разумеется с полученного у Семенова разрешения и теперь сам Иван, через трое суток, возвратится на ней в часть. А меня Саня повез в Центр, на заднем сиденье своей "Явы". Служить.
Последний раз редактировалось predok 08.10.2014, 14:36, всего редактировалось 2 раз(а).
Я не верблюд!
Справедливость в абсолюте - жестокость, милосердие в абсолюте - идиотизм.
predok
Автор темы
Аватара
Откуда: Крым
Репутация: 1191 (+1204/−13)
Лояльность: 135 (+144/−9)
Сообщения: 403
Темы: 5
Зарегистрирован: 11.09.2013
С нами: 3 года 10 месяцев

Пред.След.

Вернуться в СССР

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость